суббота, 18 февраля 2017 г.

World of Warcraft: Хроники, том 2. Перевод превью

preview.jpg

В этом выпуске у нас перевод превью второго тома “Хроник”, предоставленных IGN, Impulse Gamer. Англоязычное издание второго тома официально поступит в продажу уже 14 марта, а русскоязычное обещают выпустить на полки магазинов этим летом.

Предыдущие выпуски блога, посвященные этой серии книг, доступны по ссылке. А в этом альбоме вы можете взглянуть на все художественные работы из первого и второго тома этой серии книг.

Глава I
Изначальный Дренор

Эха конфликта

Вселенная не была сотворена любящими руками, она родилась от столкновения Света и Бездны.

Постоянная борьба этих двух изначальных сил разожгла апокалиптический взрыв энергии. Сама реальность была выкована в огне разрушения и начала свое существование.

Эха борьбы между Светом и Бездной наполнили это новое измерение сущего. Противоборствующие друг другу энергии хлынули в космос, который получил имя “Великая Запредельная Тьма”. Каждая звезда, каждый мир и каждый новый вид магии - все они отражали собой разрушительные истоки вселенной.

Но не было места, где бы это было заметнее, чем в Круговерти Пустоты. Это астральное измерение было связано с Великой Тьмой, но оставалось абсолютно другим царством. Изменчивая магия свирепствовала по всей Пустоте и поддерживала её в состоянии хаоса.

Когда во вселенной зародилась смертная жизнь, то и она унаследовала эту традицию конфликта. Столкновения противоборствующих сил, воли и идеологий стали единственной константой космоса.

Некоторые из существ, что жили в Великой Запредельной Тьме, служили стражами порядка, надежды и жизни. Эти качества воплощали собой богоподобные титаны. Их духи, известные как миры-души, образовывались в раскаленных сердцах горстки различных миров.

Спустя долгие эпохи сна, колоссальные титаны пробудились в облике живых и дышащих миров - это было грандиозно. Титаны скитались по Великой Запредельной Тьме, чтобы найти и пробудить спящие миры-души. В процессе, они использовали свои впечатляющие силы, чтобы обустроить встретившиеся им миры и упорядочить их.

Были и силы, что противостояли титанам - среди них были зловещие существа, известные как Повелители Бездны. Повелители Бездны видели в титанах великий потенциал - в качестве орудий тьмы на своей службе. Даже если бы всего один титан поддался порче Повелителей Бездны, то и его бы хватило, чтобы ознаменовать конец вселенной.

Конец всего.

Снова и снова тайные попытки Повелителей Бездны осквернить титанов заканчивались провалом. Повлиять на взрослого титана было невозможно, но что если сделать это еще до его пробуждения? Этой тактики и стали придерживаться Повелители Бездны. Они направили всю свою злобу, весь свой темный умысел на осквернение дремлющих миров-душ. Они знали, что их успех был лишь вопросом времени.

Благородные титаны не знали о планах Повелителей Бездны. Но в своем странствии в поисках спящих миров-душ они вступили в конфликт с иными темными существами. Эти сущности объединились под знаменами разрушения, смуты и смерти. Они бывали разных форм, и говорили они на множестве разных языков. Но титаны знали их под всего одним именем: демоны.

Демоны происходили из изломанных пустошей Круговерти Пустоты. Многие из них упивались силой магии Скверны, которую питало уничтожение жизни. Демоны прорвали себе путь в материальную вселенную и посеяли хаос в упорядоченные титанами миры.

Два титана пошли войной на беспокойных демонов. Их звали Саргерас и Агграмар, и они были величайшими воинами, каких знала вселенная за всю историю. Охотясь на демонов среди звезд, они узрели, как погибали миры, и как целые цивилизации обращались в пепел. Вид этих непередаваемых ужасов лишь еще больше укрепил веру Саргераса и Агграмара в то, что они поступали правильно.

Но всё же у решимости Саргераса были свои пределы. Но в конце концов, его волю сломили не демоны.

Это было нечто куда хуже.

Падение Саргераса

В ходе своей охоты на демонов Саргерас раскрыл планы Повелителей Бездны по осквернению дремлющего мира-души. Его дух наполнили сомнения. А что если Повелители Бездны уже добились успеха? И даже если нет - Саргерас знал, что их было невозможно остановить. Титаны не могли единовременно наблюдать за каждым уголком вселенной.

Размышляя о том, как остановить Повелителей Бездны, Саргерас пришел к тревожному выводу. Само творение содержало в себе изъян. Единственным способом спасти вселенную от Повелителей Бездны было сжечь всё сущее. Это была кардинальная мера, но необходимая. И хотя Саргерасу было больно представить себе это, даже мертвая вселенная была предпочтительней той, которой бы правили силы Бездны. Его единственным утешением было знание того, что раз жизнь уже однажды зародилась во вселенной, то сможет и снова.

Саргерас рассказал о своих изысканиях Агграмару и остальному Пантеону титанов и предложил им свое радикальное решение. Хорошо его не восприняли. Остальные титаны предостерегли Саргераса от того, чтобы даже всерьез рассматривать такой план. Даже Агграмар, его самый близкий друг, пошел против него, считая, что долгом Пантеона были защита жизни и поддержание порядка по вселенной.

В то мгновение, Саргерас потерял всю веру в Пантеон. Другим титанам не хватало силы воли сделать то, что требовалось, и воин решил больше не тратить времени на попытки оспорить их критику. Чемпион титанов бросил своих соратников и исчез в Великой Тьме.

Пантеон был опечален уходом Саргераса, но это не остановило его членов от продолжения их великого поиска. Они продолжали исследовать далекие пределы творения в поисках дремлющих духов титанов.

Тем временем, Агграмар в одиночку взял на себя ношу сражения с демонами. Это был горестный труд, и он тосковал по дням, когда сражался плечом к плечу с Саргерасом. Агграмар надеялся, что однажды его старый друг придет в себя и вернется к своим соратникам.

Но этого воссоединения так никогда и не произойдет. Саргерас принял свое решение. Он очистит вселенную огнем, чтобы помешать планам Повелителей Бездны. И он не прекратит свою работу, этот Пылающий Поход, пока последняя звезда не погаснет, пока он не обратит вселенную в пепел.

Но несмотря на свою обширную силу, Саргерас не мог вести свой Пылающий Поход в одиночку. Ему были нужны верные слуги, которые бы взяли на себя роль агентов разрушения. Ему нужны были те самые твари, которых он когда-то поклялся уничтожить.

***

… Он нуждался в демонах.

Саргерас собрал под своим началом злобных созданий и предался ужасной мощи магии Скверны. Разрушительная энергия окутала его душу и навечно извратила его благородный облик, но она также даровала Саргерасу силу за гранью всего, что он когда-либо знал.

Оскверненный титан дал часть этой новообретенной силы своим демоническим cлужителям, объединив их в изумрудных огнях магии Скверны. Он назвал свою растущую армию Пылающим Легионом и высвободил её на ничего не подозревающую вселенную.

Со временем, ряды Легиона пополнятся новыми видами демонов. Один за другим миры падут пред их неустанным натиском. Некоторые смертные цивилизации по своей воле присоединятся к Легиону, чтобы избежать забвения. Другие будут осквернены силой.

Другие же будут навсегда стерты с лица вселенной.

Дренор и Вечное Цветение

Прежде, чем Пылающий Легион начал свой поход, в далеком уголке Великой Тьмы образовался маленький мир. В грядущие эпохи он получит множество имен. Могучие огры будут называть его Доугаром, что значит “Изведанная Земля” на их зверском языке. Высокоинтеллектуальная раса птиц, известная как араккоа, позже назовет его Ракшаром, “Солнечным камнем”.

В наше время, этот мир чаще всего называют Дренором.

В Дреноре не было дремлющего мира-души, но он был примечательным по другим причинам. Практически все миры творения были домом для духов огня, воздуха, земли и воды. Иногда эти изначальные сущности бывали очень разрушительными. Они принимали физические обличья и объявляли друг другу войну, поддерживая свои родные миры в состоянии вечного беспорядка.

Дренор был не тем случаем. Изобилие пятой стихии, Духа Жизни, насыщало мир. Эта сила обладала естественным успокаивающим эффектом на духов Стихий. Она смягчала их жестокую природу и даже удерживала их от принятия физических обличий.

Пятая стихия повлияла на Дренор еще одним способом - куда более невероятным. Она ускорила рост флоры и фауны. Она превратила мир в колыбель буйной и неукротимой жизни.

Существа всех форм и размеров скитались по молодому миру, соперничая за господство. Сильные охотились на слабых. Хитрые охотились на сильных. Свирепость стала необходимой для выживания.

Величайшие хищники Дренора охотились не клыком или когтем. Они охотились с помощью корней и шипов. На Дреноре быстро развивался плотоядный и агрессивный вид растений. Эти формы жизни были известны как Спорокурганы. Их подобные щупальцам лозы скользили по земле и душили всех примитивных зверей, до которых могли дотянуться. С ростом Спорокурганы пожирали всё больше и больше, и еще больше. Их голод и желание распространить влияние не знали конца. Они расцвели в живые горы из запутанных почек и ядовитых стручков.

Там, где по земле проползали щупы Спорокурганов, пускали корни пышные леса и болотистые топи. Вскоре лабиринт из глубоких дебрей растянулся до самых дальних уголков мира.

Даже стихийные энергии Дренора не были в безопасности от Спорокурганов. Их корни зарылись очень глубоко в землю в поисках воды. И сделав это, агрессивные растения подключились к пятой стихии, что растекалась по камням и почве Дренора. Поглощение этой изначальной энергии разожгло в Спорокурганах и окружающих дебрях примитивное общее сознание. Этот новообретенный интеллект позволил растениям Дренора действовать как единому гигантскому организму. Спорокурганы и вся другая растительность стали известны как Вечное Цветение.

Если бы поднялась какая-либо угроза, то Вечное Цветение смогло бы ответить на неё в едином порыве. Но такие угрозы не существовали. Вечное Цветение царствовало везде, куда только ни взгляни, и ничто не могло сдержать его в узде.

Укрощение Дренора

Спорокурганы процветали, а тем временем, Агграмар продолжал свою охоту на демонов. Эта великая миссия, в итоге, привела его к Дренору, миру, что еще не был открыт титанами.

Агграмар задержался у обширной пустоты над Дренором, пытаясь услышать сны мира-души в его ядре. Он ничего не услышал. И всё же этот мир все равно заинтриговал его. Он никогда не видел места с такой ненасытной и разнообразной растительной жизнью, места с такой неукращенной свирепостью.

Чем больше Агграмар наблюдал за Вечным Цветением, тем яснее он видел рок, что ожидал Дренор в будущем. Если растительную жизнь не сдержать, то она поглотит всё в мире, даже духов Стихий. Когда это произойдет, Вечное Цветение пожрет само себя. Дренор превратится в голую пустошь, лишенную даже самой примитивной жизни.

И хотя Аггрмар хотел продолжить свою войну против демонов, он не мог оставить Дренор ждать такой судьбы. Его природная предрасположенность к порядку принуждала его к действию.

Воин титанов не хотел истреблять растительную жизнь Дренора: он хотел лишь смягчить её. Он знал, что для этого ему придется нейтрализовать Спорокурганы. Они были сердцем силы Вечного Цветения и источником его безудержного расширения.

Агграмар поразмыслил над тем, не уничтожить ли ему Спорокурганы лично, но его сила была так велика, что он боялся нанести Дренору непоправимый урон или даже расколоть его. Также он понимал, что не сможет вечно стоять на страже этого мира. Вместо этого, он решил создать по образу своему могучего слугу, который бы вырвал Спорокурганы из земли и затем бы поддерживал баланс на Дреноре.

Агграмар провел своей колоссальной дланью над миром и собрал его энергии огня, воздуха, земли и воды в гигантский шторм Стихий. Он направил эту яростную бурю в самую большую гору Дренора. Энергии пробивались через саму земную кору и ударными волнами расходились по всей планете. Затем сама гора с рыком ожила и встала на двух колоссальных ногах. Грубая стихийная сила потрескивала над скалистой шкурой, по которой шли вены из расплавленного камня.

Агграмар назвал свое творение Грондом. Ему предстояло служить дланью титана-воина на Дреноре.

По приказу Агграмара Гронд отправился в путь, чтобы разделить Вечное Цветение и завоевать его. Эта ходячая гора громыхала над миром, и оставляла за собой следы из озер стихийного пламени. Гронд создавал глубокие моря, вырезал долины и поднимал горы, чтобы разделить Вечное Цветение. Затем он направился к ближайшему Спорокургану, что был почти столь же гигантским как и сам великан.

Шипастые корни Спорокургана вырвались из земли, чтобы опутать Гронда и заблокировать ему путь. Но великан легко пробился через них. Гронд вонзил свои зазубренные пальцы в Спорокургана, и затем одним могучим движением руки вырвал его из земли.

Остальные Спорокурганы задрожали в агонии от уничтожения одного из своих собратьев. Жалкие корни и лозы не свалят Гронда. Спорокурганам было нужно новое оружие. Им нужно было адаптироваться.

***

wowhisv2-pp-30-31-1487362067565.jpg
Карта древнего Дренора.
На ней отмечены зоны влияния Разрушителей, Ваятелей и Апекситов

wowhisv2-pp-48-1487358775085.jpg
Орочьи кланы собираются на войну

***

Осада Гории
400 лет до Темного Портала

Укрепления Гории были впечатляющими, и орки не видели причин жертвовать бессчетными жизнями в попытке сокрушить их. Они держались на расстоянии от холмов, окружавших город огров, намереваясь заморить врага голодом. Горианцы верили, что смогут пережить любую осаду: у них были корабли и порт у океана, которым орки могли угрожать лишь при поддержке страдающих духов Стихий. А из-за буйного состояния Стихий, шаманы не могли взывать к своим силам также хорошо, как когда-то.

Но прошли месяцы, и огры поняли, что больше не могут поддерживать свою империю. Они ошибались, думая, что могут полагаться на одну лишь торговлю по океану, чтобы питать свой город. Этого было просто недостаточно. Ограм был нужен доступ к их сети наземных торговых путей, который был оборван орками. Император Молок и его колдуны вновь начали изучать свои Апекситовые кристаллы в поиске способа сломить осаду. Со временем, они обнаружили древнюю легенду араккоа о Проклятии Сете и начали экспериментировать над тем, как можно вызвать схожий недуг среди орков.

Они добились успеха. Новый недуг, названный “красной оспой”, распространился по лагерям орков со скоростью лесного пожара. Численность здоровых бойцов среди орков стремительно сокращалась. Посоветовавшись со Стихиями, Нелгарм и его соратники-шаманы узнали, что то было не естественным заболеванием - это была незримая атака огров.

Неуверенность прочно укоренилась в вождях кланов, когда они поняли, что осада теперь была обречена на провал - слишком много орков умрет прежде, чем Гориа падет. И фронтальное наступление на город стало невозможным, ведь столько воинов заболело этим недугом. Время было на исходе.

Нелгарм и другие орочьи шаманы решили пойти на очень опасный шаг для достижения победы: они взмолили Стихии уничтожить Горию. Никогда раньше шаманы не просили о чем-то столь жестоком. Но и орки, и духи Стихий понимали, что Император Молок продолжит вмешиваться в дела Трона Стихий, если кланы потерпят поражение.

Шаманы собрались за пределами могучих стен Гории и узрели истинную ярость духов. О том, что произошло дальше, будут помнить всегда.

Рычащая буря закружилась над городом. Земля застонала и задрожала. За несколько часов молнии и землетрясения разрушили каждую стену и каждое здание в Гории. Огонь окутал руины, закрыв пути к отступлению. Корабли же горели в гавани столицы. Когда уже не осталось ничего кроме пепла и щебня, сама земля разверзлась подобно гигантской пасти и целиком проглотила Императора Молока с остатками его великого города.

Бессчетные тысячи огров умерли в тот день. Стихии никого не оставили в живых. До остальных форпостов и городов огров дошли лишь шептания об этой катастрофе, но и этого шепота хватило, чтобы отбить у огров охоту и дальше играться со Стихиями.

Победа была за орками, но они не ликовали. Они понесли огромные потери и увидели разрушительную силу, которую больше никогда не хотели видеть снова. Нелгарм и другие шаманы были в особенности напуганы гневом элементалей. Они сказали, что необходимость в объединенной армии отпала, и что кланы теперь должны идти собственными путями.

Спорить было не о чем. Кланы вернулись в свои земли, но жизнь изменилась навсегда. Красная оспа так до конца и не исчезла. Каждые несколько поколений вспышки эпидемии сеяли хаос среди кланов.

***
wowhisv2-pp-60-61-1487361992940.jpg
Глава III
Восхождение Орды

***

… Хранитель появлялся на вечеринках в Каражане каждую ночь. Казалось невозможным, что это он совершил те убийства.

У оставшихся членов совета оставались подозрения, но они не могли исключить возможность того, что на них нацелился кто-то другой. Действительно, им было сложно даже представить себе, чтобы Медив пал так низко, чтобы убивать товарищей-магов. Они прекратили шпионить за Каражаном и сосредоточили свои усилия на том, чтобы найти того, кто вырезал их как ягнят.

Медив снова мог действовать.

Темный Портал

Пока в Дреноре строился Темный Портал, Гул’дан убеждал Чернорука усилить кланы. Вождь проводил показные битвы и дуэли между орками, чтобы дать выход их жажде крови. Орда стала слабой, и ей был нужен каждый свободный боец для грядущего вторжения в Азерот.

И хотя многие орки упивались сражениями, Дуротан видел в этом оскорбление традиций. Вождь Северного Волка больше не мог молчать о том, что происходило с его народом. Его мир умирал. Он видел, как орки стали кровожадными дикарями. Дуротан начал высказываться против Гул’дана и использования магии Скверны. Он убеждал орков найти способ исцелить их мир. Большинство кланов расценило это как предательство и трусость, и они ополчились против Северных Волков.

Гул’дан внимательно наблюдал за Дуротаном, но его усилия были сосредоточены на иных вещах. Он и Чернорук убедили кланы в том, что завоевание Азерота было единственным способом выжить для их народа. Большинство орков, в особенности те, кто испил крови Маннорота, были обрадованы возможностью снова начать убивать. Дренор умирал: никто не мог этого отрицать. Если Орда не воспользуется этим шансом построить себе новый дом, то все сгинут.

Когда строительство Темного Портала завершилось, Гул’дан с Медивом принялись за работу, чтобы открыть его. Чернокнижнику предстояло провести ритуал, в то время как его союзник на другой стороне создаст разлом в ткани реальности. Это требовало поразительной мощи. Для этого Гул’дану и Медиву требовалось объединить их магию… но даже этого бы было недостаточно.

Практически все заключенные дренеи были приведены к основанию Темного Портала. В момент, когда начался ритуал, Гул’дан за одно мгновение вытянул из них всю жизненную силу. Этот массивный всплеск силы породил искру, необходимую для того, чтобы пересечь такое большое расстояние.

В это же время, Медив творил собственные заклятья в Азероте. В изолированном болоте к востоку от Каражана, известном как Черные Топи, он призвал всю мощь своих энергий Хранителя, чтобы открыть врата. Благодаря объединенным усилиям его и Гул’дана Темный Портал активировался и замерцал, создав мост между двумя мирами.

Через портал Гул’дан и орки впервые взглянули на Азерот. Мир, который обещал странник в капюшоне, был реальным.

Чернорук наказал обследовать другую сторону портала своим самым доверенным разведчикам, членам кланов Кровавой Глазницы и Чернозубого Оскала. Они очутились в Черных Топях и быстро обустроили лагерь. Разведчиков сопровождал контингент чернокнижников. Они курировали постройку зачарованной каменной рамы вокруг портала со стороны Азерота, которая должна была стабилизировать врата и позволить им оставаться активными на длительное время.

Пока продолжалось строительство, разведчики орков исследовали всё больше и больше территорий.

Столкновение Хранителей

Открытие Темного Портала было невозможно скрыть уже из-за самого масштаба магической силы, потребовавшейся для ритуала. Медив скрывал свои действия настолько, насколько было возможно, но почти каждое существо Азерота с предрасположенностью к магии почувствовало пульсации в момент активации врат.

Большинство не могло определить, откуда исходило возмущение. Но один человек мог. Эгвин немедленно отправилась исследовать его источник.

Она была шокирована видом Темного Портала и зеленокожих существ, что обустроили военный лагерь в Черных Топях. Они были явно враждебными, и в них ощущались следы силы Скверны Пылающего Легиона. Эгвин никогда не видела орков и не слышала о Дреноре, но она смогла почувствовать мост между двумя мирами.

И тогда, в мгновение, что потрясло её до глубины души, она поняла, что для воплощения всего этого в жизнь использовалась магия Хранителя. Ошибки быть не могло: единственным существом в Азероте, которое было способно использовать эту силу этим способом, был её сын, Медив.

Также она почувствовала присутствие магии Скверны, переплетенной с его собственной. Эгвин не могла представить, что же произошло, и лишь пришла к выводу, что Медив каким-то образом вступил в союз с Легионом.

С тяжелым сердцем она вознамерилась остановить его.

Сопровождаемая синим драконом по имени Арканагос, одним из немногих союзников, что у неё появились за долгие годы изгнания, она отправилась в Каражан, чтобы противостоять Медиву. В башне было людно, повсюду были дворяне, ожидавшие очередного захватывающего торжества.

Сначала Эгвин вошла в башню одна, надеясь убедить Медива мирно сдать свою силу. Но этому не суждено было случиться. Существом, с которым она сражалась в тот день, был не Медив, а Саргерас. Повелитель Пылающего Легиона полностью подчинил себе разум Хранителя, подавив все его мысли и воспоминания, и контролируя каждое его движение.

Саргерас раскрыл Эгвин, что тьмой в её сыне была та же тьма, что она чувствовала в самой себе, будучи Хранителем. Она была никак не связана с её силой или ношей. Саргерас перенес в неё часть своего духа, когда они давным давно бились в Нордсколе, и этот дух оставался скрытым внутри колдуньи до тех пор, пока она не родила сына.

Эгвин была ошеломлена, осознав правду. Тогда, столько лет назад - это не она победила Саргераса, а он её. Тьма, что мучила её, исходила не из ноши бытности Хранителем, а из великого врага, скрывавшегося в её душе. Она обрекла своего сына на жизнь в качестве раба Легиона? Вся её служба Хранителем была бессмысленной? Эти откровения могли сломить человека слабее, но не Эгвин. Она не поддалась отчаянию. Нет, она разозлилась. Она победит Саргераса здесь и сейчас, даже если ей придется сразить своего любимого мальчика.

И так Эгвин и Саргерас сразились вновь. Первые удары этой схватки сотрясли башню до самого основания. Испуганные гуляки пытались сбежать. Арканагос присоединился к схватке, как только одно из заклинаний Саргераса временно обездвижило Эгвин.

Несмотря на бытность драконом, Арканагос находился в неравном положении. Саргерас сразил его: он сжигал дракона изнутри до тех пор, пока от него не остались лишь кости.

Потеря друга погрузила Эгвин еще глубже в пучины ярости, и она использовала свой гнев, чтобы освободиться от заклинания Саргераса. Возможно, властелин Легиона и держал в своей власти всю мощь Хранителя, но у неё были века опыта. Великая дуэль продолжала бушевать в башне, и Эгвин начала медленно получать преимущество...

Вторая осада Штормграда

Вождь Молот Рока не собирался допускать никаких ошибок в ходе второй атаки на город Штормград. Он высвободил всю мощь Орды на крепость. Он подумал над тем, чтобы призвать Песнь Войны, Изувеченную Длань и другие кланы, что оставались на Дреноре, чтобы получить подкрепление, но времени больше не оставалось. Каждый прошедший день был еще одним днем перегруппировки для Штормграда.

Когда началась битва, обе стороны понимали, что этот день решит судьбу Штормграда. Не будет жалости, не будет пощады, не будет отступления. Орда пробилась через стены города и ринулась на улицы, но защитники Штормграда удерживали их напор. По крайней мере, некоторое время.

Король Ллейн был на совещании с военными командирами в крепости Штормграда, когда ему доложили, что Гарона вернулась из Каражана. Лотара с Кадгаром еще не было, и король беспокоился об их судьбе.

Желая узнать, что случилось, Ллейн позволил Гароне подойти к нему. Она собиралась рассказать ему о битве с Медивом, но прежде, чем она успела начать, что-то щелкнуло у неё в разуме.

До этого она сопротивлялась приказу Гул’дана убить короля Ллейна, но столкновение с Хранителем запутало её мысли. Грань между другом и врагом стала размытой. Её сила воли дрогнула. В её разуме ярко вспыхнул старый приказ чернокнижника убить короля. Глубоко в душе, она не желала убивать Ллейна, чужака, который пригласил её в свое королевство, который за последние месяцы относился к ней с большим уважением, чем орки за всю её жизнь.

Но она больше не могла сопротивляться приказу Гул’дана.

С горькими слезами она вонзила кинжал в сердце Ллейна. Молодой принц, Вариан, был свидетелем этого убийства. Смерть отца тяжело повлияла на мальчика и навсегда испортила его отношение к оркам: он будет видеть в них лживый и кровожадный народ.

В последовавшем за этим хаосе Гарона сбежала из крепости и исчезла в огне битвы. Весть о смерти короля быстро распространилась, и мораль солдат упала. Сражения шли уже за практически каждый уголок Штормграда. Продолжающийся огонь Орды вызвал пожар в городе.

И именно тогда Лотар и Кадгар вернулись из Каражана. Они увидели весь этот хаос, и когда узнали о смерти короля, Лотар взял командование над оставшимися силами. Больше ничего нельзя было сделать для города. Он мог лишь спасти его выживших граждан.

Лотар приказал начать массовую эвакуацию из города. Он, Кадгар, Гавинрад и оставшиеся солдаты собрали всех горожан, которых смогли найти, а вместе с ними принца Вариана и его мать, королеву Тарию. Улица за улицей - они с боем пробились к порту, но потеряли много людей. Среди погибших была Тария. Когда Лотар и остальные выжившие наконец достигли доков, то прежде, чем сесть на корабли, они сожгли практически все оставшиеся суда города, чтобы Орда не смогла проследовать за ними.

Штормград сгорел до основания за спинами беженцев. Первая Война была окончена. Орда победила. Но её вождь был сильно недоволен.

wowhisv2-pp-137-1487358775127.jpg
Лотар и другие беженцы покидают Штормград

wowhisv2-pp-144-145-1487361992961.jpg
Глава V
Вторая Война

***

Битва за Предгорья Хилсбрада
6 лет после Темного Портала

Теперь, когда флот адмирала Праудмура был рассеян, Орда продолжила плавание к Предгорьям Хилсбрада и без всяческого сопротивления добралась до берега. И хотя большая часть сил Альянса достигла Хилсбрада, они были в состоянии замешательства.

Орочья армия штурмовала берег, но красные драконы, охраняющие их флот, отказались следовать за ней. Некрос остался в Грим Батоле, чтобы следить за Алекстразой, и его не было на месте, чтобы отдать драконам новые команды. Он приказал им только защищать корабли, и они не убивали больше людей, чем было необходимо. То был маленький акт неповиновения, но это было всё, что драконы могли сделать, не угрожая при этом жизни Алекстразы.

Оргрим не давил на эту проблему. Он оставил драконов в покое и повел армию вглубь региона. Он собирался пересечь Альтеракские горы, чтобы добраться до Столицы. Это странствие обещало быть опасным, но то был самый быстрый способ ударить по Лордерону.

Лотар предвидел этот план. С военной точки зрения столица Лордерона была слишком хорошей целью, чтобы не ударить по ней. Её падение бы вызвало раскол и привело бы оставшийся Альянс в состояние хаоса. Лотар не позволил этому произойти. Он распределил свои уставшие войска по Хилсбраду, чтобы заблокировать северные и восточные пути к столице. Затем Лотар изо всех попытался сплотить своих солдат, но его слова почти не возымели на них эффекта. Он видел страх в их глазах. Это был первый раз, когда большая часть людей вообще видела громадных орков. Они были тварями из кошмаров.

К счастью для Лотара, паладины закончили свое обучение. Святые рыцари проскакали по рядам армии Альянса, их присутствие наполняло товарищей по оружию надеждой и храбростью.

Застучали боевые барабаны Орды, и вопящая масса из зеленокожих воинов рванула на север. Они врезались в линию обороны людей с боевыми кличами на губах и промасленными клинками в руках.

Впервые в истории вся мощь армий Орды и Альянса схлестнулась в битве. Аллерия и её следопыты-высшие эльфы обстреливали армаду орков: ряды зеленокожих редели от их луков и стрел. Лотар сражался вместе с паладинами. А где-то в другом месте, Кадгар и другие маги обрушивали свои силы тайной магии на приближающихся орков.

Вторая Война началась.

Посреди схватки, едкий туман начал распространяться по полю битвы. Павшие солдаты людей поднимались из мертвых в этой зловонной мгле и тут же бросались на своих бывших соратников. Во главе этой нечестивой армии находилась горстка фигур в капюшонах верхом на конях-скелетах.

Рыцари смерти вступили в битву.

Они прорывались через ряды остолбеневшей человеческой армии, насылая боль и ужас на своих врагов. Оргрим наблюдал за этой атакой одновременно с досадой и удовольствием. Рыцари смерти до сих пор беспокоили его, но теперь он видел, насколько эффективными они были в бою.

Один лишь вид рыцарей смерти приводил людей в ужас, и линии Альянса дрогнули. Именно тогда Утер, Туралион и другие паладины призвали полыхающий белый свет. Волны небесной энергии заструились над солдатами Альянса, разя оживленные трупы людей и изгоняя порочный туман рыцарей смерти.

wowhisv2-pp-159-1487358775146.jpg
Паладины Альянса вместе с другими солдатами сражаются против рыцарей смерти

wowhisv2-pp-194-1487358775151.jpg
Груул сталкивается со Смертокрылом

***

Черный Храм

Вернув Череп Гул’дана, Туралион повел свои силы на юг. Долина Призрачной Луны была далеко, но на его стороне была магия, способная ускорить путь. Кадгар и его товарищи-маги открыли множество порталов, через которые Сыны Лотара достигли южного Дренора.

За пределами Черного Храма воссоединились две половины армии Альянса. Но они не смогли добраться до города вовремя, чтобы остановить Нер’зула. Хуже всего было то, что Орда приготовилась к их появлению. Остатки орочьей армии окопались вокруг Черного Храма, чтобы сдержать Сынов Лотара.

Кадгар сильно встревожился, когда почувствовал могучие энергии, вырывающиеся с вершины Черного Храма. Нер’зул и его последователи были посреди приготовлений для своего заклинания по открытию новых порталов. Не было времени, чтобы устроить долгую осаду, не было времени, чтобы найти способ обойти стражей Черного Храма.

Сыны Лотара бросились в атаку на город и столкнулись с его защитниками. Пока бушевала битва, Кадгар и его соратники-маги начали охоту на Нер’зула в надежде добраться до него и сорвать его колдовство.

Они не справились.

На вершине самой большой башни города Нер’зул собрал часть рыцарей смерти и орков Призрачной Луны, чтобы помочь ему с сотворением заклинания и защитить его от Альянса. Он и его последователи собрали силу Ока Даларана, Книги Медива и Скипетра Саргераса. Нер’зул прильнул к нексусу силовых линий под Черным Храмом, но он был чудовищно не готов к тому, какого умения требовал этот ритуал. Он отчаянно хотел добиться успеха, и его безрассудство вынудило повиновавшиеся ему энергии вырваться из-под контроля. Как и планировалось, Нер’зул разорвал множество дыр в ткани реальности, но их становилось еще больше. Гораздо больше.

Магия, высвобожденная Нер’зулом, дестабилизировала силовые линии Дренора. Невообразимые силы начали вспарывать разломы по всей планете. С каждым следующим мгновением, мир всё громче стонал от разрушений. На земле и под водой образовывались расщелины.

Кадгар и другие маги прибыли как раз вовремя, чтобы увидеть ход этой цепной реакции. Они смогли вернуть Око Даларана и Книгу Медива, но не Скипетр Саргераса. С этим артефактом у себя в руках Нер’зул и несколько его ближайших последователей сбежали в ближайший портал.

Нер’зул спасся, но обрек свой мир на гибель.

Разрушение Дренора

Кадгар вернул большую часть украденных артефактов, но урон Дренору уже был сделан. Нестабильные разломы, открывавшиеся по всей планете, вскоре расколят мир и почти наверняка убьют всех его обитателей. Но что еще хуже, разрушительные энергии выстрелят через Темный Портал в Азерот.

Посоветовавшись с Туралином, Кадгар понял, что нужно было сделать. Сыны Лотара уничтожат Темный Портал, чтобы защитить свой родной мир, и им придется сделать это со стороны Дренора. Со всем хаосом, что творился вокруг, уже не было времени собраться в Азероте и там выполнить эту задачу. Это была самоубийственная миссия, но никто не колебался.

Энергии, бушующие по всему миру, мешали магическим способностям самого Кадгара, не давая ему открыть портал на Полуостров Адского Пламени. Он и его союзники были вынуждены использовать грифонов…

***
Традиционно благодарю читателей, поддерживающих блог на patreon: pitet, dervesp, Владимира Кравчука, Максима Зуева, Vemy, Дениса Матвеева, zymko, Леорика, Fadj, Sergey, Dyshik и Narga Cosplay.

3 комментария:

  1. Континент огров решили вырезать? Ведь на карте изображен не весь Дренор, а только 1 континент.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Кто-то чашку поставил на карту, а все там разглядели континент?:)

      Удалить
  2. Ну что ж....теперь можно заявить официально - Six years have passed since the First War between man and orc...finally became canon!

    ОтветитьУдалить