воскресенье, 10 июля 2016 г.

Тома об артефактах чернокнижника и цитаты Тал'киэля

warlock.jpg

В Legion у игроков появится возможность узнать больше об истории своих артефактов благодаря внутриигровым книгам, рассказывающим их историю. В этом выпуске у нас перевод двух таких историй об артефактах чернокнижников - легенд о Скипетре Саргераса и Черепе Ман’ари. Пока эти книги до конца открыть еще не удалось - статья будет обновляться по мере появления новых глав.

Также мы немного подробнее рассмотрим Череп Ман’ари и его цитаты в общении с персонажем игрока. Этот артефакт чернокнижника-демонолога - еще одно орудие, способное разговаривать со своим обладателем. И если Алунет с Ксал’ататом шепчут в разум своих хозяев, то череп же просто озвучивает свои мысли чернокнижнику вслух, и иногда обменивается одной-двумя репликами с призванными его хозяином демонами. Оригинал этих цитат доступен по ссылке.

Шепот Ксал’атата и Алунета мы уже рассмотрели в этой статье, а Испепелителя в этой. Предыдущие же выпуски новостей по Legion доступны по ссылке.

WoWScrnShot_092016_223704.jpg

***

Этот парящий череп разумен, и когда-то давным давно он был одним из трех правителей Аргуса, могущественным эредаром по имени Тал’киэль. Теперь от него остался лишь череп и позвоночник, переделанный демонами в ритуальный кинжал.

“Крики Пробудителей эхом отдавались по Аргусу, в качестве мрачного напоминая о цене, уплаченной за сделки с демонами.”

WoWScrnShot_090716_190800.jpg

У меня пока нет возможности расписать всю историю похищения Черепа Ман’ари у Мефисторота, но вот цитаты Тал’киэля в ходе этой авантюры:

- А теперь-то что!? Однажды я освобожусь от твоей власти, и… стой… ты не мой хозяин! Чтобы обратиться ко мне нужна большая храбрость. Или глупость...
- Мне нужна твоя сила.
- Ха. Думаешь, что ты первое существо из обреченного мира, которое молит меня о помощи? Нет, ты сгоришь пред мощью Легиона, а я продолжу страдать на службе этим тварям до скончания времен. Лучше не трать попусту силы и просто прыгни в огонь!
- Значит, прославленный Тал’киэль решил подчиниться демонам.
- Как ты смеешь!? Если бы из меня постоянно не тянули силы, я бы легко подчинил их себе.
- Тогда позволь мне освободить тебя. Вместе мы поставим Легион на колени! Мы станем властителями!
- Хм… хорошо, пускай. Приходи в оплот Оскверненной Души, если ты всерьез считаешь, что можешь освободить меня. Но если этот вызов тебе не по плечу - ты разделишь со мной вечные муки!
- диалог чернокнижника и проекции Тал’киэля, призванной им в Даларане

  • А вот и ты, смертный! Я чувствую, что ты поблизости. Двигайся быстро и спускайся вниз по тропе! Повелителя нет, и его слуги жадно поглощают мою силу. Приходи же, отплати за это унижение! Познакомь их с непостижимыми уровнями боли!
Сразу после появления чернокнижника в Крепости Души Скверны.
  • Хорошо! А теперь пока мой повелитель не вернулся, убей моих тюремщиков и освободи меня!
У ритуального круга, где покоился череп.
  • Ты слышишь меня, смертный? Мефисторот заключил меня на дальней стороне долины. Скорее, я чувствую, что он готовит что-то серьезное.
Когда Мефисторот забирает череп.
  • Аргх! Будь ты проклят! Я не сдамся!
Когда Мефисторот начал силой подчинять Тал’киэля своей воле.
  • Свобода! Сладкое чувство, но магия Мефисторота уменьшила мою силу. Давай покинем это место, пока повелитель ужаса не вернулся.
После победы над Мефисторотом.

Пока известны следующие цитаты Тал’киэля:

При убийстве существ:

  • Хахахаха.
  • Отлично!
  • Душа вот этого будет полезна.
  • Еще один слабак пал!
  • Какая легкая победа.
  • Ты вообще пытаешься?
  • Пади ниц перед своими повелителями!

Другие цитаты:

  • Если бы Валарьяров удалось высвободить из этого места, они бы стали значительной помехой для Легиона. Застрявшие тут, они бесполезны.
При виде Валарьяров Одина, заключенных вместе с ним в Чертогах Доблести.
  • Всегда нужно иметь план побега. Этот урок я выучил на собственной шкуре!
При создании демонических врат.
  • Посмотри на это существо. Какая неуклюжая техника! Оно бы никогда не смогло овладеть магией связывания, необходимой чернокнижнику.
При виде Уларогга Скалолома, одного из боссов в Логове Нелтариона. Уларогг - советник Даргрула Короля Подземелий и могущественный шаман.
  • Этот Ксавий хитер. Он скрывает свой истинный облик, при этом накапливая силу этой иллюзией. Мы поступим мудро, если поучимся у него.
При виде Тени Ксавия, последнего босса Чащи Темного Сердца. Истинное тело Ксавия же находится в Изумрудном Кошмаре.
  • Спустить псов!
При использовании заклинания, призывающего двух ловцов Скверны.
  • Только ОДИН глаз? Не жалуйся мне, потому что у тебя нет никакого глубинного восприятия.
При призыве Ока Кил’рогга.
  • Ищешь существо из Круговерти Пустоты? Выхватываешь зверя из Бездны? Ох… так ты просто призываешь друга…
При использовании ритуала призыва, который используется для призыва других персонажей игроков.
  • Когда у меня было тело, мне никогда не была нужна помощь с этим ритуалом. Я был несравненным призывателем!
При использовании ритуала призыва, который используется для призыва других персонажей игроков.
  • Что, уже собираешься убегать?
При создании демонических врат.
  • Да. Этот нам хорошо послужит. Хахахаха.
При подчинении демона.
  • Склонись перед новыми хозяевами!
При подчинении демона.
  • Все будут служить.
При подчинении демона.
  • Приятно видеть, что я здесь не единственная оторванная часть тела.
При призыве Ока Кил’рогга.
  • Думаешь, сможешь призвать мне тело, пока занят этим?
При призыве Ока Кил’рогга.
  • Тебе нужна помощь, чтобы завершить ритуал призыва? Ты не можешь совершить его сам? Жалкое зрелище.
При использовании ритуала призыва, который используется для призыва других персонажей игроков.
  • Обглодайте их тела до костей!
При использовании заклинания, призывающего двух ловцов Скверны.
  • Разорвите их на куски!
При использовании заклинания, призывающего двух ловцов Скверны.
  • Испепелить их!
При использовании заклинания ”Рука Гул’дана”, после применения которого остается группа бесов, атакующих врага.
  • Сражайтесь! Сражайтесь, жалкие бесы!
При использовании заклинания ”Рука Гул’дана”, после применения которого остается группа бесов, атакующих врага.
  • Сжечь их!
При использовании заклинания ”Рука Гул’дана”, после применения которого остается группа бесов, атакующих врага.
  • Берегись! Его советник - не тот, кем кажется. Держи все свои трюки на готове.
Перед боем с Кур’талосом Гребнем Ворона, последним боссом Крепости Черной Ладьи. Как и остальные призраки в крепости, Кур’талос был поднят силой Гул’дана, и видит во всех гостях крепости демонов. Его советник - Латосий. Этот ночной эльф был членом Лунной Стражи и погиб в Войну Древних, сражаясь на стороне сопротивления. Только этот Латосий будет применять в бою темную магию, а когда лорда Гребня Ворона уже почти одолеют, советник раскроет свое истинное лицо: он не призрак Латосия, а повелитель ужаса по имени Данталионакс. Но теперь ясно понимающий происходящее Гребень Ворона присоединяется к бою против демона и благословляет героев силой душ своих предков.
  • Ну и ну… неужели, это моя блудная ученица Таликса? Её не было рядом, когда воздаятели сковали меня цепями и убили моих остальных учеников. С нетерпением жду момента, когда смогу лицезреть её смерть.
Перед боем с Таликсой Пламя Гнева, вторым боссом Квартала Звезд в Сурамаре. Таликса - чернокнижница из народа эредар, следящая за безопасностью в дворце эльфов.
  • Это существо может и выглядит впечатляющим, но заклинания, что придают ему форму, еле скрепляют его вместе. Прерви поддерживающий его ритуал, и всё остальное рухнет за ним.
О Гневе Азшары, последнем боссе Ока Азшары. Гнев Азшары - это нечто вроде элементаля воды и тайной магии с сущностью одной из личных служанок Азшары внутри. Это существо создавали заклинательницы наг при помощи Приливного Камня Голганнета. Герои убили их, тем самым прервав ритуал, поэтому чудовище не смогло воплотиться на пике своих сил.
  • Ты слышишь их? Крики душ, из которых сделаны каждая доска и гвоздь на этом корабле? Они как… музыка...
На борту Нагльфара, проклятого корабля квалдиров, на котором обреченные души отправляют в Хельхейм.
  • Ургх. Он частично виновен в том, что я нахожусь в таком облике! Он не избежит моего гнева, НО есть другие, которые куда более виновны в этом - с ними нужно разобраться в первую очередь!
При виде Велена в ходе сценария по защите Экзодара от нападения Легиона.
  • Её попытки контролировать поток времени тщетны. Тайные силы работают против неё. Куда более могущественные, чем она даже может себе представить.
О великом магистре Элисанде, правительнице ночнорожденных. Элисанда владеет Оком Аман’Тула, Столпом Созидания, дарующим власть над временем. Она служит предпоследним боссом рейда Цитадели Ночи.
  • Он прозрел Великую Тьму и узрел величественные труды Легиона. Интересно, как отреагируешь ты, когда сам увидишь их?
О звездном авгуре Этрее, одном из боссов Цитадели Ночи в Сурамаре. О нем мы уже говорили отдельно, рассматривая панорамы планет из боя в его обсерватории. “Величественные труды Легиона” - это панорама мира, обращенного Легионом в пустошь Скверны.
  • Как и большинство натрезимов, Тихондрий столь же высокомерен, сколь и смертоносен. Его самомнение его и погубит.
О Тихондрие, который выступает в роли босса в Цитадели Ночи. Там он наблюдает за тем, чтобы Гул’дан верно исполнял свой долг перед Легионом.
  • Это место - ничто по сравнению с Мак’Ари. И скоро оно точно также сгорит в адском пламени.
В Сурамаре. Мак’Ари был самым священным городом эредаров Аргуса до их падения.
  • Эльфы этой земли иссыхают от нехватки магии. Жалкое зрелище. Они могли бы легко отобрать её у других.
О Сурамаре.
  • Эльфы прячутся за своими стенами в надежде, что они их защитят. Идиоты. Весь мир вокруг них рассыплется в пыль, если Легион победит!
О Сурамаре.
  • Здесь полно существ, изуродованных и исковерканных больным разумом. Но гореть они будут также как и все остальные.
Об участке земли, пораженном Изумрудным Кошмаром.
  • Кошмар расползается по этим землям. Собрать эту силу - заманчиво. Но делать это, не понимая её природы, - глупо.
Об Изумрудном Кошмаре.
  • Она глубоко испила Скверны. Какая жалость, что у нас нет времени выяснить, можно ли её подчинить как любого другого демона.
Предположительно, о Кордане Оскверненной Песне, у неё даже кожа позеленела от Скверны. Она последний босс Казематов Стражей. Но, возможно, что это про Иллисанну Гребень Ворона, охотницу на демонов и босса в Крепости Черной Ладьи.
  • Эти пики, устремленные ввысь, к облакам, - каким удовольствием бы было пронаблюдать, как они рухнут.
В Крутогорье. В качестве диалога с призванными демонами.
  • Народ этой земли дорого заплатил за свою свободу от Легиона - цена, уплаченная кровью. Эта была напрасная жертва, как ты уже скоро увидишь.
В Азсуне. В качестве диалога с призванными демонами.
  • Этих врайкулов не так-то просто уничтожить, как ты можешь подумать.
В ответ на реплики демонов в Штормхейме.

Цитаты из цепочки заданий по получению скрытого облика для черепа, Лика Первого Пробудителя:

123.jpg

  • Знаешь, мне несколько не хватает кожи на своих костях. Может быть, мы сможем что-нибудь с этим сделать?
  • Нет, низшая каста. Совсем не подходит.
  • Неплохо. Неплохо. Только глаза зеленые. У меня были серые.
  • Нет-нет-нет, совсем не тот цвет кожи. Этот не годится.
  • Ургх! Эта голова напоминает мне об одном моем старом уродливом ученике. Избавься от неё.
  • Вот! Вот эта! Дай мне её сюда сейчас же!

Цитаты демонов-прислужников, которые они выдают, попадая в новые локации Расколотых Островов. Порядок цитат такой: Азсуна, Крутогорье, Штормхейм, Сурамар, Валь’шара.

Наблюдатель:

  • Я вижу духов среди всех руин этой земли. Они уже давно готовы к тому, чтобы мы собрали из них урожай.
  • А, с этой высоты я могу разглядеть всё.
  • Что за скучное место? Оно бы выглядело куда лучше, будь оно окутано пламенем.
  • Посмотри на этот город! Там столько магии, на которой можно попировать!
  • Здесь повсюду зелень. Только не моего любимого оттенка.

Бес:

  • О, мы идем на пляж! Отпуск ведь прописан в контракте, да?
  • Эй, мы можем отсюда уйти? Я-я-я немного боюсь высоты!
  • Я не могу дождаться, чтобы увидеть, как эти холмы запылают огнем!
  • Город!? Нам обязательно туда идти?
  • Хаха! Здесь столько всего можно поджечь! Хаха!

Демон Бездны:

  • Мне не нравится это место! Освободи меня!
  • Это место еще хуже предыдущего.
  • Здесь мне тоже не нравится!
  • Тени сгущаются над этим местом.
  • Я ненавижу это место. Освободи меня от пытки этого путешествия!

Повелитель Бездны:

  • Глубины океана темны и запретны. Как и бесконечная Бездна.
  • С этой высоты я почти могу коснуться Бездны.
  • Я чувствую поблизости темное место. Тронутое Бездной.
  • Бездна стремится к этому краю.
  • Когда я уничтожу этот мир, эта земля станет одной из первых, что будет пожрана.

Суккуб:

  • Призрачные глаза следят за каждым нашим движением. Я не думаю, что здесь хоть где-то можно уединиться, повелитель.
  • Мммм! Местные таурены такие… высокие.
  • Не могу дождаться, чтобы очаровать одного из этих больших и мускулистых врайкулов!
  • О, смотри, повелитель! Город, полный маленьких непослушных эльфов.
  • Земля, полная снов, но среди них нет ни одного про меня? Этого достаточно, чтобы ранить чувства женщины. (Ответ Тал’киэля: Ты, наверное, хотела сказать “кошмаров”.)

Шиварра:

  • Разрушение этой земли - незаконченная работа. Когда с ней будет покончено, она послужит достойной данью великому Саргерасу.
  • Даже горы этой земли рухнут пред мощью лорда Саргераса.
  • Эти врайкулы должны петь хвалу Саргерасу, а не свои пустые гимны титанам.
  • Что за жалкая пародия на город.
  • Я чувствую могущественное присутствие на этой земле. Но не такое сильное, как у лорда Саргераса.

Страж Скверны:

  • Это место было разрушено давным давно. Зачем ты впустую тратишь мое время, смертный?
  • Здесь так много зверей, которых можно убить!
  • Местные врайкулы считают себя несравненными воинами. Я покажу им, как они ошибаются!
  • Я с наслаждением буду наблюдать за уничтожением этого города.
  • Почему мы тратим время, гуляя по этому лесу?

Страж ужаса:

  • Это место - не более чем пустая тень того, чем оно было когда-то. Мы уничтожим его последним, чтобы его обитатели погрузились в отчаяние от уничтожения своего мира.
  • Это гора рухнет!
  • Новая земля для разрушения!
  • Слабые существа, созревшие для убоя.
  • Повсюду деревья. Пожар будет величественным!

Цитаты Тал'киэля с пока неизвестным контекстом:

  • И что ты собрался делать вот с этим?
  • Посмотри на эту землю. Взгляни, как Легион вытянул из неё всю хоть сколько-нибудь полезную магию. Не осталось даже души хотя бы одного червяка. Такая эффективность заслуживает похвалы.
  • Сильные, могущественные, хитрые. Из драконов бы вышли идеальные слуги, будь они более… раболепными.
  • Ургх. Это навевает неприятные воспоминания.
  • Взгляни на это чудовище перед собой. Легион не имеет отношения к его созданию. Нет, это существо - продукт ошибки плана титанов.
  • Он напоминает мне стража Скверны. Большой. Сильный. И тупой!
  • Аргх! Держи меня подальше от этой штуки! Я не хочу, чтобы из меня снова вытянули всю магию!
  • Это взаимное чувство.
  • Ну…  милое местечко.
  • Глядя, как ты оттачиваешь свое мастерство, я вспоминаю, как давным-давно, тысячи лет назад, был наставником лучших призывателей Аргус… пока нас не предали.
  • Мы столкнемся с моими бывшими сородичами в этом конфликте. Хорошо. Я тысячи лет ждал своей мести. Они заплатят за то, что сделали со мной.
  • Разве не великолепно наблюдать за тем, как такие могучие существа преклоняют перед тобой колени? Я пожертвовал всем… ВСЕМ за такую силу! Однажды, и тебе придется заплатить свою цену за эти амбиции.
  • У него есть прочная связь с Темным Повелителем. Чтобы упрочить нашу власть над Легионом, нам стоит устранить своего конкурента, пока есть возможность.
  • Сгинь.
  • Хм, хорошо.
  • Очень хорошо.
  • Что теперь!?
  • Ургх… да?
  • Тебе протянуть руку помощи? Так у меня нет рук.
  • Что тебе от меня нужно?
  • Повелевать или не повелевать - вот в чем вопрос.
  • У моего безумия есть своя логика.
  • Эти глупые врайкулы всё еще верят, что титаны однажды вернутся.
  • Эта земля, может и выглядит чистой. Но даже здесь я чувствую присутствие Легиона.
  • Здесь, в лесу, ты увидишь ошибку в планах титанов.
  • Интересно. Какое хитроумное использование остаточной энергии душ. Мы должны будем изучить эту технику.
  • Эта земля такая… чистая. Я не чувствую здесь никакой демонической порчи. Это… отвратительно.

Еще в прохождении сюжетной линии Сердца Света за чернокнижника есть несколько цитат, связанных с совместной работой чернокнижников и служителей Света, в которых прослеживается непривычность подобной практики для обеих сторон.

Когда Мрачная Жатва отправляет подкрепление в лице Калидуса и Ритцуна своему лидеру в ходе битвы за Экзодар:

Ритцун: Этот слабоумный, Калидус, настоял на том, чтобы я взял его с собой. Я отказался. Он все равно пошел за мной. Давайте быстрее с этим закончим, а то у меня кончится терпение, и я сожгу его.
Велен: Всё это как-то неловко.

Когда Сердце Света переносят в оплот Мрачной Жатвы:

Демон-инквизитор: Это розыгрыш? Вы меня разыгрываете? Очень смешно, повелитель!

WoWScrnShot_090716_222605.jpg

Теперь можно взглянуть и на книгу с историей Тал’киэля:

Том Омраченных Орудий
Череп Ман’ари
Часть первая

До пришествия Саргераса на Аргус, эредар Тал’киэль возвестил золотой век для своего народа. Тал’киэль был колдуном несравненного таланта, он и его Пробудители расширяли границы изведанного в магии связывания и призыва, создавая сущностей тайной магии, которые помогали им строить чудесную архитектуру их столицы. Тал’киэль также разработал машины, которые фокусировали скрытую энергию тайной магии их планеты, наполняя Аргус миром, гармонией и жизнестойкостью. Все были восхищены его способностями, включая его молодого ученика, Архимонда.

Ходили слухи о том, что Архимонд завидовал силе и влиянию Тал’киэля, но лидер эредаров отметал их как пустую ложь, ведь его ученик демонстрировал к нему одну лишь преданность. Архимонд даже пошел на огромные затраты, чтобы подарить Тал’киэлю сделанную на заказ корону, для которой он самостоятельно проводил измерения головы.

Часть вторая

Тал’киэль вел орден магов-эредаров под названием “Пробудители”. Они были мастерами в искусстве сотворения и связывания. Они были известны своими разумными конструктами тайной магии и исследованиями новых пределов в ремесле призыва. Но Тал’киэль был не из тех, кто спокойно потчевал на лаврах. Он жаждал большего. Ища способ возвысить свой орден до невиданных высот, он исследовал не отмеченные на картах земли, заходя куда дальше, чем осмеливался любой эредар до него. Его заклинания достигали необъятных пределов Великой Запредельной Тьмы, вопрошая о более глубоком источнике силы.

Однажды, он получил ответ.

Часть третья

Тал’киэль был гениальным, но не мудрым. Темное присутствие начало шептать ему, и разум эредара наполнили видения силы за гранью его воображения: бесконечные шеренги смертоносных слуг, готовых исполнять каждую его прихоть. На фоне этих демонических воинств конструкты тайной магии Тал’киэля выглядели детскими игрушками. Впоследствии, он начал презирать тайную магию, и его страсть была обращена только на магию Скверны.

Таинственный благодетель Тал’киэля даровал ему способность призывать меньших демонов, и эредар немедленно распространил это знание среди своих Пробудителей. Бесы и охотники Скверны, инферналы и абиссалы - все они исполняли команды Тал’киэля и его колдунов. Убежденный в том, что это было началом новой эры, Тал’киэль лихорадочно готовился представить своих питомцев правителям Аргуса, Велену и Кил’джедену.

Гениальный. Не мудрый.

Часть четвертая

В присутствии Велена, Кил’джедена и ближнего круга правителей эредаров, колдун Тал’киэль продемонстрировал, на что были способны его любимцы Скверны. Сначала, он призвал множество своих знакомых конструктов тайной магии и распределил их стройными рядами. Затем небо потемнело, и тучи разверзлись, открывая вид буре из падающих метеоров. Из кратеров поднялась армия инферналов, которых Тал’киэль спустил на конструктов. Это было символической демонстрацией начала новой эры для его народа. Он восторженно смотрел на то, как демоны уничтожали несчастных сущностей тайной магии, круша и сжигая их до тех пор, пока от них не остались лишь тлеющие угли и дым. Ярость демонов была настолько сильна, что даже ближайшие колонны и статуи были обращены в щебень и пепел. Приемлемая жертва на алтарь прогресса, как считал Тал’киэль.

Но когда он посмотрел на лица своих коллег, то не увидел ожидаемого им одобрения. Выражение лица Кил’джедена было равнодушным и не читаемым, но сомнений в том, какие чувства испытывал Велен, быть не могло. Он отверг новых слуг Тал’киэля и приказал ему больше никогда не создавать их снова.

Часть пятая

Следующий текст был взят из записи о последних днях Тал’киэля, написанной неизвестным Пробудителем. Она была получена из личного архива Архимонда.

“После бедственной демонстрации мастера Тал’киэля, Велен запретил ему вызывать демонов, обличая его “новую эру” провалившимся экспериментом. Тал’киэль на целые недели скрылся в своих покоях. Он не ел и не спал. Его единственными спутниками были демонические слуги, которых он призывал, а затем изгонял в приступах гнева. Или это просто мы так думали - единственным, что мы могли услышать, был визг бесов, которых выталкивали туда и обратно между этим миром и Круговертью Пустоты. Также мы почувствовали присутствие других, больших сущностей рядом с ним, темных призраков со злобными намерениями. Хотя его слуги и поклялись, что никто не заходил в его святилище.

Когда Тал’киэль наконец-то показался, он изменился. Он постарел на века, одинокий во тьме со своими мыслями и рабами. Его спина искривилась, он ссутулился, и в его глазах было странное мерцание. Он призвал своих Пробудителей, и мы ответили на зов, ибо мы любили его как отца.

Он посмотрел на каждого из нас по очереди и сказал лишь это: “Начинается новая эра.””

Часть шестая

Тал’киэль приказал своим Пробудителям продолжить эксперименты по призыву существ Скверны. Втайне, он и его колдуны призывали всё более и более ужасных демонов и применяли могущественные заклинания, чтобы скрыть своих слуг на тайных тренировочных полигонах. Скрытый от взора Велена и Кил’джедена, Тал’киэль медленно собирал гигантскую демоническую армию ради единственной цели: стать диктатором Аргуса.

Все Пробудители были едины в поддержке Тал’киэля, кроме одного - его ученика, Архимонда. Хотя он и не испытывал отвращения к демонам - даже наоборот, они ему довольно-таки нравились - Архимондом двигали амбиции, и он стремился проявить себя в глазах Велена и Кил’джедена. За ночь до запланированного Пробудителями переворота Архимонд раскрыл планы Тал’киэля правителям эредаров.

“За это вы получите его голову.” - сказал Архимонд.

Часть седьмая

Велен и Кил’джеден были ошеломлены вестью о предательстве Тал’киэля. Он призвал легионы зверей Скверны, чтобы построить свою личную империю, и планировал убить правителей эредаров. Он прильнул к новому и странному источнику, чьи пределы были неизвестны, и его нужно было остановить: быстро и безжалостно. Чтобы доказать свою верность Велену и Кил’джедену, Архимонд сломил чары, что скрывали место, по которому маршировала демоническая армия Тал’киэля, и повел туда контингент магов, чтобы взять штурмом тайные тренировочные полигоны.

Битва была недолгой. Нападавшие маги застали Пробудителей врасплох и легко победили их. А демоны без направлявших их командиров были разбиты в пух и прах. Архимонд лично встретился со своим мастером лицу к лицу, когда тот призывал подкрепления. Одним ударом своего меча, он обезглавил Тал’киэля.

Часть восьмая

Из первой главы “Трактата по Френологии Эредаров”:

“Френология - наука, изучающая форму черепа в качестве метода определения интеллектуальных способностей, стала популярна на Аргусе во время Второго Дуумвирата. Её сторонники считали, что умственные способности эредаров, такие как сила воли, память и восприятие могут быть приписаны к форме и размеру различных выступов на черепе индивида. Были те, кто выдвигал теорию, согласно которой, череп эредара, обладающий достаточно хорошими пропорциями для сотворения заклинаний, можно использовать для направления магических энергий даже после смерти. Эту практику считали слишком варварской, посему она не вошла в общий обиход, хотя и не являлась чем-то неслыханным.”

“Одними из самых видных френологов того периода были Тал’киэль и Архимонд. В частности, Тал’киэль был известен за свой череп исконного волшебника, за который им широко восхищались.”

Часть девятая

После того, как они сокрушили восстание Тал’киэля, маги правителей эредаров сожгли тела Пробудителей, чтобы их порча Скверны не распространилась. Также они уничтожили записи мятежников, чтобы скрыть знания об их мерзком искусстве. Архимонд курировал это предприятие, и когда оно было завершено, его славили как героя.

Вскоре после этого, Архимонд сделал заказ у одного из лучших ювелиров Аргуса - украсить череп Тал’киэля золотом. Он утверждал, что готовил череп для выставления на показ - в качестве мрачного напоминания о том, что не нужно идти по пути Тал’киэля. На самом же деле, он наказал украсить череп металлами, которые бы усилили его способность направлять магическую энергию. Это было идеальным украшением для идеального черепа волшебника, который Архимонд гордо демонстрировал в своем жилище.

Часть десятая

Архимонд, в конечном счете, стал вести эредаров вместе с Веленом и Кил’джеденом. И согласно всем записям, он был мудрым и проницательным лидером. Однако же в действительности, демоническое присутствие медленно просачивалось в разум Архимонда, используя череп Тал’киэля в качестве проводника своего пагубного влияния. Когда Архимонд спал, ему являлись видения цивилизаций, поглощенных великолепным огнем Скверны, и темного бога, стоявшего во главе величественной армии. Сущность нашептывала обещания силы, которую было невозможно постичь простым смертным, и Архимонд упивался ими, готовый узнать больше об этом таинственном существе и его неуязвимых легионах.

Поэтому когда Темный Титан, Саргерас, наконец прибыл на Аргус и предложил эредарам место в своем царстве, Архимонд стал первым, кто согласился.

Часть одиннадцатая

После того, как Архимонд стал одним из генералов Пылающего Легиона, он нашел черепу Тал’киэля достойное применение. При жизни Тал’киэль был несравнен в своем умении контролировать демонических слуг, и его череп был не менее дельным. Миры падали пред Архимондом один за другим, в то время как он направлял свои команды через череп, принуждая толпы демонов подчиняться приказам. Его силы уничтожали противников с изяществом и точностью, не уступающим хореографии великолепнейшего балета.

С тех пор, череп Тал’киэля передевался между несколькими элитными генералами Саргераса. Предпочтение в выдаче черепа отдавалось тому, кто вел вторжения в самые желанные падшим титаном миры. Повелитель ужаса Мефисторот, командир авангарда Легиона в Азероте, был последним, у кого видели череп.

А вот история Скипетра Саргераса:

“Когда для Нер’зула наконец-то настал черед действовать, он повел себя безудержно, и не думая о последствиях. Его не волновало то, что Дренор будет уничтожен. На самом деле, он даже желал этого, считая частью своего наследия.”

Том Омраченных Орудий
Скипетр Саргераса

2.jpg

Руки смертных не предназначались для того, чтобы держать этот посох. Он был создан по приказу самого Саргераса после его поражения в Войну Древних. Этот посох создавался как способ завоевать Азерот раз и навсегда. Скипетр распарывает ткань реальности, стирая границу между двумя мирами, уничтожая всё, что стоит между вами и вашей целью.

Если вам повезет, то на этом урон и ограничится.

Часть первая

В ходе Войны Древних королева ночных эльфов Азшара и её колдуны Высокорожденные пытались открыть портал, который бы позволил Саргерасу попасть в Азерот. Это задача была беспрецедентной: до этого никто и никогда не создавал врата, которые бы были достаточно сильными для титана. Неделями Высокорожденные трудились без отдыха, творя и переплетая заклинания, чтобы воплотить проход через колоссальный источник силы ночных эльфов, Источник Вечности.

Но как раз когда Саргерас собирался явиться в мир, сопротивление ночных эльфов помешало работе Высокорожденных над заклинаниями и разрушило Источник Вечности. Саргерас был изгнан назад в Круговерть Пустоты, его амбиции были отвержены, а его величайший шанс захватить Азерот выскальзнул из его рук. Темный Титан поклялся отомстить.

Он пообещал снести стены между собой и своим призом.

Часть вторая

После своего поражения у Источника Вечности Саргерас немедленно спланировал свой следующий метод по проникновению в Азерот. Он знал, что не может полагаться на статичный портал: чтобы послужить титану, такие врата бы потребовали астрономического количества силы, а самый многообещающий источник уже был уничтожен в его последней попытке. Более того, трудоемкая подготовка Высокорожденных и их заклятья выдали его намерения, что и позволило сопротивлению ночных эльфов помешать ему. Если ему было суждено пересилить защитников Азерота, то Саргерасу требовалось войти в мир как можно незаметнее.

Посему он приказал эредарам выковать орудие, которое бы открывало разломы между мирами лишь на короткое время, но достаточное для того, чтобы перенести фрагмент своей души. Хотя это означало, что он не мог войти в Азерот в своей самой разрушительной форме, такой инструмент открывал путь для его аватары, которая уже могла бы вести вторжение Легиона или проводить менее заметные интриги.

Такой инструмент также ослаблял целостность материальной вселенной и угрожал разрушить её, но Саргерас считал это лишь второстепенной выгодой.

Часть третья

Тысячелетия назад, Саргерас приказал своим самым талантливым колдунам-эредарам соорудить для него космический таран. Они не разочаровали.

Для начала, множество магов провело темные ритуалы, чтобы перенести бессчетное количество порталов в один единственный посох. Затем они спроецировали усиленный артефакт в каждый из уголков Великой Запредельной Тьмы, вплетая его в ткань реальности, создавая нить, которую можно будет вытащить, дабы распутать швы материальной вселенной по собственному желанию. Чтобы напитать такое чудовищное предприятие, сотня чернокнижников пожертвовала сотней демонов, отбирая их среди войск Легиона, которые были частью провалившегося вторжения в Азерот.

Так был создан Инкрустированный Скипетр Саргераса. Так была рождена гибель Азерота.

Часть четвертая

Скипетр Саргераса известен сверкающим драгоценным камнем, который украшает его навершие. Многие строят теории о том, что он символизирует зловещее око Саргераса, которое смогло разглядеть лишь проблеск Азерота прежде, чем падший титан был изгнан назад в Круговерть Пустоты. Но правда совсем в другом.

Вскоре после Войны Древних Саргерас получил видение: Источник Вечности снова взорвался, но на этот раз взрыв устремил его к самому ядру Азерота. Он пробыл там лишь мгновение, но в то мгновение он увидел спящую мир-душу Азерота - и в то мгновение мир-душа открыла один глаз и пристально взглянула на Темного Титана. Он был восхищен.

С тех пор око мира-души Азерота не покидало его мысли. Он приказал эредарам, которые создали скипетр, увенчать его навершие той одинокой, удивительной сферой. По обеим сторонам от неё эредары добавили по одному крылу натрезимов - завет того, какой Саргерас видит мир-душу: оскверненной, демонической, и самое главное, его.

Часть пятая

Скипетр Саргераса был чудом колдовства тайной магии и Скверны, инструментом, достойным титана. Он мог раздирать связующую ткань материальной вселенной, открывая порталы в любой мир, который бы пожелал Саргерас, но всё же эти разломы позволяли пройти только фрагменту его души. Это было лишь небольшим отступлением. Саргерасу просто нужно было стать более изобретательным в своих замыслах. И он начал ждать.

Тысячелетия спустя, Саргерас увидел для себя возможность. Хранитель Эгвин стала самым могущественным магом Азерота, и даже Совет Тирисфаля не мог контролировать её. Её гордыня сделала из неё подходящего кандидата для осквернения. Саргерас не мог проникнуть в Азерот в своем самом смертоносном облике, но возможно, он смог бы использовать мятежного Хранителя в качестве сосуда для своих козней.

Часть шестая

Из дневника Эгвин, Хранителя Тирисфаля:

“Мы закончили добивать слуг Легиона, когда небо вдруг неожиданно почернело. Во рту у меня пересохло, а по шее прошли мурашки в ответ на раздражители, которые не могли ощутить мои смертные чувства. Это было подобно явлению чудовищной бури всего за мгновение до того, как грозовые тучи высвободят свой разрушительный натиск молний. Тем не менее, небо оставалось таким же неподвижным как кости великого Галакронда. Что-то было не так, совсем не так, и всё, что мы могли сделать - это ждать.

Я навсегда запомню этот звук. Скользкий, пустой звук чего-то ТРЕСКАЮЩЕГОСЯ. Будто бы булава раскалывала череп великана. Но это было нечто большее - оно длилось дольше и звучало громче. Оно пронзило меня, как стрела через мою грудь, хотя я знала, что разлом произошел на некотором расстоянии дальше. Казалось, что сами грани мира содрогаются, и я на секунду подумала, что они могут рухнуть. Но этого не произошло.

Именно тогда аватара Саргераса ступила на поле брани.”

Часть седьмая

На ледяных пустошах Нордскола Саргерас навязал бой Хранителю Эгвин, наступая на неё, в то время, как портал через который он прошел в Азерот закрывался за его спиной. Его аватара была лишь бледной тенью его истинного облика, но это не имело значения. В конце концов, даже если бы он не смог победить Эгвин, он все равно смог бы использовать её в своих интересах. Ему было нужно лишь ослабить её защиту, чтобы в нужный момент позволить осколку своего духа вырваться наружу. Точно также как он проник в Азерот с помощью скипетра, он собирался вторгнуться в душу Эгвин, чтобы превратить её в еще один инструмент Легиона.

Впоследствии, Эгвин вспоминала об этой битве, как о самой жестокой из всех, через которые ей пришлось пойти. Но она наконец-то смогла уничтожить аватару Саргераса лавиной мощи тайной магии. Эгвин торжественно возвышалась над своим павшим противником, с трудом веря в то, что она смогла победить.

Ей было невдомек, что она проиграла.

Часть восьмая

Из дневника Эгвин, Хранителя Тирисфаля:

“Я победила аватару Великого Врага, Саргераса, но я не могу насладиться своей победой. Внутри моей груди зияет пустота - постоянная боль от раны, источник которой мне неведом. Должно быть, это от нагрузки той битвы.

Я избавлюсь от того, что осталось после вторжения падшего титана. Его аватара, пусть и лишь фрагмент его истинного облика, соперничает по размеру с Галакрондом, и я не могу позволить его костям остаться здесь у скелета гигантского протодракона. Кто знает, какая пагубная порча скрывается в них, ожидая высвобождения? Даже в смерти, это тело источает злобу, оно держится за свой проклятый скипетр, будто бы всё еще собираясь властвовать дальше.

Скипетр. Никому нельзя позволить владеть им. Это инструмент, который Саргерас использовал, чтобы пройти в Азерот. Он создал им разрез на теле вселенной, который угрожал полностью уничтожить наш мир. Око на навершии посоха пристально смотрит на меня, оно насмехается надо мной. Я позабочусь о том, чтобы оно больше никогда не увидело дневного света.”

Часть девятая

После того, как Эгвин победила аватару Саргераса, она погребла её труп в руинах Сурамара вместе с артефактами, что были при ней. Скипетр Саргераса покоился на дне моря под защитой печатей Высокорожденных долгие века, но его сила не угасала.

Саргерас пытался вернуть себе посох через Эгвин, но это задача оказалась куда сложнее, чем он предполагал. Он мог влиять на Хранителя различными способами, но не мог побудить её поднять посох из его подводной гробницы. Что-то сдерживало её - природный инстинкт, голос которого был громче шепота Саргераса. Она знала, что артефакт был опасен, что его использование угрожало уничтожению всего сущего. Даже одержимая Темным Титаном, она не сдавалась.

Саргерас понял, что здесь требовался очень тонкий подход. В итоге, он распространил свое пагубное влияние на сына Эгвин, Медива, пока он рос в её чреве. Через этот новый сосуд, Саргерас собирался вернуть свой любимый скипетр.

Если бы он добился в этом успеха, то возможно, что Дренор не был бы уничтожен.

Часть десятая

У Скипетра Саргераса было совсем немного обладателей, не считая самого Темного Титана. Одним из них был орочий чернокнижник Нер’зул.

После поражения Орды во Вторую Войну, Нер’зул решил вдохнуть новую жизнь в своих последователей, открыв порталы в новые миры, которые они могли бы завоевать. Для этого он отправил своих слуг за различными артефактами из Гробницы Саргераса, включая скипетр, которым воспользовался падший титан, чтобы проникнуть в Азерот много веков назад.

Однако, Нер’зул не был Саргерасом: он не мог просто приказать посоху открыть порталы. Ему пришлось ждать подходящего положения созвездий Дренора, и он мог использовать скипетр только в сочетании с другими артефактами. Чернокнижник становился нетерпеливым, он был недоволен этими ограничениями. Нер’зул был отравлен влиянием Черепа Гул’дана, его посещали видения его бывшего ученика, который убеждал его высвободить свою богоподобную мощь.

Когда для Нер’зула наконец-то настал черед действовать, он повел себя безудержно, и не думая о последствиях. Его не волновало то, что Дренор будет уничтожен. На самом деле, он даже желал этого, считая частью своего наследия. С помощью скипетра он создал дыру в ткани реальности, которая разорвала швы, связывающие Дренор с остальной материальной вселенной. Когда Нер’зул пробежал через один из порталов, он слышал, как мир рушился у него за спиной.

Часть одиннадцатая

После уничтожения Дренора повелитель демонов Кил’джеден отобрал Скипетр Саргераса у Нер’зула. Наконец-то, артефакт вернулся во власть Легиона, и Кил’джеден приступил к размышлению над тем, как можно было бы использовать скипетр для вторжения в Азерот.

Но он не был так силен как Саргерас: он даже не мог создать портал достаточной мощи для его аватары. Поэтому он вступил в сговор с Кель’тасом Солнечным Скитальцем, чтобы создать врата из Солнечного Колодца, источника силы эльфов крови. Объединённый с разрывающей миры силой посоха, портал Кель’таса открыл дорогу полноценному обличью Кил’джедена.

Однако, прежде, чем повелитель демонов смог ступить в Азерот, Анвина, воплощение энергий Солнечного Колодца, высвободила свою силу на Искусителя, что позволило отбросить его назад в Круговерть Пустоты вместе со Скипетром Саргераса.

С тех пор, посох в Азероте не видели. Слабое облегчение, ведь Легион обязательно снова воспользуется им, чтобы проникнуть в Азерот. Но в чьих бы руках он ни был, он остается неописуемой угрозой. Уничтожение Дренора - пример разрушения, которое даже смертные способны принести этим оружием.

Том Омраченных Орудий
Ултхалеш, Жнец Мертвого Ветра

“Обладатель косы либо пересилит Сатаэль, либо будет поглощен сам.
Всё это только сделает клинок сильнее. А затем новый хозяин займет их место.
А затем и его место займет другой.”

Безымянный.jpg

Тем, кому не безразличны собственные души будет мудро не играть с этой проклятой косой. Немногие среди живых знают её истоки, но её силы хорошо известны мертвым.

Ултхалеш с жадностью пирует душами своих жертв, становясь сильнее после каждой бойни. В ходе Войны Древних один из некролитов, пользовавшихся благосклонностью Саргераса, получил в дар от своего господина эту инфернальную косу. Тогда она была известна просто как “Ултхалеш”; свой мрачный титул коса обрела куда позже, после того, как Перевал Мертвого Ветра был обращен в кладбище, чьи бывшие жители были уничтожены, и чья земля была лишена всей жизни.

С тех пор Ултхалеш стал еще более могущественным.

Часть первая

До того, как Саргерас пал с Пантеона титанов, он служил защитником творения от демонов. Он заключил несметное число представителей их рода в Мардуме, Плане Изгнания. Но в эти тысячелетия демоны не бездействовали. Повелитель ужаса Ултхалеш правил этим карманным измерением железной рукой, готовясь ко дню, когда сможет отомстить.

Когда Саргерас расколол Мардум, чтобы набрать войска в Пылающий Легион, он поставил перед своими бывшими заключенными ультиматум: присоединиться к нему, или быть уничтоженными. Большинство демонов подчинилось, но всё же было множество тех, кто отказался служить - и они собрались вокруг Ултхалеша. В ответ на этот вызов, Саргерас выковал великую косу из оскверненной стали. Она была сотворена в огне разрушения Мардума, и Саргерас использовал её, чтобы пожинать души непокорных демонов, заключая их в новую тюрьму. Ултхалеш, обладавший сильнейшей волей, был поглощен последним.

Часть вторая

Саргерас назвал косу “Ултхалешом” в честь повелителя ужаса, что восстал против него. Дух Ултхалеша придал косе непостижимую силу, но с этой силой пришло и проклятие: ибо те, кто несли Ултхалеш, в конце концов, неизбежно поглощались им. Коса подчиняется приказам своих хозяев ровно до тех пор, пока они не оказываются смертельно ранеными; тогда-то Ултхалеш и принимается пировать их душами. За прошедшие века, Саргерас даровал этот клинок коварным натрезимам, свирепым стражам ужаса и даже могучим полубогам, лишь чтобы увидеть, как их духи поглощал Ултхалеш в час их падения. Коса становилась сильнее с каждым пожранным хозяином, и Саргерасу уже было сложно найти слуг, которые были в состоянии контролировать это оружие.

Темный Титан слышал мрачный смех Ултхалеша, возвышавшийся над воплями душ, запертых внутри косы.

Часть третья

В ходе Войны Древних народы Азерота поднялись против вторжения Пылающего Легиона, и Саргерас решил сломить их волю Ултхалешом. Но для начала, ему было нужно найти слугу, который бы был достаточно сильным, чтобы обладать косой.

Его выбор пал на эредара Сатаэль. Она была первым некролитом, обладавшим силой магии Скверны повелевать душами живых и мертвых. Это было достижением, которое соперничало даже со способностями в некромантии у самого Кил’джедена. Также она была очень амбициозной и обладала бесстрашием, которое граничило со смертельным высокомерием. Зловещая репутация Ултхалеша её не отпугнула. Когда Саргерас даровал ей это оружие, она с нетерпением приняла его в свои руки.

“Я стану его последним хозяином,” - сказала Сатаэль.

Часть четвертая

Тысячи лет назад Саргерас отдал Ултхалеш Сатаэль и приказал ей собрать урожай душ с непокорных обитателей Азерота, начиная с местности, которая позже стала известна как Перевал Мертвого Ветра. Никто не знает, как эта земля звалась до того, как пришла Сатаэль. Большинство решит, что об этом лучше даже не думать. Там возникло место захоронения для бессчетных троллей, которых методично убивали, и чьи души поглощал Ултхалеш. Всё это только подпитывало силу косы отбирать жизни. Она пировала и пировала до тех пор, пока все местные обитатели не были мертвы.

Но Сатаэль знала, что это было только начало. Многообещающее начало, которое лишь немного приоткрывало завесу того, на что был способен Ултхалеш. Саргерас отправил её сломить волю жителей Азерота. Просто убить их было недостаточно: тела можно похоронить и забыть. Она решила ударить по самому сердцу земли, чтобы никакая новая жизнь больше не смогла пустить в ней росток. С Ултхалешом в своих руках она была готова позаботиться о том, чтобы Перевал Мертвого Ветра послужил монументом гнева Легиона.

Часть пятая

У Ултхалеша было много хозяев, но Сатаэль была первой, кто раскрыл истинный потенциал косы.

После того, как она использовала Ултхалеш, чтобы поглотить души всех живых существ на Перевале Мертвого Ветра, Сатаэль обратила лезвие косы на саму землю, вытягивая из неё всю жизнь. От деревьев остались лишь высохшие стволы, а от болот только безжизненная пустошь. Солнце закрыла погребальная пелена, и небо окрасилось в серый могильный цвет. Сатаэль наслаждалась отчаянием новых пленников косы, ибо они невольно помогали уничтожать свой дом. Разрушение было абсолютным. Даже дремлющая мир-душа Азерота дрогнула.

Сатаэль была впечатлена своей авторской работой. Также как и Ултхалеш.

Часть шестая

Из дневника Сатаэль, найденного в руинах Перевала Мертвого Ветра:

“Я обследовала то разорение, что принесла великим Ултхалешом, и оно было великолепным. Эта земля стала мавзолеем. Везде царили упадок, разложение и разрушение - везде кроме одного места. Взрывная сила нашего ритуала высекла массивный кратер в земле, и он наполнился странными энергиями, образовав магический нексус. Я костями чуяла, что породила источник силы даже более могущественный, чем сама коса.

Я должна доложить об этом Саргерасу. Но что-то меня останавливает. Нечто такое, о чем я не могу забыть.

Какое право Саргерас имеет на эту силу? Кто кроме меня мог раскрыть весь потенциал косы? Никто. Ултхалеш это знает. Он убеждает меня не отдавать наше творение.

Он говорит, что с такой силой под нашим контролем, мы сможем однажды бросить вызов самому Саргерасу.”

Часть седьмая

Как и все, кто думал, что повелевает этим пагубным клинком, Сатаэль была амбициозной, решительной и невероятно самоуверенной. Она пришла в Азерот, чтобы проявить себя перед Саргерасом, но когда она увидела высоты силы, которых могла достичь с Ултхалешом, она начала думать над тем, не слишком ли низко она обратила свой взор. Она вырезала тысячи противников и распорола магический нексус неописуемой силы. Её ждала славная судьба, и ей не было нужно ничье покровительство, чтобы обрести её.

Ултхалеш шептал Сатаэль из косы, отравляя её разум. Она решила оставить магический нексус себе, и сотворила могущественные чары, чтобы скрыть его от внешнего мира. Затем эредар оборвала все связи с Легионом, выжидая часа, когда она и Ултхалеш наберут достаточно сил, чтобы вызвать на бой Темного Титана.

Часть восьмая

На протяжении веков некролит Сатаэль стерегла Ултхалеш и тайно накапливала энергию магического нексуса, созданного ей вместе с ним. Саргерас впал в ярость, когда узнал о её обмане. Источник силы по праву принадлежал ему, а Сатаэль скрыла его от него. Более того, шпионы Саргераса доложили ему, что Сатаэль лелеяла несбыточные мечты о величии, замыслив вместе с духом Ултхалеша убить Саргераса. Такая наглость не могла остаться безнаказанной. Эредарскую выскочку нужно было уничтожить.

Саргерас нашел своего чемпиона в лице Скавелла, Хранителя Тирисфаля. Он послал Хранителю видения опасного существа, скрывающегося на Перевале Мертвого Ветра - демона, что ждет возвращения Пылающего Легиона. Скавелл смело взял на себя задачу выследить Сатаэль, и после эпической битвы он убил некролита её же собственным оружием. Её вопящая душа была изгнана в косу.

Когда Хранитель начал рассматривать клинок, его наполнило чувство ужаса. Редко ему доводилось видеть столь могучее орудие смерти. И хотя Скавелл убил обладателя косы, он задавался вопросом, не оставалась ли на свободе истинная угроза. Он решил спрятать Ултхалеш там, где его никто не смог бы найти.

Часть девятая

Усиленная духом Сатаэль, коса стала несоизмеримо могущественнее. Казалось, не было предела тому, сколь могущественной она могла бы стать. Саргерас знал о планах Ултхалеша, о его обещании Сатаэль, что однажды они смогут сравниться с Темным Титаном. И хотя Саргерас отмел эти амбиции как пустую браваду, он отказывался давать Ултхалешу возможность воплотить свою угрозу.

Прошли века с тех пор, как Скавелл спрятал Ултхалеш, и Саргерас извратил разум Хранителя Медива так, чтобы он помог ему вернуть себе власть над косой. Хранитель стал одержим этой задачей, и он отправил проклятых Темных Всадников найти клинок и принести его в башню Каражан, которая была построена на магическом нексусе Перевала Мертвого Ветра - том самом нексусе, что создали Сатаэль и Ултхалеш. Саргерас был доволен. Обнаружение косы Темными Всадниками было лишь вопросом времени, угрожающим выставить на посмешище амбиции Ултхалеша.

Часть десятая

Зов Медива был настолько силен, что Темные Всадники продолжали свой поиск даже после смерти самого Хранителя. В итоге, их лидера, Аридена, потянуло к местонахождению косы, когда он почувствовал горечь душ, запертых внутри неё. Ариден принес косу в катакомбы под Каражаном.

Он не обладал силой воли и мастерством Сатаэль, поэтому его властвование над косой было недолгим. Есть противоречивые сведения о том, как именно Ариден встретил свой конец. Некоторые говорят, что он стал жертвой проклятья косы после того, как пал в битве. Но другие рассказывают иную историю. Однако, точно известно, что Ултхалеш пропал вскоре после смерти Аридена. Его точное местоположение неизвестно. Легенды гласят, что сейчас его будет под силу контролировать только личности с исключительным мастерством и силой духа.

Часть одиннадцатая

Дальнейший текст - фрагмент из “Гипотетической Экспертизы Слабостей Легиона”, написанной неизвестным автором. Она была объявлена апокрифической Архивной Организацией Аргуса и в настоящее время запрещена на всех подконтрольных Легиону мирах.

“В мироздании есть лишь несколько вещей, которых боится Саргерас. Жнец Мертвого Ветра, Ултхалеш - одна из них. Некролит Сатаэль жалеет, что не попыталась убить падшего титана, когда у неё была возможность, поэтому она испытает любого, кто осмелится нести это оружие вместо неё. Ултхалеш не против. Обладатель косы либо пересилит Сатаэль, либо будет поглощен сам. Всё это только сделает клинок сильнее. А затем новый хозяин займет их место. А затем и его место займет другой.”

“Ултхалеш уже тысячелетия играет с Саргерасом в эту игру. Он знает, что такое терпение.”

Спасибо, что прочли этот выпуск
И до встречи в следующих! *)

16 комментариев:

  1. Про череп ТалКииля совсем абсурдно. То есть, до Архимонда в троицу эредаров входил Тал'Кииль, Кил'Джеден и Велен. Хорошо, ребята, возможно, постарше - тут претензий нет. Но некто "из тьмы" начал шептать ему о могуществе скверны. Какой разумный демонический остолоп мог это сделать, если эредары ещё кушают аркану, а дредлорды интригуют эгоистично, лишь для себя. Не Саргерас ли? И что, Близзард хотят сказать, что эредары не помнят магию Скверны? Умнейшие и могущественнейшие существа известные жителям Азерота? Сам Архимонд, разделавший его череп до такого состояния, не помнит, как выглядят демоны и как пахнет скверная зелёнка? Хотя, мы знаем, что Велен знает всё на свете, но молчит, чтобы у мирного населения голову не снесло, а вот на Кил'Джедена намекнули, что молчит и не показывает реакции. Искуситель он и есть искуситель. Вообщем, странное всё это дело.
    С Саргеросовым посохом ещё забавнее. Называет душу-мир "его" душой-миром. А Азерот-то - женщина. Его впечатление от глаза недвусмысленно намекает уже о чём-то вожделенном и желанном. Надеюсь, не будет любви у титанов, а то это край. Объединятся ещё Легион, Армия Света, Население Азерота против созданий Тьмы. Бр-р. Это уже точно не ВАР, а СТАРкрафт.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А что не так-то? Что "Хроники", что "Рождение Орды" ясно показывают, что эредарские повелители развратились не от обмана Саргераса, а от той безграничной силы, что он предлагал.
      Один дед-пророк своего держался.

      Удалить
    2. Этот комментарий был удален автором.

      Удалить
    3. У меня, кстати, так и не сложилось окончательной уверенности в том, что Титан Азерот - женского пола. РомантИк между Саргерасом и Азерот был бы совсем экстремальным финтом ушами. От прочтений Хроник у меня осталось впечатление, что Близзарды наоборот попытались отойти от приписывания Титанам половой принадлежности. Если не ошибаюсь, Эонар уже не фигурирует в качестве жены Аман Тула, как ранее. Вроде получается, что все "очеловечивание" и наделение Титанов человекоподобными чувствами и эмоциями - это скорее упрощенная интерпретация жителей Азерота, до которых память о Титанах дошла в виде изустных легенд. Я думаю, что "восхищение" Саргераса было вызвано мощью и масштабом души Азерота, восторгом от того количества силы и энергии, которое душа в себе потенциально содержит, что в свою очередь усилило желание Саргераса уничтожить Азерот, чтобы весь этот потенциал не достался Повелителям Бездны

      Удалить
    4. Почему сразу уничтожить,он что не может сделать из душе себе подобного?

      Удалить
    5. Вообще пока сложно сказать, входил ли Тал'кииль в ту троицу. Может оно станет яснее с появлением новых глав. Но возможно, что он был просто видной шишкой и лидером на Аргусе, но не одним из правителей всего народа эредаров как Велен и Кил'джеден. Шептать мог Саргерас, но тоже пока наверняка не сказать - в эредарах же его заинтриговала не только их сила в магиии, но и троица правителей, чьи качества бы заметно усилили Легион.

      К вопросу о воспоминаниях об этой истории. Эредары-то помнят Скверну, но вот в чем трюк. Саргерас явился им ангелоподобной прекрасной сущностью и обещал им ответ на ультимативный вопрос во вселенной, а не показался в истинном виде, говоря, что сделает из них демонов и своих приспешников - это очень важный момент, они ведь не Скверну увидели. Что же до троицы. Велен как был против демонов, так и остался. Архимонду демоны даже нравились. А Кил'джеден, да, реакции не показал. Может был заинтересован в Скверне, но был против реализации Тал'кииля. Важно помнить еще и то, что мнения их мало значили, ведь Саргерас просто начал промывать им мозги, так что уже не имело значения хотел ли Архимонд становиться демоном. Из "Хроник": "На Аргусе Саргерас покорил остальных эредаров своей нечестивой воле. Фанатичные шептания Скверны проникли в мысли обитателей мира, лишив их способности слышать голос разума. Саргерас также наполнил эредаров энергиями Скверны, исковеркав их облик так, чтобы он напоминал отвратительных демонов."

      Азерот, судя по упоминанию в женском роде, всё-таки больше походит на женщину. Верно, бытность Эонар женой Аман'Тула - RPG-эксклюзив. Но её в "Хрониках" описывают в женском роде. Те родственные связи самих титанов - RPG-эксклюзив, поэтому в вопросе каноничности они всё также в лимбо. Но аналогичные примеры есть у выкованных титанами Хранителей, которых создали титаны. Тир и Один - братья, хотя первого создал Агграмар, а второго Аман'Тул. Торим и Локен - тоже братья, первого благословил Голганнет, второго Норганнон. При этом оба также считаются сыновьями Одина. Разделение на половую принадлежность у них тоже имеется. А свои изначальные личности они унаследовали от титанов.

      Саргерас был поражен миром-душой и хочет её осквернить. Из текста создается впечатление, что он планирует сделать из неё титана Скверны и подчинить своей воле.

      Удалить
  2. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  3. Серьёзно? Близы остановитесь, не нужно придумывать любовь двух титанов. СТОЙТЕ. Это уже слишком. Впрочем, может народу понравится.

    ОтветитьУдалить
  4. Прекрасные истории артефактов, сама суть артефактов хорошо описана браво близам, ну я про то что Скипетр тема с порталами и открытием рзломов, и он сможет это делать своими Траитами. но такой фейл в том что , артефакты прекрасно прпоработаны для того что бы быть в ЕДИНСТВЕННОМ экземпляре, почему нельзя было сделать так "Мы нашли скрипетр, взяли часть его безграничной силы и выковали из него много посохов для наших чернокнижников" , тогда так было бы логичней как у многих игроков один и тот же посох который как бы легендарный и существует в единичном варианте ... вот с этим близы лоханулись только, и я сейчас не говорю про индивидуальность персонажей котоыре держат в своих руках ОДИН посох (100 локов и 100 посохов) , я только сейчс не доволен тем что индивидуальность артефакта теряется :(
    Кирасер Спасибо ждем еще!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Такое было уже давно, пусть и в меньшем объеме. Покой Таресгосы был один, ведь душа у драконицы тоже одна, а обладателей много. Рукоять молота Артаса, которую использовали для создания Темной Скорби, была тоже одна. А обладателей много. Но с точки зрения сюжета такой обладатель всего один. С артефактами есть другая загвоздка - персонаж игрока становится лидером целой фракции. И спасибо за отзыв. *)

      Удалить
    2. Да и это начинает уже надоедать , что в ММО игре персонажа делают ключевой фигурой, мне в классике и в БК нравилось (да и в ЛК наверное тоже было такое) что мы всего лишь часть Армии альянса/орды, что мы рядовой воин/маг и нас таких много, а теперь нас ставят в 1 ряд с персонажами уровня Тралла Джайны и прочих, я понимаю что в дреноре нас нужно было выделить что бы мы были "Главных" в своем гарнизоне, но почему бы сделать это немного дургим способом... ну короче вы и так все знаете ))) уже это обмусоилвалось много раз на форумах ))

      Удалить
    3. Пошли по пути Star Wars The Old Republic. А это на самом деле не так плохо, как кажется.

      Удалить
  5. То есть, если орк с топором смог ранить Саргераса, то почему бы не запилить рейд на него? Ведь у нас есть коса с помошью которой можно сравняться с тёмным титаном(ой да что там даже Азерот- "сильнейшая" из титанов содрогеулась) ведь нам еще будут помогать огромная туча людей. Надеюсь мы не будем лупить Кил'Джедена, т.к. с такими игрушками вовсе можно лордов Бездны напару с Азеротом запинать... Разве нет?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Потому что ударить по Саргерасу топором, пока он занят проходом в портал - это одно, а сразиться с ним в чистом поле в "честном бою" и победить его там - другое и, я думаю, что это нечто несбыточное. Хотя бы потому что Саргерас может разрубать целые планеты пополам. Что же до Ултхалеша - здесь есть тонкость. Потенциал косы головокружителен, и она может стать еще и еще сильнее - этого потенциала Саргерас может бояться, если верить исследованию, которое вряд ли бы общество Аргуса запретило просто так. Но наличие потенциала не означает, что его может раскрыть кто угодно, что им может воспользоваться каждый смертный. Тут проще взять в пример Скипетр Саргераса. Падший титан легко создавал им порталы в далекие уголки космоса, в руках смертного же для создания портала в новый мир потребуется совмещение множества факторов и артефактов.

      Что же до Кил'джедена - поживем-увидим. В WoD был Архимонд.

      Удалить
  6. Кирасер, в теме про Шёпот Ксал Атата ты добавил реплики с 7.2, также упоминал там и про Тал Киеля. Можешь добавить их сюда или тему создать с новыми репликами 7.2?
    P.S. У Алунета вроде в Соборе Ночи тоже есть реплики на Эгвин.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Реплики Алунета и Тал'киэля из 7.2 были переведены в этом выпуске: http://kiraser.blogspot.ru/2017/02/spoiler-alert-72.html
      Когда разберусь с их контекстом - добавлю их и в соответствующие статьи.

      Удалить