воскресенье, 1 ноября 2015 г.

Журнал Empire о фильме Warcraft

empire-c.png

Англоязычный журнал Empire посвятил фильму Warcraft статью в своем последнем выпуске. Представляю вам её перевод.

Первый взгляд
Апокалипсис W.O.W

wXwiAo2xOSY.jpgEmpire попадает на яростную линию фронта Warcraft: не просто адаптации видеоигры, но фильма, который ломает сами основы жанра фэнтези.

В мире Warcraft кипит битва. Со стороны людей: Трэвис Фиммел в роли Андуина Лотара, Льва Азерота. Он закован в громоздкую и богато украшенную броню, и такие ботинки, которые носили бы скорее древние ныряльщики. Фиммел - большой парень, но все равно непонятно, как он умудряется так хорошо двигаться в такой неудобной обуви.
Со стороны орков: три самых больших каскадера из всех, что вы когда-либо видели, все выше шести футов. И не один из них даже близко не похож на орка. Одетые в стандартные костюмы для захвата движения: серые пижамы с мячами для пинг-понга по всему телу и камерами на голове - они лишь скелеты клыкастых монстров весом в 800 фунтов, которых создадут поверх их костюмов с помощью видео эффектов в ближайшем “мозговом центре” цифровых технологий. Но все равно каскадеры двигаются так, будто бы они в два раза выше собственного роста, широко и мощно размахивают своими палками с пеной вместо навершия, которые изображают их боевые молоты.
Их игровая площадка - это звуковая сцена (англ. soundstage; специальная звуконепроницаемая съемочная площадка с подходящими условиями для записи диалогов) в канадском парке кинофильмов Ванкувера, в которой бы поместилось 12 теннисных кортов. На этой неделе там красовались черные камни и крутые горные откосы, стоящие напротив 360-градусного синего экрана горизонта с десятками камер. Поэтому захватов движения здесь было практически рекордное количество.
Импульсные лампы освещают сцену яркими вспышками, и кто-то кричит: “Мотор!” Фиммел бьет центрального орка эфесом, затем разворачивается, когда к нему подходят другие два орка. Один удар его большого блестящего меча знаменует конец орку слева, затем он снова бьет орка по центру, чтобы держать его в оглушенном состоянии, пока он избавляется от дикаря справа. Прежде чем нанести смертельный удар последнему орку, он ненадолго останавливается и смотрит на него взглядом “я же говорил”, который еще раз напомнил орку, что у них не было шансов в этом бою. Затем, когда все его враги были убиты, он недолго сияет улыбкой победителя, очень знакомой фанатам его роли в “Викингах” от History channel.
“Я просто хотел, чтобы он еще раз почувствовал себя плохо, прежде чем получит большим мечом по своей голове.” - говорит австралиец журналистам Empire. Лотар, объясняет он, командир армии в родном мире людей, Азероте, и чемпион героического короля Ллейна Ринна (Доминика Купера). “Лотар провел всю свою жизнь, пытаясь делать то, что он считает лучшим для своего народа - он старался сохранить мир. И в Азероте уже долгое время царил мир. Затем пришли орки и устроили вторжение на его планету. Так что, - сочувственно говорит Фиммел, - фильм получится не очень мирным.”

В World of Warcraft битва гремит уже 11 лет. Эта MMORPG - одно из самых успешных предприятий в истории видеоигр, зарабатывающее своему разработчику Blizzard Entertainment более миллиарда долларов в год от своих подписчиков, которых около шести миллионов. Удивительно, что кино-адаптация появилась так поздно - с такой-то большой и активной фанбазой. “Это был долго развивающийся проект” - признает исполнительный продюсер Legendary Pictures Джиллин Шэир (работавший над "300", “Тихоокеанским Рубежом” и трилогией “Темный Рыцарь”.) “Джон Джашни, президент Legendary, обладал правами на фильм за годы до того, как попал в Legendary, лет восемь-девять назад. Но мы чувствовали, что должны быть уверены в том, что рассказываем правильную историю. Мы прошли через несколько вариантов сюжета, и несколько разных режиссеров приходило и уходило из нашего проекта.”
Сэм Рэйми почти добился успеха, но в конце не смог изменить свое видение фильма под желание Blizzard не подвести своих фанатов, и решил уйти в в фильм “Оз: Великий и Ужасный”. А это открыло дорогу для пары кинорежиссеров, которые сами были частью фанбазы.
“Дункан раньше играл воином за Орду” - объясняет продюсер Стюарт Фенеган, который тесно сотрудничал с     режиссером Дунканом Джонсом с его очень успешного дебюта 2009 года, фильма “Луна”. “А я прокачал своего человека-паладина до 60 уровня и рейдил в Огненных Недрах дважды в неделю со своей гильдией...” Эти двое пытались достучаться до Legendary еще тогда, когда режиссером был Рэйми, и вернулись снова, когда закончили свой второй фильм “Исходный Код” два года спустя. Legendary и лично Шэир остались под впечатлением от изменений Джонса в сценарий, написанный Чарльзом Ливиттом (работал над “Сердцем Моря”.) Новый сценарий выделялся среди других лент про мечи и волшебство.
“Когда я пришел в команду” - говорит Джонс между схватками на пенных палках, “Сценарий до сих пор оставался сконцентрированным вокруг людей, и был скорее о том, что люди хорошие, а орки плохие.” Будучи верным Орде игроком (Орда - это фракция игры, которую возглавляют орки), я просто не мог этого позволить. “В моем понимании это должен быть фильм с двумя одинаково важными историями с обеих сторон конфликта.”

ZWfuWmAhsrw.jpg
Тоби Кэббелл в роли удрученного вождя клана орков, Дуротана

Фенеган настаивает, что Warcraft - это “другой вид фэнтези фильмов.” Цитируем: “Я очень уважаю Питера Джексона за то, что он сделал с Толкином. Но там орки - просто безликие враги. Это совершенно не тот уровень развития персонажей, который необходим для того, чтобы заработал фильм по Warcraft. Это не просто добро против зла.”
Отбросив амбициозную задумку по одновременному выпуску двух фильмов, одного со стороны орков, а другого со стороны людей, Джонс переписал сценарий, представив “два связанных между собой путешествия, которые неизбежно приведут к общему конфликту”, в котором есть герои и злодеи по обе стороны баррикад. Что, по сути, ближе к “Рассвету планеты обезьян”, чем к “Властелину Колец”. “Наши орки бегут со своего родного мира, Дренора. Им больше некуда идти. У них есть семьи. Они нашли новое место, где смогут жить, но оно уже заселено.” - говорит Дункан Джонс.
Сегодняшняя битва, объясняет он, это результат “встречи орков, которые пытаются решить дело миром, и людей, которые готовы постараться и потрудиться для того, чтобы всё прошло именно так. Но всё проходит совсем наоборот. И оборачивается резней.”
Warcraft - большой фильм не только для Дункана Джонса, чьими двумя предыдущими работами были инди-проекты со скромным бюджетом. Это большой фильм для всех. Над ним работал художник-постановщик Дэвид Бокет (работавший над первым, вторым и третьим эпизодами “Звездных Войн”), придавший фильму коренастый и громоздкий стиль самой игры. Сам фильм снимается на трех огромных площадках Ванкувера.
История со стороны людей (в которой к Фиммелу и Куперу присоединяются Бэн Фостер, Бэн Шнетцер и Паула Паттон в роли Гароны, полуорчихи меж двух огней конфликта) снимается по большей части в живую на камеру. Здесь есть собственный арсенал с оружием, выкованными Weta Workshop, работавшими над сталью для Средиземья. Со стороны орков виден контраст - всё снимается с технологией захвата движения. И только совсем немного времени спустя после приезда Empire, на 57 день из 87 дней съемок, обе стороны конфликта встречаются в объективе камеры. “Мы держимся отдельно от людей,” - говорит Тоби Кэббелл, который сравнивает свой опыт с захватом движения в “Рассвете Планеты Обезьян” в роли Кобы с ролью Дуротана, лидера героического клана Северного волка из Warcraft. “Они тренировались в своих бойцовских лагерях, мы в своих. Всё поровну.”
Кэббелл старается подчеркнуть, что играть орка и обезьяну - это абсолютно разные вещи. “Я сказал Дункану, что я только закончил с ролью, в которой нужно было походить на животное и изображать обезьяну. А он ответил, что ему это и не нужно. Он хотел, чтобы Дуротан был человечным. Это женатый мужчина, которому угрожают серьезные проблемы.” Не считая этого, Кэббелл подводит итог, говоря, что его работа походит на “сцену, в которой худой парень в баре пытается выглядеть мощным.”
Warcraft не просто придется выделить себя в жанре, захваченном “Властелином Колец” и “Игрой Престолов”. Ему также придется добиться успеха в мире адаптаций видеоигр, в котором мало кто смог устоять на плаву, от ужасных “Супербратьев Марио” (1993) до блеклого “Принца Персии” (2010).

Mi75k0t5Vo8.jpg
Трэвис Фиммел в роли Андуина Лотара посреди тумана войны (ремесла войны)

Фенеган думает, что у Warcraft есть решение этой проблемы просто благодаря чуду, которым является его богатый первоисточник. Это не просто перевод слабого и линейного повествования игры в кинематографическую историю. “Warcraft - мир, в котором можно отправиться в самые разные места на бессчетные задания. Так что я думаю, это дает нам шанс рассказать любую историю, какую мы только захотим в этом мире, вместо того, чтобы рабски загонять себя в слабую историю, которая когда-то была в видеоигре.”
Прежде чем вернуться на поле брани, Джонс поделился с нами еще одной причиной, по которой Warcraft должен изменить правила игры (игры в кино-адаптации игр): “Все, кто любит игры, всегда чувствовали, что фильмы по ним делаются на скорую руку и без должного интереса. Но те из нас, кого привели сюда игры, теперь получают возможность, благодаря которой мы сами сможем сделать правильные фильмы. Надеюсь, теперь всё переменится. С тем, что мы делаем сейчас, со сценарием, в котором персонажи стоят во главе угла, у нас есть хороший шанс всё изменить.”

2 комментария: