понедельник, 13 марта 2017 г.

World of Warcraft: Хроники, том 2. Перевод превью, часть 2

blackhand.jpg

В этом выпуске у нас перевод превью второго тома “Хроник”, предоставленного сайтом JudgeHype. Англоязычное издание второго тома официально поступит в продажу уже завтра, 14 марта. А русскоязычное обещают выпустить на полки магазинов этим летом.

Предыдущие выпуски блога, посвященные этой серии книг, доступны по ссылке. А в этом альбоме вы можете взглянуть на все художественные работы из первого и второго тома этой серии книг.

Глава II
Дети Камня

Родословная Гронда
1200 лет до Темного Портала

В период своего расцвета империя Апекситов навсегда сокрушила силу Вечного Цветения. Это дало другим расам возможность расти, не боясь того, что их молодые сообщества будут уничтожены Изначальными. Конфликты между этими зарождающимися культурами и араккоа были редкостью: у них не было общих земель, и они жили за счет разных ресурсов. Араккоа парили в небесах, и тем, кто жил на земле, не было причин бояться их.

Но наследники Гронда не жили в мире друг с другом.

Ко времени, когда цивилизация араккоа пала, дети камня стали многочисленными и расселились по разным уголкам земли. Довольно маленькие популяции гроннов, могущественных и сильных великанов, что возвышались над лесами и джунглями, продолжали бродить по миру. Они жили в одиночестве: ни одно место Дренора не могло удовлетворить потребность в охоте у сразу нескольких гроннов. Встречи этих великанов часто заканчивались боями на смерть за территории.

Другие существа, что по размеру были меньше гроннов, объединялись вместе, чтобы основать простые сообщества. Огроны пусть и были жестокими и грубыми, всё же быстро поняли, что лучше работать вместе. Численный перевес означал победу над их соперниками. А изоляция означала поражение и смерть. Эти первые племена находились в состоянии постоянных войн. Гордость огрона было очень легко уязвить, и отплатить за оскорбление можно было лишь кровью. Большинство рас в мире не удостаивалось их внимания, не считая случаев, когда они могли послужить огронам в качестве еды или рабов.

Даже расы, у которых была общая родословная с огронами, не удостаивались пощады. Огры и орки быстро научились избегать внимания великанов-огронов. Лучшей судьбой для захваченного огра было отправиться на битву с другим племенем огронов в качестве безвольного бойца. Обычно огроны преподносили больных, слабых и старых огров гроннам в качестве живых жертв - дабы уважить исполинов и избежать их атак на свои территории.

Самыми маленькими из наследников Гронда были орки, и они держались очень далеко от земель огронов. Крупнейшим поселением орков того времени была сеть пещер под Горгрондом. Да, этот регион не был плодородным, но орки предпочитали проживать скудное, но свободное существование ужасам рабства у огронов.

Горианская империя
1000 лет до Темного Портала

В века, что последовали за падением цивилизации Апекситов, жрецы и колдуны араккоа расселились по земле, забрав с собой множество осколков кристаллов, что так ценились их расой.

Маленькие конклавы араккоа из Скалакс начали поиски утерянных залежей этих кристаллов, самородков знания и силы. Некоторые искали славы лишь для себя. Другие стремились сохранить чудеса своей падшей цивилизации. А некоторые даже верили в то, что для араккоа может наступить новая золотая эпоха, если они только соберут достаточное количество этой древней мудрости и отстроят свое общество заново.

Лидер Скалакс, Йонзи, узнал о том, что тайники с важнейшей информации были похоронены под руинами прибрежного поселения араккоа в Таладоре, месте, ныне занятом огронами. Попытки устроить обмен с правителями огронов заканчивались насилием. Пусть огроны и значительно уступали араккоа в интеллекте, они оставались грозными противниками благодаря своим размерам и силе. Араккоа отступили, решив выждать время.

Йонзи и его последователи наблюдали за огронами с неба в поисках возможности одолеть дикарей силой. И вскоре такая возможность появилась: рабы огронов. Хотя огры и не были такими сильными как их хозяева-варвары, они обладали большим интеллектом. И что важнее всего, жизнь в рабстве злила их. От восстания их удерживал только страх.

Колдуны араккоа начали втайне подступаться к ограм, обещая научить их путям тайной магии. Рабы оказались отличными учениками. Они были дальними потомками Гронда, существа, что получило силу от титана Агграмара, и поэтому у них была естественная предрасположенность к тайной магии. Это открытие удивило и обрадовало Скалакс. Они никогда не видели, чтобы техники прочтения заклинаний развивались настолько легко. Огры обладали особым сродством с землей, и могли использовать тайную магию, чтобы оттачивать и ваять горные породы и камни по своему усмотрению.

Одного из первых огров, что освоил эту новую силу, звали Гог. Скалакс считали, что он идеально подходил на роль лидера, который бы вдохновил свой народ на полномасштабное восстание. Наделенный силой Гог зашагал вперед… но не чтобы сражаться с огронами. В его разуме была куда более значительная цель: гронны, гигантские хищники, которых огры почитали за богов и также сильно боялись.

Даже араккоа были ошеломлены его амбициями, но они не могли поспорить с результатами. Гог в одиночку сразил гронна, и история его кровавой победы распространилась среди огров подобно лесному пожару. Он убил еще одного. И еще одного. К тому моменту, как он победил своего пятого гронна, шепот о его деяниях достиг уже практически всех поселений огров. На гроннов смотрели как на исполинских чудовищ, практически как на богов с соответствующими ростом и силой. Их было невозможно убить, не кому-то вроде огра. По крайней мере, рабы в это когда-то верили.

Героизм Гога сокрушил веру в это. Если гроннов можно было убить, то чего тогда ограм было бояться от огронов?

Когда “Гог, Истребитель гроннов” вернулся к своему народу, уже не было нужды тратить время, чтобы убедить остальных рабов восстать. Они вместе поднялись против своих повелителей-огронов и разожгли пламя кровопролитной войны. Потери с обеих сторон были катастрофическими. Араккоа терпеливо наблюдали за всем этим со стороны, готовясь забрать свои кристаллы из поселения огронов.

В итоге, практически все племена огронов пали перед своими бывшими пленниками. Жажду мести огров и их новообретенную мощь тайной магии было не остановить. Огроны, избежавшие участи быть разорванными на кусочки, были вынуждены рассеяться по всему миру, чтобы сбежать.

***

Клан Драконьей Пасти

На орочьем языке клан Драконьей Пасти называется Нелгор-шомаш, или “Крик Зверей.” Клан обрел свое имя, научившись приручать свирепых рилаков, крылатых существ, что охотились на окраинах Горгронда. В Драконьей Пасти их уважительно называли нелгор, или “верные звери.” Когда этот клан позже повстречал драконов в мире Азерот, то начал применять это название и по отношению к ним. В итоге, все орки начали называть драконов нелгор. Название клана Драконьей Пасти так никогда и не изменилось, но вот его смысл точно стал другим.

***

Четвертый клан мигрировал еще дальше на юго-запад, глубоко в открытые прерии Награнда. Он был известен как клан Песни Войны, и его орки странствовали по лугам Награнда подобно кочевникам, редко останавливаясь на одном месте дольше пары месяцев. Песне Войны приходилось постоянно сражаться с ограми Горианской Империи, чтобы сохранить свое присутствие в Награнде. Некоторые поколения Песни Войны процветали больше других: у клана было пристрастие к битвам, но когда его воины слишком сильно провоцировали огров, последствия иногда оказывались катастрофическими.

На юге-востоке, в Долине Призрачной Луны, образовался еще один клан. Эти орки ушли далеко от крупных поселений Горианцев, что позволило им жить в относительном спокойствии. Клан Призрачной Луны был поражен звездным небом, и они верили, что смогут приоткрыть будущее, изучая движение звезд. Местные орки были очень мистическим народом, и у них появились традиции и ритуалы, основанные на астрологии и поклонении предкам.

Первые шаманы

Мистики Призрачной Луны часто отправлялись в паломничества по миру, надеясь услышать божественную волю. Многим из этих путешественников являлись странные видения и сны в горах северо-запада Награнда. Оркам это было неведомо, но то было место упокоения Гронда. Стихийные энергии наполняли это место, в особенности, у основания гор. Здесь голова древнего великана обратилась маленьким островом посреди спокойного озера.

Первые гости этого места из клана Призрачной Луны узнали об изначальных духах этого мира - огня, воздуха, земли и воды. Орки обращались к этим сущностям с огромным уважением, и назвали место своего открытия Троном Стихий.

Зарождение шаманизма среди орков было гармоничным процессом. Дети камня стекались к останкам Гронда и учились направлять стихийных духов с открытыми сердцами и чувством гармонии. В отличие от огров, чье безжалостное колдовство разрывало землю и придавало её новую форму, орки применяли свою силу с величайшим почтением к Стихиям. И когда те даровали шаманам свою силу, результаты были…

tVJFvXXuDg8.jpg
Трон Стихий

Эпоха легенд
11 лет до Темного Портала

Талгат провел много времени, наблюдая за орками и их образом жизни. Демон обнаружил, что орки были невероятно стойкими, а многие из них к тому же были склонны к насилию. И хотя он наблюдал за всеми кланами, он посвятил свое внимание тем, что обладали наибольшей силой и влиянием среди своей расы. Среди них были Песня Войны, Черная гора, Кровавая Глазница, Призрачная Луна, Громоборцы и Северный волк.

Постоянные битвы с ограми Верховного Молота в Награнде закалили клан Песни Войны, сделав их грозными кочевниками. Клан вел воитель по имени Громмаш Адский Крик. Верховный Молот превосходил числом Песню Войны, но это не мешало смелому вождю вести нападения на огров. Быстрые всадники на волках Адского Крика накрывали поля Награнда подобно рою, используя стратегии набегов с отходом для опустошения поселений огров. Громмаш и его народ, в конце концов, сломили хватку Верховного Молота над регионом, и взяли под свой контроль значительную часть Награнда. Они вытеснили огров за стены их крепости, и вождь Песни Войны стал легендой среди кланов.

И это было только началом несчастий Верховного Молота. Огры с древних пор порабощали орков. Ради развлечения они заставляли пленников сражаться друг с другом на жестоких аренах. Один раб по имени Каргат повел восстание в Верховном Молоте. Он оторвал собственную руку, чтобы освободиться от цепей, и обратился к другим рабам, призывая их сделать то же самое. Каргат и присоединившиеся к нему орки бесчинствовали по городу и пролили кровь своих хозяев.

Каргат и эти бывшие рабы основали новый клан под названием Изувеченная Длань, и они обосновались на Пиках Арака. Жизнь в рабстве изменила этих орков, сделав из них озлобленный народ с искаженным рассудком, который знал лишь боль и мучение. Каргат и его последователи основали в своем клане традиции обезображивания собственных тел и нанесения себе увечий. Они прикрепляли оружие к концам своих отрубленных конечностей, а Каргат заслужил себя имя “Острорук” за то, что положил начало этой практике.

К северу от территорий Изувеченной Длани лежал Горгронд, дом орков Черной горы. Их лидер, вождь Чернорук, пользовался огромным уважением среди орков по всему миру. И хотя он был высокомерным и жадным до власти, он также был харизматичным лидером и великим воином. Его могучие солдаты были готовы без сомнений последовать за ним на другой конец Дренора.

Клан Черной горы гордился тем, что у него была самая большая, организованная и лучшая по вооружению армия орков во всем мире. Шаманы Черной горы довели до совершенства искусство использования стихийного пламени для работы над рудой Черной горы, редким металлом из Горгронда. Орки Черной горы днем и ночью работали в своих кузнях, создавая зачарованные орудия и броню, которые были практически неразрушимыми.

Как и Песня Войны, Черная гора с давних пор сражалась с местными силами огров. К тому моменту, как Талгат начал наблюдение за Черноруком и его последователями, орки уже сокрушили своих жестоких соперников и выбили большую их часть за пределы Горгронда.

Кровавая Глазница сильно отличалась от других кланов. Эти очень суеверные орки обитали в дальних уголках Танаанских джунглей, там же они практиковали свои темные ритуалы. Кровавая Глазница сталкивалась со множеством опасностей: от ботани и генезотавров до огров и араккоа. Эти враги успели поставить клан на границу вымирания прежде, чем к власти пришел новый лидер: Килрогг Мертвый Глаз.

Прежде, чем стать вождем, Килрогг прошел обряд посвящения, чтобы узреть будущее. Он вырвал себе глаз, и ему было даровано видение собственной смерти. Ужасный ритуал не беспокоил Килрогга. Он жил без страха, ибо знал точный день своей гибели.

gV6KYXttZKc.jpg
Чернорук объявляет ограм войну

***

…она пронзила сердце Загрела. Никто из его клана так никогда и не узнал о том, что она была там. После безвременной кончины вождя, внутренние дрязги искалечили клан: братья и сыновья Загрела сражались за титул вождя. Белые когти выстояли, но они так и не смогли вновь стать столь же сильными, сколь были когда-то.

Война с дренеями уже начала беспокоить вождя Дуротана. Гибель Загрела только усугубила его беспокойства. Убийство самого открытого противника Орды не было простым совпадением. Тем не менее, у Дуротана не было доказательств, которые могли бы указать на того, кто убил вождя Белых когтей. Был ли это один из его жадных до власти сородичей, или это работа какой-то другой, невидимой силы?

Первый вождь
5 лет до Темного Портала

Загрел был устранен, а клан Черной горы заручался всё большим уважением среди орков, поэтому Гул’дан объявил о встрече вождей и их шаманов у Ошу’гуна. Пришло время предложить Чернорука на роль вождя Орды, но у чернокнижника еще оставалась одна последняя уловка, с которой он мог бы заручиться поддержкой нового вождя.

Гул’дан играл на страхах шаманов подле Ошу’гуна. Они безрезультатно годами умоляли Стихии и пресмыкались перед ними. Теперь им предстояло столкнуться с жестокой правдой: своенравные духи этого мира бросили орков. И всё же, Гул’дан сказал, что у шаманов еще оставалась надежда. Он объявил, что Черная гора восстановила свои силы благодаря новой величественной силе.

Она называлась магией Скверны, и она была единственной надеждой для орков спасти себя от угрозы дренеев.

Гул’дан утверждал, что клан Черной горы научился применять эту магию у благодетельных сущностей. Они были готовы помочь оркам обрести победу. Но Гул’дан так и не озвучил кланам имя Кил’джедена и не рассказал о демонах. Даже Чернорук не знал о Пылающем Легионе. Только самые доверенные агенты Гул’дана из Совета Теней знали всю правду.

Чернокнижники Черной горы продемонстрировали свою магию на пленных дренеях, вытягивая их жизненную энергию и испепеляя их изнутри. Шаманы уже так долго были беспомощными, и они умоляли клан Черной горы поделиться секретами их магии Скверны.

Даже Дрек’Тар из Северного волка попросил у Дуротана позволения научиться этой магии. Хотя вождя и снедали сомнения об этой магии Скверны и её болезненном влиянии, он всё-таки дал свое благословение Дрек’Тару. Отказать своему шаману в такой силе означало показать клан Северного волка слабым. Дуротан не мог позволить этому случиться.

Дрек’Тар был лишь одним из многих, кто принял магию Скверны. Орки из всех кланов начали обучаться у чернокнижников Черной горы. Всё шло так, как и планировал Гул’дан. В клане Черной горы видели повелителей магии Скверны, и относились к нему с безмерным почтением.

Пока шаманы наслаждались силой магии Скверны, Гул’дан снова обратился к оркам и предупредил их о том, что дренеи начали укреплять свою оборону. Он сказал, что если кланы вовремя не объединятся, то они наверняка проиграют войну - даже с магией Скверны под их началом. Оркам был нужен лидер, чтобы управлять военными операциями - военный вождь, который бы командовал обычными вождями.

И кто бы подошел на эту роль лучше Чернорука, который уже привел свой клан к одной победе над дренеями за другой?

***

Орки, что испили кровь Маннорота, наслаждались своей новой силой, пока их тела продолжали расти и наполняться мощью. Все страхи, сомнения и нерешительность покинули их разумы. Этот же эффект постепенно распространился на остальную Орду. Хотя к крови Маннорота прильнул не каждый орк, испившие излучали невидимую ауру энергии Скверны. Она медленно просачивалась в кожу и кости находящихся поблизости орков. В итоге, даже Дуротан, Оргрим и другие орки, что не пробовали кровь демона, однажды обнаружили, что их кожа полностью позеленела.

На месте сбора орки, выпившие кровь Маннорота, били себя в грудь и кричали от жажды обезглавить дренеев.

Вождь Чернорук дал им то, чего они хотели. Той же ночью он приказал Орде начать массовый поход на город Шаттрат.

Орки двинулись в атаку, и Гул’дан наполнил гору за их спинами энергией Скверны. Земля взревела и разверзлась, и сгустки огня изверглись из расщелин. Гул’дан объявил, что то был знак их предстоящей победы - точно также извергающийся вулкан возвестил об их завоевании Карабора. Вид дрожащей горы наполнил орков нерушимой храбростью. Со временем, эта разрушенная гора станет известна как Трон Кил’джедена.

6AeqnldzqEA.jpg
Адский Крик пьет кровь демона

Маг’хары

Одна группа орков осталась нетронутой этими энергиями Скверны. Это были те, кто был болен красной оспой и остался в карантине в Гарадаре. Среди них был родной сын Громмаша Адского Крика, Гаррош.

Из-за своей изоляции, инфицированные оспой не окрасились в зеленый, как остальная часть их расы. В итоге, эти орки стали известны как Маг’хары, или “Не оскверненные.”

Изгнание Северных волков

Орки начали массовый исход через Темный Портал. Но тем не менее, не все кланы прибыли тогда в Азерот.

В годы, последовавшие за победой Орды над дренеями, несколько кланов стали жертвами жажды крови и безумия. Среди них была могучая Песня Войны, Изувеченная Длань и Костеглоды. Вождь Чернорук изолировал чрезмерно агрессивные кланы в разных частях Полуострова Адского Пламени, где бы они не смогли навредить остальной Орде.

Чернорук считал, что эти кланы стали бы обузой, если бы он позволил им присоединиться к вторжению в Азерот. Последнее, что было нужно Орде в новом и странном мире - это удар в спину от собственных союзников.

Чернорук приказал беспокойным кланам остаться в Дреноре. Он знал, что мирные деньки будут висеть на них тяжким грузом. И хорошо. Они удостоятся лишь историй об этом пышном новом мире и увидят лишь ошметки от добычи с него. Несколько месяцев ожидания вынудят этих орков вести себя наилучшим образом. Если же они останутся неуправляемыми, то им придется остаться на Дреноре и сгнить - Черноруку было все равно.

Большинство остальных орков хлынуло в Темный Портал: Черная гора, Чернозубый Оскал, Кровавая Глазница, Драконья Пасть и Сумеречный Молот.

Клан Северного волка тоже прошел через портал. В прошедший год вождь Дуротан продолжал подвергать сомнению мотивы Гул’дана и выступать против использования магии Скверны. Несмотря на свое омерзение лидерами Орды, он провел свой народ через Темный Портал. На Дреноре у них не было будущего: только в Азероте они смогли бы прожить еще одно поколение.

Изначально Северные волки сражались против людей вместе с остальными кланами, но их судьба лежала не с Ордой. Позже Гул’дан тайно встретился с Дуротаном. Чернокнижник сказал ему, что его клан больше не был частью Орды, и что Северные волки должны немедленно покинуть Черные топи. Гул’дан пообещал, что если они когда-нибудь вернутся, или хотя бы свяжутся с любым членом Орды, то он уничтожит каждого мужчину, женщину и ребенка из Северного волка.

Дуротан не желал покидать сородичей, но он только что узнал о том, что его супруга, Дрека, была беременна. Он не хотел рисковать ей или их нерожденным ребенком, испытывая гнев Гул’дана. Вождь Северных волков знал, почему Гул’дан позволил им выжить - если Дуротана убьют, то все его предостережения обретут вес среди воинов Орды.

Дуротан и его клан отправились на север. Путешествие было пугающим. Земли Азерота были им незнакомы, а люди Штормграда относились к каждому орку как к врагу. Но у Северных волков было преимущество - стихийные духи, обитавшие в Азероте. И эти духи были сильными.

Открытие родных духов Азерота сотрясло бывшего шамана клана, Дрек’Тара. Оно напомнило ему о наследии, что он бросил на Дреноре. Дрек’Тар отказался от магии Скверны и попросил Стихии о помощи. Он удостоился маленького дара. Духи показали уединенные заснеженные горы далеко на севере. Этот климат очень походил на тот, что был на Хребте Ледяного Огня. Клан немедленно отправился в путь, чтобы найти эти горы.

***

Когда Праудмур обнаружил простенькие корабли Орды, то всё это стало напоминать встречу волка с раненым ягненком. Адмирал происходил из островной нации Кул Тираса, и провел всю свою жизнь в открытом море. Во всем мире ему не было равных в опыте войны на море.

Скоростные корабли Праудмура совершали маневры вокруг флота Орды еще быстрее, чем предполагал адмирал. Первый пушечный залп Альянса разорвал орочьи суда на кусочки. Десятки кораблей утонули, и вздымающиеся волны поглотили их команды. Вскоре Праудмур понял, что сможет уничтожить всю армию Орды в море. Он мог закончить войну против Альянса еще до её начала.

Возможно, он бы добился в этом успеха, если бы не прибытие драконов.

***

Пока Альянс осаждал Шпиль Черной горы, король Анастериан повел свои войска, чтобы выбить троллей Амани из Кель’Таласа. Эти битвы дорого им обходились, но эльфы смогли защитить свою родину. В последовавшие за этим годы, Анастериан покинул Альянс, обвиняя его в том, что высших эльфов бросили в их самый страшный час. Не все высшие эльфы верили в это, но поверивших словам своего короля было достаточно.

***

Нер’зул пал в отчаяние. Днем и ночью его сломленный разум мучили видения смерти. Он видел скелеты орков, устилающие опустевший мир. Он даже сделал себе на лице татуировку черепа - эту практику с древних пор использовали шаманы, чтобы заклеймить своих провалившихся учеников “мертвыми”.

***

Упадок Дренора тяжелым грузом лежал на плечах Нер’зула. Он винил себя за то, что позволил Легиону впиться когтями в свой народ, и новое начало в новом мире могло быть его единственным шансом искупить свои грехи.

***

Традиционно благодарю читателей, поддерживающих блог на patreon: pitet, dervesp, Владимира Кравчука, Максима Зуева, Vemy, Дениса Матвеева, zymko, Леорика, Fadj, Sergey, Dyshik и Narga Cosplay.

Комментариев нет:

Отправить комментарий