суббота, 9 апреля 2016 г.

Warcraft Chronicle: Саргерас и предательство, Пылающий Поход и предательство Локена

chronicle23.jpg

Продолжение перевода “Хроник.” Если вы пропустили предыдущий материал об этой серии книг, ты вы можете ознакомиться с ним по ссылке. Чтобы вам было легче ориентироваться, предыдущая глава - это “Упорядочивание Азерота” из этого выпуска.

Саргерас и Предательство

Хранители продолжали выполнять свои обязанности в Азероте, не зная, что новая угроза начала образовываться в далеких пределах Великой Тьмы.

Саргерас, разорвавший все связи с Пантеоном, в изоляции медитировал над судьбой вселенной. Его поглотил страх того, что Повелители Бездны уже осквернили другие миры-души. Сомнение и страх продолжали искажать каждую мысль титана, пока он не стал как никогда уверен в том, что само мироздание было фатально несовершенным. В конце концов, он пришел к выводу, что единственным способом пощадить вселенную являлось её очищение в огне. Так начался его великий Пылающий Поход.

Чтобы совершить этот Пылающий Поход, Саргерасу требовалось огромное войско неиссякаемого гнева. Он знал лишь одно место, которое скрывало в себе подобную силу и потенциал: Мардум, План Изгнания.

За прошедшие эпохи тюрьма раздулась от магии Скверны и мстительных демонов. Их присутствие исказило Мардум, превратив его в мир кошмара. Потоки энергии Скверны беспрерывно бомбардировали стены тюрьмы, омывая заключенных демонов бурным морем изменчивой магии.

Саргерас подавил свои оставшиеся опасения и разорвал тюрьму в клочья, позволив её полным гнева обитателям вырваться в Великую Запредельную Тьму. За этим последовал невероятной силы взрыв энергии Скверны, чья мощь была даже за гранью того, что мог вообразить себе падший титан. Яростные энергии окутали Саргераса, они вошли в его вены и обожгли саму его душу. Его глаза вспыхнули сгустками изумрудного пламени. Вулканы Скверны начали воспламеняться на его некогда благородном обличье, раскалывая его кожу на кусочки и открывая вид бесконечному горну разъяренной ненависти.

Но не смотря на ужасающие физические изменения тела, разум Саргераса оставался сосредоточенным на своей единственной всепоглощающей цели. Чтобы не позволить Повелителям Бездны завладеть мирозданием, предстоит погасить сам огонь жизни.

Разрушив тюрьму, Саргерас порвал границу между Великой Тьмой и Круговертью Пустоты. Чудовищная пасть среди звезд в виде бури изумрудного пламени пробилась через ткань реальности. Она осталась в мироздании подобно шраму, тлеющему доказательству безумия Саргераса - навечно.

Демоны всех форм и размеров хлынули в материальную вселенную из этого разлома, триумфально ревя о своем освобождении. Саргерас наполнил хищные массы демонов своей силой, объединив их в единое инферно магии Скверны. Хотя многие демоны до этого уже прикасались к изменчивым энергиям Пустоты, никто из них до этого не испытывал чистую мощь и гнев, пребывавшие в Скверне Саргераса. Некоторые существа от неё вырастали в размерах. А другие почувствовали, как в их разуме раскрываются новые уровни смекалки и интеллекта.

К этому моменту, Саргерас узнал больше о природе демонов, включая то, как можно окончательно уничтожить их духи. Он предложил простой пакт взамен на обретенную демонами силу: сражаться под его предводительством, или быть уничтоженными. Это не было сложным выбором.

Чтобы помешать исполнению планов Повелителей Бездны, Саргерас спустил с цепей свою новую армию, свой Пылающий Легион, на бессчетные миры Великой Тьмы. Никогда до этого силы зла не были объединены в таких количествах. Саргерас обладал достаточной силой, чтобы неповиновение для демонов обратилось в нечто непостижимое. Никто не смел и мечтать о том, чтобы вызвать его на бой, но что еще важнее, его слугам начала нравиться роль агентов вымирания всего живого.

Пылающий Легион явился в свой первый мир. Хотя он и не скрывал в себе спящего титана, это был мир, который упорядочил Пантеон много эпох назад. Силы Саргераса испепелили смертные цивилизации, что обитали здесь, уничтожив десятки разумных видов. Когда прибыло созвездие, которому Пантеон наказал наблюдать за этим миром, Саргерас лично убил это звездное существо.

Агграмар первым узнал о кончине созвездия. По мере того, как до него доходили вести о злодеяниях Пылающего Легиона, титан продолжал преследовать демоническую армию. Агграмар пришел как раз вовремя, чтобы стать свидетелем чистки еще одного мира Легионом. И он увидел искаженное окутанное огнем существо, что вело демонов: своего учителя и лучшего друга, Саргераса.

Агграмар остолбенел. Он потребовал от Саргераса объяснений. Бывший чемпион Пантеона же не дал ему ни единого и лишь объявил, что его Пылающий Поход был единственным способом очистить вселенную. Любой, кто восстанет против него, добавил Саргерас, также сгорит в огне его Легиона.

Зная, что он не мог переубедить Саргераса словами, Агграмар вызвал своего бывшего учителя на поединок. На глазах наблюдающих масс демонов, два величайших воина, каких только знала вселенная, схлестнулись на мечах.

Агграмар вскоре понял, насколько его превосходили. Как и все титаны, он был невероятно чувствителен к магии Скверны. Свирепые выпады Саргераса пробили защиту Агграмара и оставили его еле держащимся на ногах в приступе агонии. В последней отчаянной контратаке Агграмар призвал всю свою силу и ударил по Саргерасу.

Их два клинка столкнулись, создав яростный взрыв Скверны и тайной магии. Когда поток противоборствующих энергий наконец спал, Саргерас и Агграмар обнаружили, что оба их меча были расколоты.

Тяжело раненый взрывом, Агграмар отступил с поля боя и вернулся к остальному Пантеону. Неверие в произошедшее охватило титанов, когда они узнали об этих событиях. Сама мысль о том, что их самый доверенный и благородный воин пал во тьму, сотрясла их веру до основания. Пантеон не знал, как можно было остановить подобную угрозу, но всё же они были согласны с тем, что не могут сидеть сложа руки. Готовая к войне, объединенная мощь Пантеона встала перед Саргерасом и его нечестивым Легионом у мира под названием Нихилам.

Аман’Тул обратился к Саргерасу, умоляя его бросить этот безумный Пылающий Поход. Он рассказал Саргерасу об Азероте, еще неоперившемся мире-душе с потенциалом, подобным которому Пантеон еще ничего не видел - существе, достаточно сильном, чтобы победить Повелителей Бездны, когда придет нужный час. Саргерас внимательно слушал, но оставался непреклонным.

Не смотря на недавнюю битву с Саргерасом, Агграмар верил, что благородство еще оставалось в глубине сердца бывшего чемпиона титанов. Это было последней возможностью: Агграмар опустил свои руки и подошел к падшему титану. Он перечислял истории о славных битвах с демонами, через которые они прошли вместе, напоминая Саргерасу о священных клятвах, данных ими - долге защищать мироздание. Но Саргерас уже встал на свой путь. Ничто из того, что мог сказать Пантеон - даже ничто из того, что было сказать его дорогому протеже - не могло заставить его передумать.

С воплем гнева и скорби Саргерас сразил Агграмара: его сломанный клинок Скверны разрубил титана почти что на двое.

Разъяренный немыслимым убийством, Пантеон начал массированную атаку на Саргераса и его Пылающий Легион. Звезды затухали и умирали от жестокой битвы, что проходила на просторах космоса, оставляя за собой огромные шрамы на просторах реальности. Нихилам, с тех пор известный как Роковой Мир, деформировался и был искажен до неузнаваемости в этом апокалиптическом конфликте. Титаны Пантеона обладали силами, непостижимыми для смертных умов, но и они не могли пересилить подпитываемую Скверной мощь Саргераса.

Падший титан выкашивал членов Пантеона огнем Скверны до тех пор, пока они не лишились воли сражаться дальше. Чтобы убедиться в их гибели, Саргерас призвал огромную бурю Скверны, должную поглотить их тела и души. Но в тот самый момент, когда яростный вихрь энергии ударил по побежденным титанам, Норганннон совершил последнюю попытку предотвратить забвение.

Норганнон покорил необузданные энергии вселенной своей воле, соткав защитный покров вокруг духа каждого из титанов Пантеона, и направил их все в Великую Тьму. В то время, как их духи летели сквозь космос, заброшенные магией Норганнона, буря Скверны Саргераса уничтожила всё то, что осталось от их физических оболочек.

Не знавший о том, что духи титанов выжили, Саргерас возвестил о победе Пылающего Легиона. Пантеона больше не существовало, и теперь у него были дразнящие доказательства существования могущественного мира-души, названного Азеротом. Но хоть Саргерас и узнал имя этого новорожденного титана, его местоположение оставалось тайной. Тем не менее, уже не было Пантеона, который мог ему помешать, поэтому он знал, что со временем, найдет мир-душу.

И он знал, что обязан сделать это раньше Повелителей Бездны.

Пылающий Поход

Пылающий Легион одержал верх над Пантеоном, и Саргерас принялся собирать еще больше демонов под свое знамя. И всё-таки бой с Пантеоном проявил один изъян в его, казалось бы, неудержимой армии - изъян, который он твердо решил исправить.

Пусть и обладающий обширной силой и интеллектом, он не мог управлять всей своей армией одновременно. Демоны были злобными и кровожадными, но большинству из них не хватало стратегического склада ума. Смерть множества демонов Легиона в битве с Пантеоном была бессмысленной потерей, которую можно было избежать. Саргерас хотел, чтобы на его сторону присоединились хитрые и умеющие мыслить тактически командиры. И он видел место, в котором мог набрать таких слуг: мир под названием Аргус.

Аргус был домом высокоразвитых эредаров, расы куда более интеллектуальной, нежели любая из тех, что встречались Саргерасу ранее. Эредары больше всего жаждали знаний. Они верили, что обретя их, смогут сделать вселенную добрее и лучше.

Эредарами правил триумвират лидеров, но не силой или страхом, а размышлениями над великими вопросами вселенной, ответами на которые, они делились со своим народом. Могучий Архимонд обладал даром находить силу в тех, кто его окружал. Храбрая стать этого эредара вдохновляла его последователей, наполняя их уверенностью и решимостью встретить любые испытания. Кил’джеден, самый блестящий из правителей, считался необыкновенно одаренным даже среди талантливых эредаров. Обладающий острым и изящным умом, он наслаждался разгадыванием самых поразительных тайн вселенной. И, наконец, Велен, духовное сердце триумвирата. Он был неумолимым чемпионом мира, чья мудрость могла затушить любой конфликт.

Сам по себе, каждый из членов триумвирата, уже мог стать отличным лидером. Но именно вместе, с их силами, работающими в унисоне, они подняли свой народ до невообразимых высот.

Великая сплоченность эредаров была идеальным решением для устранения слабости Легиона. Но чтобы призвать их к себе на службу, ему нужно было осквернить их всех. Под иллюзорной личиной лучезарного и прекрасного существа он связался с триумвиратом эредаров. Саргерас играл на их желаниях, обещая знания и немыслимую силу. Он показал им миры без числа, которые могли бы принадлежать им: примитивные земли, которые эредары могли превратить в святилища покоя и интеллектуальных размышлений.

Саргерас поклялся поделиться с эредарами не только самыми затерянными секретами мироздания, но и дать ответ на то, что он считал фундаментальным изъяном творения. Взамен, жители Аргуса были должны посвятить себя великому труду Саргераса… и помочь ему исправить этот изъян.

Предложение поразило и Архимонда, и Кил’джедена, которые посчитали честью возможность стать частью этого великого начинания. Велена, однако, убедить не удалось. Он чувствовал нечто странное в казавшемся прекрасном и всезнающем существе, которое появилось перед ними.

Велен медитировал, используя древний артефакт, подаренный его расе праведными наару задолго до его рождения - кристалл Ата’мал. С помощью этой зачарованной реликвии, он узрел ужасающее видение будущего, которое будет ждать эредаров, если они встанут на сторону Саргераса. Они будут ужасно изуродованы и перевоплощены в демонических существ бездонного зла.

Велен предупредил своих братьев о том, что увидел, но они отмели его проницательные доводы, ясно дав понять, что намереваются принять предложение Саргераса. Боясь, что Архимонд и Кил’джеден убьют его, если он продолжит свои разногласия, Велен сделал вид, что принял их сторону. Хотя он и Кил’джеден были особенно близкими друзьями, Велен не верил в то, что их связь одержит верх над соблазнами обещаний Саргераса.

Велен впал в отчаяние от судьбы, что ждала его народ. И в этот момент безысходности, к нему обратилось тоже существо, что даровало ему видение падения эредаров. Один из наару, К’ур, связался с лидером эредаров и предложил повести Велена и его ближайших союзников к безопасности. Полный возрожденной надежды, Велен обратился к другим эредарам, которым, как он верил, мог доверять.

Когда Саргерас прибыл на Аргус, чтобы осквернить ничего не подозревающих эредаров, Велен и его последователи совершили свой отважный побег. Они собрались на борту массивной пространственной крепости наару, известной как Генедар, и навсегда бежали со своего дома. С того дня, Велен и его последователи стали известны как дренеи, или “изгнанники.”

На Аргусе Саргерас покорил остальных эредаров своей нечестивой воле. Фанатичные шептания Скверны проникли в мысли обитателей мира, лишив их способности слышать голос разума. Саргерас также наполнил эредаров энергиями Скверны, исковеркав их облик так, чтобы он напоминал отвратительных демонов.

Саргерас быстро нашел применение своим новообращенным в Скверну слугам. Эредары взяли на себя роль командиров Пылающего Легиона. А Кил’джеден и Архимонд возвышались как самые одаренные и могущественные среди них.

Саргерас преобразовал врожденную хитрость и интеллект Кил’джедена так, чтобы они соответствовали делу Легиона. С тех пор известному как “Искуситель,” Кил’джедену было назначено использовать свой ум, чтобы обманом завлечь смертные цивилизации материальной вселенной и превратить их в агентов Пылающего Легиона.

Саргерас также видел в таланте Архимонда воодушевлять свой народ бесценное орудие по усилению Пылающего Похода. Архимонд ныне известный как “Осквернитель” стал использовать свою могущественную волю, чтобы ввести массы демонов в состояние чрезвычайных даже для них варварства и жажды насилия. Он выпускал на волю и закалял яростную мощь всех, кто служил под его началом, обращая их в орудия истребления.

Побег дренеев

Отказ Велена принять великое видение Саргераса и его последующий побег, разъярили Кил’джедена. Хотя дренеи и исчезли без следа, Искуситель поклялся, что никогда не прекратит охотиться на них, твердо решив отомстить за то, что он посчитал предательством Велена.

***

Под предводительством эредаров, ряды Пылающего Легиона стали пополняться новыми демоническими расами, собранными из Круговерти Пустоты и миров Великой Тьмы. Архимонд усилил чудовищных властителей преисподней и мобилизовал их в качестве живых осадных машин. Они вселяли страх во всех, с кем сталкивались в бою. Мо’арги, очень изобретательная и трудолюбивая раса демонов, стали оружейниками Легиона. Они ковали наполненное Скверной оружие и конструкты для осады миров космоса. Кил’джеден также привел в Легион суккубов, дабы они проникали в перспективные миры и собирали информацию об их цивилизациях. Жестокие стражи ужаса, демоны-воины непревзойденной силы и злобы, сражались в роли ударных частей Легиона.

legit sampletoid.jpg
Саргерас и Пылающий Легион

Фанатичные шиварра стали главными военными советниками и мистиками Легиона. Они воспитывали в демонах фанатичную верность к Саргерасу.

Эти искаженные существа, как и многие другие, усилили мощь Пылающего Легиона. Довольный своими растущими войсками, Саргерас отправил демонов в Великую Тьму, возобновив свой Пылающий Поход против мироздания.

В следующие эпохи Легион сотрет с лица вселенной бессчетное число миров и цивилизаций.

Предательство Локена

Саргерас был в неведении того, что в это же время последние искры силы Пантеона продолжали цепляться за жизнь. Хотя Саргерас уничтожил их физические тела, великий колдовской труд Норганнона сохранил их души. Лишенные тел духи титанов полетели через Великую Тьму к Азероту и его хранителям. Там Пантеон надеялся найти физические формы, в которые они смогут вселиться. Титаны боялись, что если они не найдут таких сосудов, то вскоре их ослабшие духи погаснут в забвении.

Добравшись до Азерота, ослабленные духи влетели в хранителей, которые были сотворены руками самого Пантеона. Хранители сразу же попали в ступор, когда силы титанов начали мелькать в их разуме. Они узрели фрагменты воспоминаний о далеких мирах, не прожитых жизнях и невиданных чудесах. Но также быстро как это помутнение наступило, также оно и исчезло.

Хранители, всё еще сохранившие свои старые личности, были шокированы этим странным феноменом. Они знали, что обрели часть сил Пантеона, но были в неведении о том, что последние огоньки их любимых творцов были вложены в их собственные тела. Озадаченные слуги воззвали к Пантеону за ответами, но не получили ответа. Глубокая тишина забеспокоила хранителей, и они на долгое время погрузились в чувства сметения и тревоги.

Древний Бог Йогг-Сарон, заключенный под Ульдуаром, чувствовал эти колеблющиеся эмоции. Со времен Упорядочивания Азерота острое осознание происходящего начало развиваться в этом существе. Йогг-Сарон придумал план ослабления своих тюремщиков и побега из заключения. Он осквернил Кузни Воли, очернив саму матрицу созидания странным проклятием, известным как Проклятие Плоти. Любой выкованный титанами, созданный этой машиной с тех пор, становился жертвой его влияния. Некоторые даже распространяли его на предыдущее поколение выкованных титанами. Проклятие Плоти медленно обращало многих из этих инфицированных слуг в смертных созданий из плоти и крови, существ, которых, как знал коварный Древний Бог, можно легко убить.

Чтобы воплотить этот план, Йогг-Сарон сосредоточился на хранителе Локене. Из стражей Ульдуара Локена больше других беспокоило молчание Пантеона. Йогг-Сарон осадил хранителя в его лихорадочных снах, разжигая в нем холодное пламя отчаяния. Но даже в этом ослабленном состоянии, Локен сопротивлялся шепоту в своем разуме. В итоге, его падение произошло по куда менее различимой причине.

Когда Локен начал глубже и глубже тонуть в отчаянии, он искал успокоения у врайкула по имени Сиф, супруги его брата, хранителя Торима. Локен часто тайно встречался с ней, рассказывая ей о своих страхах. Между двумя выкованными титанами расцвела запретная любовь.

Йогг-Сарон вторгся в любовь Локена к Сиф и извратил её в опасную одержимость. Их отношения вскоре испортились из-за становившегося всё более и более агрессивным поведения Локена.

Всё больше и больше, он настаивал на том, что им нужно открыто признаться в любви друг к другу. Сиф была абсолютно против этого: она знала, что если Торим узнает об их романе, то единству хранителей придет конец.

В итоге, она порвала все связи с Локеном, потребовав, чтобы он оставил её в покое. Мысль о потере Сиф свела Локена с ума. В приступе гнева и зависти он набросился на свою любимую и убил её.

legit sampletoid2.jpg
Хранитель Торим находит труп своей жены, Сиф

Хотя его и мучило чувство вины, он не смог заставить себя рассказать Ториму о содеянном. Локен истово искал способ скрыть правду о смерти Сиф. И именно в тот час нужды перед его глазами возник её дух.

К большому удивлению Локена, видение Сиф простило его. Также она предупредила его о необходимости действовать быстро, иначе Торим мог узнать правду. Если он узнает её, то между выкованными титанами обрушится гражданская война, и каждый из обетов, данных Локеном Пантеону, будет нарушен.

Предложение Сиф поразило Локена своей лживостью, чертой характера, которой он в ней до этого никогда не видел. Он чувствовал нечто странное в её духе: невидимую тьму, неуловимую, но всё же различимую. Но страх Локена затуманил его суждения, и он изгнал свои сомнения прочь.

Ведомый Сиф, Локен перенес её труп в холодные пустоши Грозовой Гряды. Он проинформировал Торима о гибели его жены и убедил в том, что виновником её гибели был король ледяных великанов Арнгрим. Сраженный горем Торим высвободил свою необузданную ярость, убив Арнгрима и множество его последователей. Это событие разожгло катастрофическую войну между штормовыми великанами Торима и ледяными великанами Арнгрима. Дух Сиф продолжал помогать Локену в ходе этого ужасного конфликта. Её руководство всё больше беспокоило Локена и становилось более выходящим за всякие рамки. Но он продолжал двигаться вперед. Она убедила хранителя в том, что нужно создать его собственную армию с помощью Кузни Воли, достаточно большую, чтобы защитить Ульдуар от разрушительных действий воюющих великанов.

Локена удалось убедить даже в том, что его брата нужно наказать за развязывание войны. Он ругал Торима за то, что тот позволил своему гневу взять верх над собой и за создание такой ужасной пропасти между выкованными титанами. Локен зашел еще дальше в выговоре своего брата, утверждая, что сама Сиф смотрела бы на него с чувством стыда, если бы только могла увидеть то, что он творил во имя неё. Это горькое осуждение ввело Торима в глубокую депрессию. Обуреваемый сожалениями, он покинул Ульдуар и продолжал чахнуть в одиночестве.

Торим теперь был изолирован, и Локен воспользовался своей недавно выкованной армией, чтобы сокрушить великанов и окончить их конфликт. Все, кто воспротивился его воле, были заключены в камерах стазиса.

Но в ходе продолжавшихся битв Локен заметил нечто тревожное среди своих воинов. Темный недуг поразил их духи. Локен снова воззвал к Сиф за советом, но на этот раз она сохранила молчание. Страх застал врасплох хранителя, когда он понял, что её дух не существовал вовсе. Она была иллюзией, созданной Йогг-Сароном.

Хотя Локен этого не знал, ложный дух Сиф осквернил Кузню Воли, пока хранитель создавал свою армию. Проклятие Плоти Йогг-Сарона пустило корни в сердце матрицы создания этой машины. Локен, в своем эгоизме, позволил Йогг-Сарону играть с ним, как с ничего не подозревающей пешкой.

Это открытие вконец разбило последние оплоты благородства в сердце Локена. Он стал одержим желанием сохранить свои проступки втайне, даже если это означало то, что придется принять власть Йогг-Сарона. Он знал, что с подвластной ему мощью, был в состоянии победить оставшихся хранителей и уничтожить все свидетельства своих прегрешений.

4 комментария:

  1. А в чем заключалась работа Алгалона Наблюдателя? Там хранители титанов, понимаете ли, обрушивают мощь направо и налево, ссорятся, гибнут, а созвездию хоть бы хны. Выглядит эта раса слишком бесполезной.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Их работа - наблюдение за планетой. А именно за ее состоянием. В случае пост-апокалипсиса - как вторжение Легиона или Время Сумерек - Созвездие прилетит в мир чтобы оценить обстановку. Если флора и фауна подверглась сильной порче - прошу заметить ПОРЧЕ - тогда Созвездие перезагружает планету. Чтобы эволюция по новой начала развиваться.

      Конфликт Хранителей - ну вот никак не тянет на апокалипсис или пост-апокалипсис. В любом даже самом процветающем мире всегда будут войны. Но это не значит что Созвездие должно из-за этого каждый раз прилетать. Вот собрат Алгалона прилетел на звуки битвы Легиона же)

      Удалить
    2. Расскажи что за Созвездие в кратце, плиз.

      Удалить
    3. Раса существ, к которой принадлежит Алгалон. Цитата из Хроник: " Чтобы помочь Пантеону, Аман’Тул обратился к таинственной расе, известной как созвездия. Эти небожители наблюдали за множеством миров, упорядоченным титанами, оставаясь настороже и высматривая признаки нестабильности. Когда это было необходимо, созвездия инициировали процедуру отказобезопасности, чтобы очистить мир от жизни в надежде заново запустить его эволюционный процесс."

      Удалить