воскресенье, 15 апреля 2018 г.

Архив. Warcraft: Путешественник, том 2


В этом выпуске блога собраны все посты о второй книге из серии “Путешественник” под названием "Путь по спирали" из версии блога в vk.

Предыдущие выпуски блога об этой серии книг доступны по ссылке. Также вы можете ознакомиться со сборником арта из книги и роликом-анонсом этой серии от Криса Метцена и Грега Вейсмана с субтитрами.

***

Описание книги:

Жизнь двенадцатилетнего Арамара Торна перевернулась с ног на голову после внезапного возвращения его отца, капитана Грейдона Торна, взявшего сына с собой в открытое море. Спустя несколько месяцев, на корабль Грейдона совершила нападение смертоносная банда налетчиков, известная как “Скрытые”, и Арам вместе с Макасой Кремниевое Кольцо, вторым помощником капитана, стал жертвой кораблекрушения. Но еще большее беспокойство вызывают так и оставшиеся без ответов вопросы, связанные с его отцом. Кто такие Скрытые? И что это за странный компас, который ему отдал Грейдон - компас, не указывающий на север? Арам и Макаса отправляются в путешествие, чтобы раскрыть эти тайны. В этом странствии у них появится несколько новых друзей - и куда большее количество врагов.

Арам не так давно и сам не понимал, как устроен мир вокруг, но теперь его друзья нуждаются в его наставлениях, в то время, как они все пробиваются через толпы нежити и сталкиваются с таинственными богами троллей лицом к лицу. Отец Арама всегда верил, что его сын сможет стать лидером - но получится ли это у него?


Новый сон Арама про Свет:

- Арам, - сказал Голос. - Ты слышишь меня?
- Да. Яснее, чем раньше.
- Ты знаешь, кто я? Что я?
- Ты - Свет. Голос Света. И каким-то образом… я должен тебя спасти. Это всё, что я знаю. Ты можешь рассказать мне больше? Я хочу узнать больше. Должен.
- Повернись ко мне. Взгляни на меня, Арамар Торн, и многое тебе тут же раскроется.

Арам повернулся к Свету. До этого он уже много раз видел этот момент в своих снах - даже до всех тех новых трудностей, что упали на его плечи. И каждый раз Свет был таким ярким, что практически ослеплял его. Сейчас он сиял еще ярче, но всё же Арам собрался с силами и не отвернулся. Даже не моргнул.
- Ответы, которые ты ищешь, - сказал Голос. - Лежат в Свете. Подойди.

Арам пошел вперед. Это было не легко. Казалось, что Свет представлял собой некую субстанцию, и двигаться в ней было все равно, что плыть внутри желе. Но Арам решительно продолжал свой путь. “У меня есть столько вопросов” - сказал Арам.
- Ответы, которые ты ищешь. - повторил Голос. - Лежат в Свете.
- Нет, - мрачно ответил новый голос. - В этом Свете живет лишь смерть.

Перед Арамом возникла возвышающаяся фигура, некий силуэт, что преградил ему дорогу к Свету. “Здесь ты не получишь ответов, не узнаешь никаких тайн.” - силуэт продолжил свою речь темным и сердитым баритоном. “Ты отдашь компас и бросишь это странствие - или умрешь.”

- Нет! - уверенно прокричал Арам. - Этот компас достался мне от отца!
Подобно кобре, силуэт молниеносно схватил Арама за изорванный пластрон его рубашки и притянул к себе достаточно близко, чтобы мальчик смог разглядеть черты лица противника, что стал его новым препятствием. Он знал их уже почти также хорошо, как и черты лица своего отца. Густые черные брови, широкий лоб, квадратная челюсть и практически черные глаза, что сверли его взглядом, полным чистого гнева. Это был капитан Малус. Человек, убивший Грейдона Торна. “Парень,” - прохрипел Малус. “Если ты так сильно скучаешь по своему отцу, то я могу легко отправить тебя к нему.” Свободной рукой он схватил компас и сорвал его с цепочки.

• О новом персонаже по имени Каррга, огре-женщине:

- Я уже предоставил Арамару Торну столько шансов сдать нам этот компас и уйти живым, сколько это вообще было возможно. Но он такой же упрямый, как и его безмозглый отец - он сделал свой выбор. Мы уже обьявили это ограм. И теперь я повторяю это для вас. Найдите мальчишку. Делайте, что должны. Но принесите мне компас.

Казалось, что тролль была довольна этим ответом. Она приложила ладонь к своему нагруднику, и тот, неожиданно, начал дрожать и издавать щелкающие звуки - несколько новоприбывших огров в замешательстве сделали шаг назад от Затры. Малус мрачно улыбнулся. Он знал, что живая броня Затры, на самом деле, была самкой скорпида длиной в метр: песчаная троллиха относилась к этому существу как к любимому питомцу и прозвала Быстробегом.

Затра сказала: “Рада слышать, друг. Я накормлю своих лоа кровью этого мальчика. Мальчик и все его друзья станут обедом для богов. Может быть, немного останется и мне с Быстробегом.” Она с жадностью облизнулась.

Малус проигнорировал проявление её жажды крови: он изучал шестерых огров, что привел Срогг. Один из огров сделал шаг вперед - это была могучая женщина-воин с пепельно-голубой кожей и более двух метров ростом. Её ладонь находилась на рукояти меча.

Срогг кивнул в её сторону, сказав: “Это Каррга. У Каррги есть...” Он не мог подобрать нужное слово.

- Информация. - подсказала она.

- Ага. Вот-вот.

Малусу она уже нравилась. Первое озвученное слово - и сразу с пятью слогами. По меркам огров, она, должно быть, была гением.

Каррга слегка склонила голову и продолжила: “Новый Гордок знает, что старому Гордоку нравились его увеселения.” В её словах не ощущалось ни капли любви к её бывшему королю. “Увеселения - это значит сражения. Поэтому старый Гордок отправлял своих налетчиков за новыми рабами. Отправил Вордока на запад. Марджука на восток. Вордок вернулся с твоим мальчишкой.”

- Он не мой мальчишка - слегка раздраженно сказал Малус.

Она легко пожала плечами и больше никак не отреагировала на слова Малуса: “Прошлой ночью друзья мальчишки убили Вордока. Но Марджук так до сих пор и не вернулся. Марджук - большой и вонючий огр. Он не станет служить Гордоку-человеку.”

- Зачем ты мне это рассказываешь? - спросил Гордок-человек.

Она улыбнулась: “Марджук сам хочет стать Гордоком. Но Каррга этого не хочет. Марджук убил отца Каррги ради какой-то свиньи. Гордок-человек будет наготове и сможет убить Марджука, верно?”

- Верно, - сказал Малус. Они поняли друг друга. - Только вот сегодня на восток отправишься ты. И Срогг из Изувеченной Длани. Возможно, что ты встретишься с Марджуком раньше меня. Поэтому я даю тебе разрешение - можешь сама убить его.

Она немного нахмурилась и вытащила свой меч из ножен на несколько сантиметров. Это было необычное оружие для огра. “Может, Каррга и убьет Марджука. Но может, что это Марджук убьет Карргу. Каррга не боится. Просто не уверена.” С этими словами, она вернула клинок в ножны.

Она даже достаточно умна для того, чтобы осознавать пределы своих возможностей.

Срогг с важным видом выступил вперед и объявил: “Срогг из Изувеченной Длани убьет Марджука. Срогг в этом уверен.”

Каррга взглянула на своего короля, ожидая его вердикта. Малус кивнул и с большим любопытством оглядел Срогга. Этот огр только что проявил галантность?

Казалось, что Каррга была довольна: “Срогг убьет Марджука. Теперь Каррга уверена.”

Срогг глупо улыбнулся… еще глупее обычного. Чтобы как-то скрыть это, он принялся чесать рог на своем лбу одним из шипов своей булавы. До Малуса слишком поздно дошло, что эта Каррга сможет легко очаровать Срогга своими маленькими женскими хитростями - или скорее, не маленькими. Но она все равно нравилась Малусу. Она была умной, а значит, могла быть и полезной. Плюс, если Срогг сможет убить её кровного врага, находясь под стягом нового Гордока, то этим он также обретет её верность как к себе, так и к Малусу. Тем не менее, с неё было нельзя спускать глаз. Есть явная граница, что лежит между пользой и опасностью.


• Рождение дриады по имени Дрелла:

Арам, застыв, смотрел на желудь, погруженный в лужицу. Как и все остальные. Затем, спустя долгие три секунды они все одновременно бросились вперед, чтобы вытащить его - и умудрились удариться лбами, будто какие-то странствующие комедианты.

Посему, хор возгласов “ой” был первым, что услышало дитя, вылупившиеся (или, возможно, правильнее будет сказать “расцветшее”) из Зерна Талисса. В любом случае, желудь треснул, а затем буквально вывернулся наизнанку - практически как зернышки кукурузы на костре. Из перевернутой скорлупы начал быстро расцветать лилово-голубой цветок, поднимающийся на стебле царственного фиолетового цвета.

Но вскоре, стебель начал менять форму, и вместе с тем начала изменяться сама его суть. Он становился длиннее и шире, на нем начали образовываться кости и мышцы, а затем их покрыли кожа и волосы. И всё это время, два больших зеленых глаза смотрели в карие глаза самого Арамара Торна. На самом деле, обе пары глаз взирали друг на друга с таким взаимным погружением и так неотрывно, что Арам не заметил большей части её роста.

Однако, сейчас, он мог хорошенько её оценить - во всем её великолепии. Она пахла одновременно как цветочная грядка его матери весной и свежескошенная трава. Но, по-настоящему, его поразили цвета - все невероятные оттенки, которые родились вместе с ней. Будто бы целая теплица орхидей собралась воедино в этом маленьком создании (да, она всё-таки была на пару-тройку сантиметров ниже его). Её кожа была пурпурно-розовой, а волосы были бордового цвета, который переходил в фиолетовый, синий и голубой по длине локонов. У неё были острые эльфийские уши цвета спелого персика, на концах переходящего в оттенок цветущей вишни. И те самые большие зеленые глаза - но, в остальном, черты её лица были утонченными, и оно выглядело вполне симпатичным.

У изначального цветка желудя теперь был кроваво-красный центр (или, возможно, просто пурпурный), который окружали белые лепестки с легкими оттенками желтого и розового. Этот цветок ныне украшал её длинные локоны, и на самом деле, был частью её самой. И он был далеко не единственным: букеты ярко-желтых и светло-розовых цветков служили ей чем-то вроде ожерелья на шее, а цветы вишни с желтыми сердцевинами благоразумно прикрывали её маленькую грудь. Розовато-лиловые листья, укрывавшие её диафрагму, переходили в широкий пояс листков цвета глубокого океана, заканчивающийся на границе эльфийской половины её тела - будто бы отделяя эту её половину от нижней.

Будто бы в таком акценте вообще была необходимость, и разницу в двух половинках её тела можно было бы не заметить. Всё-таки на месте обычных ног здесь было тело чего-то вроде четвероногого кентавра. Но всё же она была совсем не такой, как те кентавры, которых Арам видел на Станции Живодера. Те зверолюди, будь то мужчины или женщины, были огромными, массивными и уродливыми. Она же была маленькой, утонченной и элегантной, и нижняя половина её тела скорее принадлежала не могучей лошади, а хрупкому олененку. На этой части её тела рос темно-фиолетовый мех c оттенками бордового цвета. У неё были маленькие черные копыта всё того же темно-фиолетового оттенка и хвост c бирюзовыми завитками (в остальном, он был того же цвета, что и её волосы). Несмотря на все эти необычные черты, эта… девочка (внешне она выглядела лет на двенадцать - примерно столько же лет было и самому Араму) поразила нашего юного героя, что частично объясняет, почему он завороженно стоял с открытым ртом, вновь уставившись в её глаза.

Но честно говоря, он был не единственным, кто с глупым видом пялился на новую гостью.


• Встреча героев с Муэх'зала, лоа смерти:

Теперь оставался лишь один лоа, чье имя имя и титулы им предстояло прошептать: Уитэй но Муэх’зала, Бог Смерти, отец Снов, сын Времени, друг Ночи. Его тень нависала над ними, и она всё росла и росла. На мгновение, тролли затаили дыхание от восторга перед увиденным, а затем выдохнули - возможно, от облегчения. Арам пытался разглядеть, какое же именно обличье принял этот лоа, но его тень оставалась слишком замутненной. Или вернее, она постоянно меняла свою форму - таяла на глазах, принимая всё новые очертания. Вот лоа стал почти четырехметровым троллем. А теперь гигантским ящером. На секунду, он обратился капитаном Малусом. Затем существом из неистового черного пламени. Арам закрыл глаза, и к тому моменту, как он вновь открыл их, лоа стал гигантской парящей в небе китовой акулой. И она приближалась к храброму Мурчалю, который даже не двинулся с места.

Сам песок под их ногами зашептал: “Закуска. Закуска. Это всего лишь легкая закуска. Но сегодня у Муэх’зала будет еда...”

Арам не смог помочь Дрелле, но будь он проклят, если позволит этой твари сожрать Мурчаля. Может быть, именно поэтому лоа принял этот облик. Ведь до этого Мурчаль спас Арама от зубов китовой акулы. Но он был готов вернуть долг. Он сделал шаг вперед, пусть это и далось ему тяжелее, чем снятие каменной пластины с осколка кристалла в Мерцающих глубинах. Еще шаг, и еще два, и три - теперь он стоял между мурлоком и самой Смертью.

Муэх’зала остановился. Он принял новый облик - возвышающегося над всеми, за кем он пришел, черного призрака в красноватом сиянии. Арам приготовился к тому, что сейчас могло произойти всё, что угодно. Краем глаза он видел Макасу, Холку и даже Дреллу, готовых прийти ему на выручку. Он почувствовал на своем плече ладонь Мурчаля, который мягко пытался убедить его отойти в сторону. Но Арам стал
подобен каменной глыбе, которую не сдвинуть с места. Он знал, что, быть может, это была не храбрость. Вполне возможно, его просто парализовал страх, не позволявший ему сделать и шага. И всё же, как бы там ни было, Арамар Торн так и не шелохнулся.

Уитэй но Муэх’зала начал качаться из стороны в сторону, и Арам почувствовал, что его будто гипнотизируют. Тролли и жертвы затаили дыхание. Наконец-то, песок снова зашептал: “Не сейчас, Сын Торна. Не сейчас. Этот день - не сегодня. Но этот день приближается. Он приближается. Но Муэх’зала столкнется с тобой не здесь, и не сегодня. Наша битва еще впереди, еще впереди… Но она приближается, дитя. Она приближается. И если ты проиграешь эту битву, то Муэх’зала будет пировать всем Азеротом. Всем Азеротом. Всем Азеротом. Всем Азеротом...”

С этими словами, Муэх’зала утонул в песке и исчез. Арам был настолько ошеломлен, что даже не заметил, как лоа, наконец-то, растаял среди дюн пустыни. Не заметил, как снова зажглись факелы, или что свет луны снова падал на землю. В его разуме эхом отдавались последние слова, прошепченные лоа: “Она приближается. Она приближается.”

О контексте этой встречи с лоа:
Несмотря на то, что этот дух разделяет свой титул лоа смерти с Бвонсамди - это все равно два разных персонажа. Бвонсамди почитают тролли Черного Копья и Зандалары - он забирает их души после смерти. И пусть Бвонсамди известен своим мрачным чувством юмора, определенной долей садизма, да и вообще очень любит собирать души и заключать ради них всякие сделки, потому что от них растет его сила… он все равно защищает души тех, кто поклонялся ему при жизни. Эта важная деталь перекликается с тем фактом, что Лоа Могил ненавидит нежить, считая оживших мертвецов омерзительной поганью.

В то же время, в племени Песчаной Бури, которое поклоняется Муэх’зала, некромантия - вполне обычное дело. Тамошние знахари поднимают из мертвых мумии своих соплеменников и заставляют их сражаться против тех, кто желает захватить Зул’Фаррак. И такое стечение обстоятельств объясняется именно тем, что у песчаных троллей нет своего стража мертвых вроде Бвонсамди. Следовательно, у Муэх’зала иная роль. Бвонсамди - лоа, который забирает души своих последователей, и тех, кто умер от их рук. Он - лоа мертвых. Уитэй но Муэх’зала - лоа смерти, воплощение забвения.

Теперь можно подробнее рассмотреть сам случай из романа. Тролли Песчаной Бури захватили в плен Арама и его друзей, чтобы принести их в жертву своим лоа. Но у них ничего не вышло.

Кимбул, лоа-тигр, признал хищников в Макасе, охотнице из Тернистой долины, и Холке, который подобно всем гноллам, является прирожденным хищником. Поэтому он решил пощадить героев, ведь его титул - Погибель Жертв, а не погибель хищников.

Шадра, лоа-паучиха, напротив, была не прочь отведать новых гостей. Но ей помешала дриада Дрелла (https://vk.com/wall-97800267_62999). Она объявила, что ни один яд не способен ей навредить, потому что она дочь Кенария и воплощение природы. И поэтому не было паука, который бы не был ей другом, и смерть для неё - это такое же таинство природы, как и сама жизнь. Шадра склонила голову и оставила героев - возможно, из страха перед Кенарием или его родом, но возможно, что и из уважения к словам дриады. Любопытно, что один из титулов Шадры - Возлюбленная Смерти. Но неизвестно, означает ли это наличие некоей связи между ней и Муэх’зала. 

А третьим призванным лоа был, собственно, сам дух смерти. Позже Муэх’зала явился Араму в одном из его видений. Во время этого наваждения лоа смерти говорил в унисон с Ксарааксом, натрезимом и повелителем Скрытых. Они сказали, что их не волнует восстановление Алмазного Клинка руками Арама. И добавили, что скоро начнется битва, разожжется пламя, и Муэх’зала будет пировать всем Азеротом. Но вполне возможно, что гость из сна был “не настоящим” Муэх’зала, а всего лишь проекцией воспоминаний о нем поверх послания из видения.

Описание этого лоа смерти навевает воспоминания об одном духе, который упоминается только в одной из легенд об Одине. В той самой легенде, которая меньше любых других писаний о всеотце из Чертог Доблести похожа на вымысел - "Глаз Хранителя".

• Мысли Срогга из Изувеченной Длани, огра из Скрытых, об отправке всего клана Гордунни на охоту за нашими героями:

"Срогг выполнял эти поручения, потому что Срогг был верен Малусу. В этом не было никаких сомнений. Но Срогг верил в традиции народа Срогга. Срогг знал, что его капитан злоупотреблял этими традициями, объявив себя королем. Да, Срогг был готов последовать за Малусом на край самого Азерота и в челюсти самой смерти - какими бы они ни были. Но клятва верности Малусу была осознанным выбором Срогга.
Здесь всё было по-другому.

Срогг наблюдал за тем, как женщины, водрузив на свои спины младенцев, и поведя за собой детей из своих домов, отправились в путь посреди холодной ночи. В глубине своей могучей груди Срогг знал, что это было неправильно!"

***

• Барон Рейгол Валдред, один из Отрекшихся, использует "духи", чтобы скрыть запах разложения своей плоти:

“От капюшона исходил очень сильный запах жасминовой воды, скрывавший запах разложения плоти.”

• Об анатомии Отрекшихся:

Элита Гордока стояла среди тел Зловещих Тотемов, которых они только что убили. Пять мертвых тауренов и почти ни единой царапины ни на одном из огров. Барон Рейгол Валдред потерял руку, но он уже прикреплял её на место. То был один из его особых навыков. Большая часть Отрекшихся могла пережить потерю одной из конечностей, но Валдред знал лишь немногих, которые могли прикреплять назад свои отсеченные конечности. Они ненадолго делали кожу на местах стыка жидкой, заставляли волокна мышц связываться друг с другом, а кости вправляться в нужное положение. Откровенно говоря, большая часть Отрекшихся не могла похвастаться своим видом. Валдред не питал иллюзий на счет своей внешности: он прекрасно знал, что представлял из себя волочащий ноги кошмар. Но всё-таки он был функционирующим волочащим ноги кошмаром. И, по большей части, он сохранил свое чувство юмора относительно такого положения вещей.

Но это в меньшей степени касалось его способности сосредотачивать внимание. Он признавал тот факт, что легко впадал в состояние скуки. Он практически силой заставил себя сосредоточиться на том, что говорила Затра...

• Биография Валдреда:

Валдред нахмурился. Сейчас ему меньше всего хотелось нянчиться с тупоголовыми ограми. Он прошептал Сроггу: “Срогг, друг мой, ты можешь оставить себе всех огров. Я не нуждаюсь в спутниках. И раз об этом зашла речь, то и в транспортном судне тоже.” И чтобы доказать свою правоту, он зашагал прямо в воду, оставив остальных Скрытых позади…

***

Путь по дну затонувшего каньона был долгим. Но барон очень даже ценил тишину и одиночество после месяцев работы с ограми, троллями, араккоа и помешанными на одной единственной цели людьми. Бытность мертвым означала постоянную скуку, но бытность окруженным живыми тоже начинала утомлять. На самом деле, рано или поздно, всё начинало утомлять.

Он прошел мимо затонувшей деревни и скелетов её обитателей-кентавров, которые были дочиста обглоданы морской живностью.

Жизнь. Снова это слово.

Он скучал по жизни. Или по крайней мере, по времени, когда он жил. Сейчас он находился в некоей карикатуре на существование, каждый элемент которого можно было бы описать словом “шепот”. Он говорил шепотом. Звук его шагов был не громче шепота. И даже несмотря на то, что он был хладнокровным убийцей, на окружающих он производил впечатление всего лишь мимолетного шепота. Он больше не был человеком. Теперь от него остался только какой-то Человек-шепот.

Но когда-то всё было иначе. Когда-то, давным давно, он наслаждался жизнью, полной вызовов. Он служил в ШРУ. Штормградское Разведывательное Управление. Элита. (Тогда слово “элита” еще что-то значило, и им не награждали каждую банду огров на побегушках какого-то мелкого, пусть и временного, деспота.) Нет, Рейгол Валдред служил лично королю народа Штормграда Варину Ринну, и докладывал о своих операциях также лично ему. И служил настолько хорошо, что Его Высочество даже даровало Валдреду титул барона и землю в придачу.

Без сомнения, барон был разбойником. Но разбойником-патриотом. Получив распоряжения из Штормграда, он отправился в Лордерон, где собирал информацию на благо своего родного королевства, рискуя жизнью и целостностью своих конечностей (тогда ведь он еще не мог прикреплять их обратно на место). Он был опасным человеком, забравшим множество жизней, но в те времена у него были принципы, и он убивал лишь тех, кто угрожал королю и стране.

А еще в его жизни были женщины...

Его подход к дамам тоже можно было бы назвать разбойническим. И хотя сейчас он был похож скорее на вурдалака, в то время его считали вполне себе красивым. И он был добр с ними. Да, возможно, одна или даже две из его прошлых спутниц возжелали его смерти после того, как их время вместе подошло к концу (хотя он сомневался, что даже они бы возненавидели его настолько, чтобы пожелать ему обращения в нежить). Но он считал, что большинство его спутниц вспоминает время, что они провели вместе, скорее с теплотой. Ведь даже после того, как он стал Отрекшимся, он умудрился наткнуться на пиратку, которую когда-то любил. В определенной степени. И она храбро поцеловала его в холодные, тонкие, сухие и бледные губы в память о прошлом. Это было единственное прикосновение, движимое чувством симпатии, которое он испытал с тех пор, как умер. И хотя он еле почувствовал это прикосновение, он вспоминал о нем с любовью. Почти также, как об их старых встречах, со времен которых прошло уже почти двадцать лет.

Но, ох, эти годы, эти прошедшие годы...

Лет восемь-девять назад, он был в Крепости Штормград и докладывал королю разведданные из Лордерона.

Вариан, как и всегда, с благодарностью выслушал их и, улыбнувшись, поинтересовался, не готов ли Валдред уйти на пенсию? В конце концов, барону было почти сорок лет, так что он был практически древним в сравнении с другими оперативниками ШРУ.

"Я дал тебе титул, друг мой," - сказал король, "Но ты даже не дал себе времени им насладиться. Если ты готов на это - пускай даже прямо сейчас, я щедро вознагражу тебя за долгую службу и больше ничего не стану просить у тебя взамен." 

И Валдред поразмыслил над этим предложением... секунд шестнадцать, от силы. Нет, ему слишком нравилась его работа - и ему нравились те удовольствия и, так сказать, дополнительные увеселения, которые её сопровождали.

Поэтому когда пришли вести о чуме на севере, Барон Рейгол Валдред сам вызвался расследовать, что же там происходит. Он обнаружил таинственное заболевание, которое уничтожало жизнь, но при этом порождало нежизнь. А затем пришла Плеть, армия нежити Короля-лича, принявшаяся убивать всех и вся на своем пути. После смерти, её жертвы поднимались вновь - чтобы присоединиться к этой армии.

За свою жизнь Валдред еще никогда не обезглавливал столько врагов. Но толку от этого было мало. Он слабел от чумы, и еще до того, как он успел погибнуть из-за неё, на него обрушилась волна Плети, и четыре клинка Плети пронзили его со всех сторон. Он испустил последний вздох и упал.

Но потом восстал вновь.

Рейгол Валдред всегда славился силой не только своего тела, но и разума. Он оказался достаточно сильным для того, чтобы осознавать тот факт, что он более не контролировал свои действия. Он стал шаркающей марионеткой из плоти и костей, рабом любой прихоти кукловода Короля-лича. Он убивал людей, которых когда-то любил, и ему еле хватало самообладания, чтобы осознать происходящее, что уж говорить о том, чтобы как-то это остановить.

Это было самое черное время. Маленький фрагмент его "я" до сих пор мечтал об истинной смерти. Но этот фрагмент был захоронен глубоко-глубоко и не имел никакой власти над творящимся ужасом. Он просто шаркал вперед, всё вперед и вперед...

Слава богам за Королеву банши!

При жизни Сильвана Ветрокрылая была высшей эльфийкой и генералом следопытов Луносвета, столицы королевства Кель'Талас на севере Лордерона. Её подняли в нежизнь после того, как она потерпела поражение от рук чемпиона Короля-лича. Но каким-то образом ей удалось найти способ освободиться от хватки Короля-лича над её волей и разумом. Вырвав себя из машины Плети, она отправилась на поиски других, подобных ей - тех, чьи души были глубоко погребены и скованы - но не уничтожены.

Так она и нашла Рейгола Валдредра. Её сила освободила его разум, волю и душу, но не вернула его тело к жизни. Он стал Отрекшимся и поклялся в верности Королеве банши. Он сражался на стороне Ветрокрылой -  против Плети и тех, кто когда-то их контролировал, и тех, кто собирался вновь подчинить их. Он сражался с ними по всему северу.

Но в какой-то момент ему стало очевидно, что это сражение никогда не прекратится.

Ему наскучило убивать мертвых. Он преклонил колено перед Сильваной и попросил её освободить его от данной им клятвы. Она согласилась, пусть и неохотно. И хотя она требовала от них верности, она не держала своих подчиненных в рабстве. Она понимала зов свободы лучше многих. Но она предупредила его о том, что немногие в Азероте примут его подобно Отрекшимся. Даже свободные от предубеждений люди, которые поймут, что он не сам выбрал для себя подобное бытие, никогда не смогут остаться с ним в одном помещении на длительный промежуток времени - ведь его всюду сопровождал смрад смерти.

Тем не менее, барон Валдред всё же оставил Королеву банши и Чумные земли.

Он окунулся в жасминовую воду - практически искупался в ней - и начал свое путешествие по Азероту в поисках чего-то, неважно чего именно, что смогло бы на время придать его существованию интерес. Он стал наемником и убийцей за звонкую монету (хотя от денег ему особого прока не было), потому что такая работа служила чем-то вроде маленькой головоломки, которая на время занимала его разум.

В итоге, он повстречал Малуса, который предложил ему серьезную оплату и сложные задачи на службе у Скрытых. Работа со шпионажем и смертью - это было самым близким предприятием к тем денькам, когда он был живым человеком из ШРУ. У него появились новые компаньоны: Затра, Быстробег, Срогг, Ссарбик и Ссавра, и сам Малус. Они то и дело устраивали между собой драматичные споры, и ему вообще было весело наблюдать за ними. И те ребята, за которыми они охотились: капитан Торн и его сын, и талантливая Макаса Кремниевое Кольцо - так, кого же она ему так сильно напоминает? - они предоставили ему серьезный вызов на пути к успеху миссии.

 Это была не жизнь. Но он жил.

• Встреча Валдреда с Вестником Смерти Черношипом в Курганах Иглошкурых:

"'Эй, ты!" - прокричал барон так громко, как только позволяло состояние его глотки. "Что это за игру ты тут затеял!?"

На морде Черношипа была маска, поэтому понять его реакцию было сложно. Но, похоже, что он только сейчас заметил нового гостя: "А ты еще кто!?" - рявкнул он в ответ.

"Барон Рейгол Валдред, и я из-"

"ОТРЕКШИЙСЯ!" - прорычал вестник смерти, "ПОГАНЬ!" (эти два слова явно были синонимами в лексиконе Черношипа.)

"Кого ты тут собрался поднять из мертвых, лунатик?" - прошипел Валдред в то время, как над ним навис скелет огромного медведя, но тот отпрянул от него в последний момент, также как до него это сделала гарпия.

"Я воскрешаю Амненнара Хладовея! И когда он появится здесь, ты снова почувствуешь на себе иго Плети!"

"Через мой неживой труп."

"Да будет так!" - возопил Черношип прежде, чем прошептал некое заклинание, в ответ на которое медведь-скелет вновь приготовился атаковать Валдреда.

***

Спасибо, что прочли этот выпуск до конца
И до встречи в следующих! *)

По традиции благодарю читателей, поддерживающих блог на patreon: pitet, dervesp, Владимира Кравчука, Максима Зуева, Vemy, Дениса Матвеева, zymko, Леорика, Fadj, Sergey, Dyshik, d-pro, LEKAROK, Артёма Бочарова, Frolovskiy Dima, wDBYB, Dmitry Zateev, Александра Моторина, stefan_flyer, Михаила Кузнецова, Кристин Кулагину, Amatych, Maxim Demyanov, Dreodront, Александра Иванова, Triumpher, Черномяс, Анастасию Панченко, NickDS, Rastead, Zerathustra,Teungel и Sergey.

1 комментарий:

  1. А скажите пожвлуйста, где можно найти эту книгу на русском, если её, конечно, перевели?

    ОтветитьУдалить