понедельник, 6 марта 2017 г.

World of Warcraft: Хроники, том 2. Пересказ книги

chronicle vol 2.jpg

В этом выпуске у нас перевод пересказа второго тома “Хроник”. За информацию благодарим Rhuana с американской ветки официального форума, которая получила свою копию книги по почте раньше официальной даты релиза, что состоится уже 14 марта. После выхода книги я сравню пересказ с оригиналом и постараюсь сообщить о том, если будут незначительные разночтения.

ak71aIl.jpg
Фотография книги от Rhuana

Предыдущие выпуски блога, посвященные “Хроникам”, доступны по ссылке. А в этом альбоме вы можете взглянуть на все художественные работы из первого и второго тома этой серии книг.

Глава I
Изначальный Дренор

“Дренор и Вечное Цветение” и “Укрощение Дренора” вы можете прочитать в переводе превью от IGN.

Разрушители против Изначальных

Из Вечного Цветения поднялась троица могущественных спорокурганов: Занг из болот, Ботаан из лесов и Наану из джунглей. Гронд победил Занга и Наану, и их тела стали морем Зангар и Танаанскими джунглями. Из-за обилия Духа куски плоти, что Гронд и спорокурганы вырвали друг из друга, превратились в новых живых существ. Из фрагментов растений вышли генезотавры, а из осколков Гронда появились колоссы. Затем Гронд и Ботаан, последний из спорокурганов, схлестнулись в жестокой схватке: чудовищное растение вышло из неё победителем.

Смерть Гронда высвободила элементалей, которые появились на свет из-за того, что спорокурганы уже успели поглотить большое количество духа. Труп великана стал горной цепью на северо-востоке Награнда. Гневы Стихий избрали своим домом Трон Стихий, Череп Гронда. Агграмар даровал колоссам диски титанов, чтобы наполнить их силой тайной магии. Затем титан покинул Дренор, почувствовав смерть ближайших квазаров, - он так и не вернулся.

Колоссы выманили Ботаана из Вечного Цветения на свои скалистые земли, чтобы ослабить его. Началась новая битва, в ходе которой погибло множество колоссов, а из их останков родились магнароны - точно также, как сами колоссы возникли из осколков Гронда. Магнароны не подчинялись приказам колоссов, но все равно чувствовали, что должны сражаться против Вечного Цветения. Выжившие колоссы устроили жестокую сечу в Вечном Цветении, и чтобы уничтожить его, они взорвали в глубинах густых зарослей диски титанов. Ботаан погиб от взрыва, и Вечное Цветение лишилось общего сознания и разума. В телах последних колоссов, пожертвовавших собой в том взрыве, не было достаточно энергии, чтобы из них появилась новая жизнь. Но в Ботаане её было более чем достаточно: и его тело стало Фаралоном. Более того, его жизненные энергии трансформировали магнаронов в существ из плоти, гроннов. Продолжающееся влияние этих энергий вылилось в появление огронов из гроннов, а затем огров из огронов. А от огров, в итоге, точно также произошли орки. А из самих останков Ботаана появились ботани, стручлинги и спорлинги.

Великие птицы

Дух Жизни насыщал Дренор, из-за чего на свет появились звери гигантского размера и силы. Крылатые существа выживали лучше других, ведь они могли избегать Изначальных и Разрушителей. Три великих летающих зверя выросли в Араке: Рухмар, Сете и Анзу. У огненной птицы Рухмар были сияющие крылья, и она владела священной силой Света. У крылатого змея Сете были маленькие слабые крылья, и он умел направлять силу Бездны. Грозный ворон Анзу был самым маленьким из троицы, и он открыл для себя тайную магию через силовые линии Дренора. Анзу призвал Сете и Рухмар помочь ему превратить Арак в пригодное для жизни место, и изгнать из него вражеские силы. После успешного выполнения этих задач Рухмар обосновалась в гигантском шпиле Арака вместе со своими калири, которые были ей очень дороги. Она стала высокомерной и не покидала свой шпиль.

Точно также Анзу были дороги меньшие вороны, и он поселился под кроной леса. Сете и его крылатые змеи жили в тенях основания шпиля. Сете начал завидовать Рухмар, ведь та жила на шпиле, а он с трудом мог даже летать на такой высоте. Он предложил Анзу свергнуть её и править вместе с ним как Короли-близнецы. Но Анзу любил Рухмар и отказался предавать её: он предупредил Рухмар, и та выжгла крылья Сете, оставив от них лишь пепел. А Анзу вырвал его глаза. Но на своем последнем издыхании Сете успел наложить проклятие, которое угрожало осквернить землю его кровью и плотью. Анзу съел труп змея, чтобы запечатать это проклятие внутри себя. Проклятие искалечило его и лишило способности летать. Но капля крови змея всё же коснулась земли, и на её месте возникло место, что ныне называют Сетеккской низиной - пустошь, оскверненная кровью Сете.

Анзу стыдился своего нового обличья и скрылся от Рухмар среди лесов: поглощение Сете также даровало ворону новую силу, с помощью которой он спрятался в мире теней. Жертва Анзу сильно повлияла на Рухмар, и она наконец обрела смирение. Она покинула Арак и отправилась в Горгронд, где превратила своих калири в араккоа - в память о жертве Анзу. Араккоа решили, что однажды вернут Арак - но они не могли вернуться туда, пока там царило проклятье Сете. Араккоа научились использовать Свет и Рухмар, и также открыли для себя тайную магию. Они почитали Рухмар и Анзу как богов.

Возвращение в Арак

Рухмар умирала, но она все равно наказала араккоа вернуться в Арак. Она сопровождала их в странствии, но погибла в пути. Араккоа назвали себя Апекситами и поклялись создать великую цивилизацию в честь своей богини. Добравшись до Арака, они изучили Сетеккскую низину, чтобы научиться темной магии - так они приняли как Свет, так и Бездну. Орден Анхар изучал Свет, а орден Скалакс исследовал тайную магию и Бездну. Кроме того, они исследовали сам континент Дренора, они узнали о Разрушителях и Изначальных и обрели чувство презрения к нелетающим обитателям планеты.

Древень из Таладора по имени Искривгар заметил присутствие араккоа. У генезотавров он узнал о Вечном Цветении, едином сознании и спорокурганах. Затем он научился усиливать растения с помощью магии и управлять ими. Он стал хранителем народа ботани, развил их культуру и обучил их магии. В араккоа же он видел оскорбление природы и решил уничтожить как их самих, так и все их механизмы. Однажды ему удалось найти древний корень Ботаана, который он использовал, чтобы породить нового спорокургана. Ботани стали приносить себя в жертву, чтобы наполнить курган жизненной энергии - так началась жизнь Таала. Ботани выводили генезотавров, чтобы приготовиться к войне, а Искривгар создал множество древней, известных как Искривленные.

Араккоа не могли не заметить всей этой активности - они отправляли своих разведчиков исследовать деятельность растений, но большинство из них не возвращались. В итоге, араккоа сами осадили Изначальных, но Искривгар зачаровал деревья, дабы те могли сопротивляться магии птиц. Тогда в ордене Анхар предложили создать оружие, которое могло бы направить на врагов саму силу солнца - Дыхание Рухмар. Искривгар же убеждал ботани продолжать жертвовать собой - и в итоге, Таала ожил.

Колдуны ордена Скалакс решили задержать Изначальных и лично прикончить Искривгара. И хотя древень смог убить их, колдуны успели наслать на него проклятие: корни Искривгара начали увядать и гнить. Это проклятие смогло убить его, и единство Изначальных было сломлено. Тем не менее, они продолжили свое бесцельное движение к Араку. У араккоа же теперь было время закончить свое оружие. Дыхание Рухмар извергало пламя, уничтожавшее всё на своем пути. Оно обратило Изначальных в прах и наконец-то положило конец угрозе Вечного Цветения.

Араккоа основали империю, целью которой было обретение знаний и их хранение. Анхар и Скалакс объединили свою магию, чтобы создать кристаллы для хранения информации. Прикосновение к этим кристаллам позволяло поглотить хранящиеся в них воспоминания и информацию. Также апекситы сконструировали механические конструкты, дабы те исполняли их волю. Анхар даже смогли частично воскресить Рухмар, но она лишилась части прежних сил и разума. Затем орден Ахар построил храм рядом со своим оружием, чтобы отдать свое почтение Рухмар. Скалакс же продолжали поклоняться Анзу в нижнем регионе.

Между двумя орденами стало расти соперничество. Лидер Анхар, Лорд-Жрец Велтрик, хотел, чтобы апекситовые кристаллы были доступны лишь горстке избранных. А лидер Скалакс, Лорд-Колдун Салавасс, верил, что знания должны быть доступны для всех. В итоге, началась гражданская война, и Анхар пригрозили использовать свое оружие. Салавасс помешал им, использовав проклятье, чтобы дестабилизировать оружие - из-за этого произошел ужасный взрыв, убивший большое число араккоа. Даже гигантский шпиль Арака был расколот взрывом на множество малых шпилей. Цивилизация апекситов рухнула, но араккоа смогли выжить.

Часть вторая
Дети камня

Восхождение огров

Гронны были одиночками, сражающимися между собой за пищу и территории. Огроны же пусть и были грубыми и недоразвитыми, держались вместе ради своей же безопасности. Орки обитали в пещерах под Горгрондом. Орки и огры боялись огронов, но почитали гроннов.

Лидер Скалакс, араккоа по имени Йонзи, узнал о хранилище апекситовых кристаллов, захороненном под Таладором. Но ту территорию занимали огроны и они отказывались вести какие-либо перегорвы с араккоа. Тогда Йонзи решил заключить союз с рабами огронов, ограми. Птицы обучили огров тайной магии, и те очень быстро смогли достичь в ней серьезных высот. В особенности хорошо ограм давалась магия камня - причина этого крылась в происхождении этих великанов от титанов. Огры начали свое восстание, их лидером был Гог. Но вместо того, чтобы сражаться с огронами, он убил гронна. Он продолжал убивать этих гигантских чудовищ и стал известен как Гог Убийца гроннов. Храбрость Гога вдохновила остальных огров и те отвергли своих хозяев-огронов. Сам лидер восстания теперь получил имя Горгог, что на языке огров значит “Король Гог”.

Дождавшись триумфа огров, араккоа двинулись за апекситовыми кристаллами. Но силы Горгога напал на них: король сказал, что теперь это его земля - Гориа, и велел Скалакс покинуть её. Во мраке ночи Йонзи напал на Гога, но был побежден им. Так зародилась Горианская империя, которая с течением поколений лишь расширялась. Огры не были сосредоточены на завоеваниях, но обзавелись множеством земель и охотились на гроннов и огронов. Примерно в это время были основаны города Верховный Молот и Крепость Камнерогов, а Гориа стала центром изучения магии, в котором очень высоко ценились апекситовые кристаллы. Также у огров начали рождаться двухголовые дети. Их появление посчитали хорошим знаком, поэтому их стали создавать уже с помощью магии.

Восход орков

Восстание огров позволило оркам покинуть свои пещеры. Они начали охотиться на дикую живность Горгронда, которую чуть не довели до вымирания. Чтобы избежать конфликтов, орки начали миграцию из этого региона. В разных частях Горгронда обосновались следующие кланы: Черная гора, Веселый Череп, Клинок Молнии и Драконья Пасть. Клан Черной горы остался в пещерах, чтобы изучить местную руду и саму землю. Действительно, руда Черной горы была особой - это пропитанные магией останки самого Гронда. На орочьем языке клан Драконьей Пасти назывался “Нелгор-шомаш”, что значит “Крик Зверей”. Под зверьми, нелгор, подразумевались рилаки, позже эти орки будут называть так драконов Азерота.

В Танаанских джунглях обосновались кланы Кровавой Глазницы и Костеглодов. На Хребте Ледяного Огня поселились Северные волки, Белые когти и Громоборцы. Северные волки и Белые когти научились жить в мире с природой и местными волками, Громоборцы же предпочитали силой господствовать над местной живностью и охотились на гроннов. В Таладоре осели кланы Пылающего Клинка, Красные ходоки и Клинковые ветра.

В Награнде осел клан Песни Войны. Эти орки были кочевниками и часто устраивали набеги на земли огров в регионе. Долина Призрачной Луны стала домом для одноименного клана, что жил в мире и почитал небо и звезды. Члены этого клана отправились в странствие в надежде услышать божественные голоса. Некоторые из них добрались до Трона Стихий, черепа Гронда. Там они узнали о стихиях и стали первыми шаманами. В то время, как огры разрывали землю на части и крушили её, орки почитали её. Они построили храм в Троне Стихий, к которому стали приходить другие орки, чтобы их судили Стихии - признали достойными или же нет. Некоторые орки достигли завесы и открыли там Бездну, они сходили с ума и делали себе на лице татуировку белого черепа. Они поселились в пещерах Награнда и жили в уединении - остальные орки стали считать их “мертвыми”. Тем временем, шаманы стали уважаемыми членами общества орков и трудились бок-о-бок с вождями кланов. Тогда же появилась традиция ежегодной встречи шаманов под названием фестиваль Кош’арг.

Закат араккоа

Ни один из кланов орков не смел ступать в Пики Арака. Сами араккоа стали темным, суеверным и очень осторожным народом. Они стали называть себя “высшими араккоа”, но на самом деле, были лишь тенью империи прошлого. Ими правила династия королей, которая делила свою власть с орденом Анхар. В обществе араккоа перестали чтить грозного ворона Анзу, а Сетеккская низина стала использоваться для наказания и изгнания неугодных. Большая часть изгнанников умирала, но некоторые смогли выжить, но были изменены проклятьем и лишились способности летать. Они стали известны как Изгои, и на них начали охоту саблероны.

Вожак стаи Кровавой гривы по имени Караш решили начать охоту уже на крылатых араккоа. Он научил свое племя использовать в охоте гарпуны, копья и сети. Шпили осадили саблероны, и вера араккоа в Рухмар дрогнула. Но Терокк, король араккоа, был готов нанести ответный удар. Он лично напал на саблеронов и буквально разрывал их на куски. Он стал живой легендой и построил новый город в небе, Небесный Путь. Анхар видели в Терокке угрозу своей власти: жрецы ордена похитили короля и его дочь Литик и бросили их в проклятую низину. Литик погибла, а Терокк стал жертвой проклятия Сете. Но он услышал некий голос, который даровал ему силы двигаться дальше, и бывший король собрал остальных падших араккоа. Тот голос принадлежал Анзу, он вел Изгоев и обучил их темной магии. В местном лесу Терокк и его жрецы когтя построили город Скеттис. И этот лес на границе Арака стал известен как Тероккар. К сожалению, со временем, Терокк обезумел и его пришлось запечатать в мире теней.

Орки против огров

Между орками и ограми были конфликты, но горианцев не слишком волновали коричневокожие. Правители горианцев, короли-колдуны, которых называли императорами, были невысокого мнения об орочьем шаманизме. Но увидев его грубую силу в действии, огры решили научиться этой магии. Император Молок отправил армию к Трону Стихий. Колдуны огров начали исследовать местность с помощью заклинаний тайной магии - и остаточная энергия Гронда, слившись с заклинаниями огров, устроила ужасный взрыв. Взрыв уничтожил храм Трона Стихий и убил всех колдунов. На Дреноре начали бушевать ужасные бури и землетрясения. Молок отправил к трону еще больше колдунов, и Стихии возопили о помощи. Шаманы орков попытались успокоить Стихий, но безуспешно. Тогда старейшина Призрачной Луны, Нелгарм, объединил кланы. И так началась полномасштабная война орков и огров, в ходе которой оркам удалось загнать врага за стены Гории.

Дальнейшие события описаны в переводе фрагмента от IGN, “Осада Гории”.

Верховный Молот и Крепость Камнерогов стали изолированными городами-государствами. Орки захватили земли огров и стали самой развитой расой континента.

Прибытие дренеев

У Саргераса были сложностью с управлением армией демонов, и он нуждался в новых союзниках. Он избрал ими высокоразвитую расу эредаров, которую вели три мудрых правителя: Архимонд, Велен и Кил’джеден. Велен воспротивился Саргерасу и сбежал с Аргуса с помощью наару, ему помогла троица наару: К’уре, К’ара и Д’оре. Тысячи лет продлилось скитание дренеев по космосу на борту Генедара, но такое путешествие требовало большого количества энергии, и наару ослабли. Они нашли нетронутый Легионом мир и назвали его Дренором, что значит “Прибежище Изгнанников” на языке дренеев. К’ара была поглощена энергиями Бездны и потеряла свою связь со Светом. Она попросила дренеев выкинуть её из Генедара: Велен окутал щитом оставшихся двух наару и изгнал К’ару. Она продолжала парить над Долиной Призрачной Луны еще сотни лет. Битва ослабила Велена, и его пророчества стали ненадежными, ведь ему требовались сотни лет, чтобы восстановиться. Оставшиеся наару были слишком слабы, чтобы пилотировать Генедар, и корабль рухнул: крушение убило Д’оре. А ослабевший К’уре велел дренеям покинуть место крушения из-за того, что его сущность начала разлагаться.

Для начала, Велен создал организацию Рангари, разведчиков, которые должны были исследовать их новый дом. Со времен исхода из Аргуса у Велена было множество видений, которые помогли спасти дренеев, но теперь в этих видения не было фокуса, и они блуждали между неминуемым событием и всего лишь вероятным. Прикоснувшись к К’аре он также увидел будущее, которого желает Бездна. Больше Велен не желал быть единственным лидером своего народа, поэтому он основал Совет Экзархов. Экзарх Найель, лидер Рангари, продолжала вести свой орден и была для него личным примером для подражания. Экзарх Хатаару, лидер Механологов, создал кристаллы каронита. Экзарх Акама был лидером Воздаятелей, вместе они служили щитом дренеев от тьмы. Экзарх Отаар, лидер Ша’тар, изучал останки наару.

Дренеи нашли идеальное место, чтобы основать свое поселение - им оказалось место, где когда-то стояла Гориа. На её месте был построен город Шаттрат, что на дренейском языке значит “Жилище Света”. Один из Ша’тар, Маладаар, почувствовал, что останки Д’оре привлекали к себе мертвые духи дренеев. Тогда Велен приказал перенести Д’оре в уединенной оконечности леса Тероккар и построить там мавзолей Аукиндон, что значит “Дом для Почитаемых Мертвых”. Маладаар был назначен пятым экзархом, лидером нового ордена Аукенаев, говорящих с мертвыми духами.

Перед Темным Порталом

Разведчики дренеев узнали, что крушение Генедара сильно повлияло на Дренор своими энергиями. Тогда дренеи построили новые поселения вроде Карабора на силовых линиях планеты, также они успешно успокоили Изначальных и Разрушителей с помощью сил тайной магии и Света - хотя бы на время. Они надеялись избежать конфликтов с местными кланами орков. Орки Призрачной Луны посчитали К’ару знаком, Темной Звездой, и начали поклоняться ей. Некоторые их шаманы попытались коснуться её силы, и эта попытка сокрушила их разумы. В итоге, в клане было решено запретить попытки связаться с К’арой, и изгнать любого, кто осмелится нарушить этот указ.

К’уре привлекал духов умерших, точно также как и Д’оре - но на этот раз  то были духи орков. Благодаря этому исполненные Светом духи орков смогли направлять своих живых потомков. Из Д’оре исходили энергии Бездны, но лишь очень малая их часть покидала сами его останки. А вот К’уре был физически цел, и это беспокоило дренеев. Заметившие наару изгнанники орков из подземелий Награнда прильнули к Бездне. Так они начали общаться с Повелителями Бездны, которые обучили их темной магии. Кожа изгнанников стала болезненно белой, и они стали известны как Бледные.

Некоторые орки торговали с дренеями, но такая торговля происходила разве что раз в несколько десятилетий. Другие орки видели в дренеях божественных существ, но никто из их народа не видел в них угрозы. Однако, огры видели в их изоляционной политике знак слабости, а постройка Шаттрата серьезно разгневала огров Верховного Молота. Некоторое время усовершенствованные магические технологии дренеев держали огров в узде. Но император Хок’лон все равно объявил дренеям войну. Армия огров серьезно превосходила по численности дренейскую, но защитники города легко отбили атаку. Огры перегруппировались, но за ними уже вышло элитное подразделение священных воителей Акамы, в котором также были Нобундо и Мараад. Они убили Хок’лона и его генералов, после чего дренеи просто оставили врагов в состоянии смятения и замешательства. Напоследок, силой Света Велен спроецировал свой голос, чтобы предупредить огров прекратить свою агрессию - они отступили и больше не возвращались.

Орки же после того конфликта разглядели в дренеях потенциальную угрозу, и они стали бояться их тайной магии и Света. На фестивале Кош’арг некоторые орки предложили прекратить торговлю с дренеями, другие же начали называть их расу врагами. Живущий между Награндом и Тероккаром клан Клинкового ветра решил действовать: он атаковал караваны дренеев и привлек тем самым внимание экзархов. Многие дренеи хотели ответить на эту агрессию, но Велен запретил им делать это. Рангари сделали вылазку в земли вражеского клана и спасли оттуда своих пленных, а воздаятели начали сопровождать караваны, чтобы защитить их от возможных нападений. Прошли годы, случались стычки, но не более того.

Однажды, молодые Оргрим Молот Рока из Черной горы и Дуротан из Северных волков встретились с дренеями. Впервые они встретились на Кош’арге, где вызвали друг друга на поединок. Их соперничество быстро переросло в дружбу, но дружба между представителями двух разных кланов была против традиций, так что они встречались на границе Ледяного Огня и Горгронда. Однажды они отправились в лес Тероккар, где на них напал разъяренный огр Верховного Молота. Отряд Рангари убил огра, и его лидер, Ресталаан, предложил оркам отдохнуть в Телморе. Пара орков была шокирована гостеприимством дренеев и их технологиями. Находившийся тогда в Телморе Велен попросил Ресталаана позволить ему поговорить с гостями-орками, а еще ему недавно начали сниться сны об объединенной армии орков, марширующей на войну. Но Велен не увидел в двух орках тьмы, они были честны и горды. Тогда Рангари отвели орков назад в Горгронд, там они рассказали сородичам свою историю о гостеприимных дренеях. То была последняя дружеская встреча орков и дренеев.

Глава III
Восхождение Орды

Второе вторжение в Азерот

Саргерас и его Легион продолжали свой Пылающий Поход, уничтожая мир за миром. Но в Азероте оставался дремлющий титан, чья сила соперничала даже с мощью самого Саргераса. И он собирался захватить этот мир прежде, чем это сделают Повелители Бездны. Так началась Война Древних, массированное вторжение Пылающего Легиона. Поражение от рук ночных эльфов привело Саргераса в ярость, и он приготовил иной план вторжения. Ему был нужен новый способ создания портала для своих демонических армий, и кроме того, он хотел ослабить силы Азерота еще до пришествия демонов. Поэтому он отправил своих слуг осквернить расы этой планеты, дабы присоединить их к силам Легиона. Сам же титан сосредоточился на том, чтобы найти кого-то с этой планеты, кто мог бы послужить ему сосудом. Также он начал размышлять над тем, чтобы использовать второй Источник Вечности под Нордрассилом в качестве портала.

Кил’джеден же снарядил демона по имени Талгат выследить дренеев. Когда-то Искуситель был другом Велена, но посчитал его побег предательством. Талгат всегда на один шаг отставал от дренеев, но крушение Генедара выпустило волны небесной энергии в космосе. У Талгата ушло целое столетие, чтобы проследить источник этой энергии, который привел его к Дренору он увидел дренеев и их рухнувший корабль. Кил’джеден был доволен и приказал Талгату тайно наблюдать за дренеями. Также он успел доложить своему повелителю об орках.

Владыки войны Дренора

Талгат наблюдал за орками и пришел к выводу, что они были стойкими и склонными к насилию. Он наблюдал за сильнейшими кланами: Песней Войны, Черной горой, Кровавой глазницей, Призрачной Луной, Громоборцами и Северными волками. Скитальцы из Песни Войны были закалены битвами с ограми и их вел Громмаш Адский Крик. Силы Верховного Молота превосходили Песню Войны числом, но орки все равно устраивали набеги на них верхом на своих волках. Громмаш загнал огров за стены Верховного Молота и отвоевал часть земель Награнда.

Огры с древних пор брали в рабство орков и ради развлечения заставляли их биться на аренах. Один из этих рабов, Каргат, устроил восстание после того, как оторвал себе собственную руку, чтобы сбежать. Остальные рабы поступили также и последовали за Каргатом, заслужившим имя Острорук. Его клан, Изувеченная Длань, обосновался на подступах к Пикам Арака. В их клане царили традиции саморазрушения, увечья собственных тел и водружения оружия на отсеченные конечности.

Лидер Черной горы, Чернорук, был знаменитым и уважаемым орком, но также он был высокомерным и жадным до власти. У Черной горы была самая большая, организованная и хорошо вооруженная армия. Их шаманы довели до совершенства искусство огненного шаманизма и создавали зачарованное оружие.

Кровавая глазница была очень суеверным кланом, жившим в дальнем уголке Танаанских джунглей. Их вождь, Килрогг Мертвый Глаз, спас клан от уничтожения руками ботани, араккоа и огров. Он вырвал собственный глаз, чтобы увидеть видение собственной смерти, и с тех пор, он прожил свою жизнь, не зная страха.

Призрачная Луна жила относительно мирно. Орки этого клана практиковались в шаманизме и совершали походы к Трону Стихий. Их вел мудрый вождь Нер’зул, которого уважали во всех кланах орков, что было чрезвычайной редкостью.

Орки Хребта Ледяного Огня

Северные волки, ведомые Гарадом, не желали властвовать над хребтом, они хотели просто жить в гармонии. У Гарада была трое сыновей: Га’нар, Дуротан и Фенрис. Фенрис не принял учений своего отца и присоединился к Громоборцам. Громоборцы были храбрыми и доблестными - они охотились на гроннов и даже магнаронов.

Талгат наблюдал за тем, как между Северными волками и ограми из клана Камнерогов нарастало напряжение. Император Келгрок из клана Камнерогов хотел расширить слабеющее влияние огров. Для этого он наказал вырастить полукровок, чтобы пополнить поредевшие ряды своей армии - полуогров-полуорков. Их назвали мок’наталами, они обладали силой огра и хитростью орка. Их держали в цепях как заключенных, а их семьям угрожали. Наконец, император спустил мок’наталов с цепей на Хребет Ледяного Огня, чтобы захватить новые земли. Гарад призвал Северных волков, Громоборцев и Белых когтей заключить союз, чтобы справиться с новой угрозой. Фенрис отказался от союза, но он лично вел набеги своего клана на поселения огров. А Белые когти присоединились к Северным волкам, Га’нар и Дуротан стали лидерами этого объединенного воинства.

Они совершили нападение на Камнерогов, и пусть не смогли одержать решающую победу, но освободили мок’наталов и их старейшину Леорокса. Гарад, поговорив с Леороксом, узнал об истории мок’наталов и согласился помочь им. Затем Леорокс вернулся в Крепость Камнерогов и устроил там восстание. Полукровки поднялись против своих господ, а Леорокс лично задушил императора собственной цепью раба. Огры сбежали из своей крепости. Но потери орков были велики: сотни орков погибли, среди павших был и Га’нар, его смерть разбила сердце Гарада. Орки предложили мок’наталом жить вместе с ними, но те отказались, зная, что их не смогу по-настоящему принять в своем обществе. Посему Леорокс и его народ отправились в Горгронд, где стали вести уединенную жизнь.

Кил’джеден и орки

Кил’джеден увидел в орочьих суевериях и традициях способ манипулировать ими, и решил воспользоваться их народом, чтобы отомстить дренеям. Талгат был расстроен, ибо хотел лично пролить кровь дренеев, поэтому высказался против этого плана. Этим он разгневал Искусителя, но тот уважал Талгата, поэтому просто приказал ему навсегда покинуть Дренор. Кил’джеден искал для себя подходящего агента среди орков и нашел его - им оказался Гул’дан. Он был рожден очень слабым физически в клане, жившем на границе Горгронда. Орки этого клана видели в исковерканном облике Гул’дана плохое предзнаменование, и в итоге, изгнали его прочь. Но старейшина клана пожалел изгнанника и посоветовал ему найти Трон Стихий. Полный злобы и ненависти Гул’дан с трудом пытался выжить на своем пути в Награнд. Он пал на колени, жалкий и искалеченный, и взмолил Стихии о помощи. Но те почувствовали в нем тьму и отвергли также, как его отверг клан. Почувствовав его чувство бытности брошенным и беспомощным, Кил’джеден обратился к Гул’дану. Повелитель демонов предложил ему силу отомстить взамен на службу Легиону. Гул’дан согласился и научился у своего повелителя магии Скверны, став первым орочьим чернокнижником.

Кил’джеден наказал Гул’дану держать свою новую магию втайне и использовать её только в самых безвыходных ситуациях. Дело было сделано, у Искусителя теперь был свой агент среди орков, но время действовать еще не настало - для начала, орки должны были впасть в отчаяние. Гул’дан рассказал своему владыке о союзе кланов орков во времена буйства Стихий и получил новое задание. Он наводнил Трон Стихий Скверной, чем привлек к себе внимание стихийных гневов. Прежде они никогда не видели Скверны, её присутствие ослабило их и им пришлось сбежать из-за силы Гул’дана. Впервые в своей жизни Гул’дан смог одержать над кем-то верх - это чувство было опьяняющим. Скверна мешала Стихиям, из-за чего начались тяжелые ливни, наводнения и снежные бури. Измученные Скверной Стихии редко отвечали шаманам, и из-за всего этого орки начали впадать в отчаяние. Затем Гул’дан воспользовался своей магией, чтобы распространить красную оспу среди орков, собравшихся на фестивале Кош’арг.

Нер’зул повел за собой кланы, чтобы испросить совета у Стихий. А Гарад, тем временем, заболел красной оспой. Нер’зул убедил его остаться в Награнде, чтобы помочь сдержать вспышку недуга. Оставшись в Награнде, Гарад взял на себя бремя лидера больных оспой. Дуротан хотел остаться с отцом, но тот сказал, что ему нужно возвращаться домой и вести свой клан. Когда Дуротан видел отца в последний раз, тот уже начал серьезно слабеть из-за болезни. Уже тогда было построено поселение для больных оспой, которое назвали Гарадаром в честь бравого Северного волка.

Падение Нер’зула

Гул’дан был могущественен, но чтобы объединить кланы орков требовалась харизматичная публичная фигура. К этому моменту чернокнижник уже успел уничтожить свой бывший клан в огне Скверны, и теперь не было никого, кто бы знал его историю. Призрачная Луна пожалела одинокого Гул’дана и приняла его к себе. Гул’дан избрал настойчивого и решительного Нер’зула нужной фигурой. Он потерял свою супругу много лет назад, но обрел мир, общаясь со Стихиями. И теперь, когда они молчали, Нер’зул начать впадать в отчаяние и его снова стали посещать грустные воспоминания о почившей супруге. Гул’дан воспользовался этим, чтобы заручиться доверием Нер’зула - так он рассказал ему о собственном тяжелом прошлом. В итоге, вождь Призрачной Луны взял Гул’дана своим учеником, а Кил’джеден начал искать способ извратить его разум.

Гул’дан решил обратиться к клану Клинкового Ветра, у которого уже был конфликт с дренеями, чтобы начать новую войну. Им жилось очень тяжело из-за буйства Стихий, красной оспы и недостатка провизии, и Гул’дан убедил их в том, что дренеи были ответственны за оспу и муки Стихий. В Клинковом Ветре уважали Призрачную Луну, поэтому они поверили чернокнижнику и решили убить дренеев, чтобы угодить Стихиям. Они начали атаковать караваны и убивать воздаятелей, а еще брать пленных - одной из них была Леран, сестра Мараада. Мараад призвал свой народ действовать, но Велен сказал, что им стоит сохранять спокойствие - ему стали являться странные видения тени, нависшей над орками и управляющей их действиями. Разведчики Рангари доложили о том, что Клинковый ветер приносил пленных в жертву Стихиям. Мараад умолял экзархов спасти его сестру, и экзархи были вынуждены согласиться. Но они прибыли слишком поздно: пленники были уже мертвы. Вид их искалеченных тел привел Мараада в ярость, и он устроил настоящую бойню. Большая часть клана Клинкового Ветра погибла, а немногие выжившие, что смогли сбежать, были убиты Гул’даном.

Чернокнижник вернулся в Призрачную Луну с докладом и посеял семена ненависти среди орков. Тем временем, Кил’джеден играл на эмоциях Нер’зула: он являлся ему во снах, принимая облик Рулкан, и предупреждая об угрозе дренеев. Сначала Нер’зул сомневался в правдивости этого видения, но передумал, выслушав новости от Гул’дана. Ложная Рулкан продолжала давить на шамана, убеждая его в том, что геноцид дренеев был единственным способом спасти орочий народ. Искуситель смог убедить Нер’зула объединить кланы также, как они уже однажды объединились в былое время, и он смог убедить его слушать духов. Кланы собрались на срочное совещание у Ошу’гуна, на который уже успел повлиять Кил’джеден, заглушив настоящих духов предков. Тогда он начал являться к другим шаманам-старейшинам в виде духов предков, чтобы предупредить их об “опасности”.

Сотворение Орды

Все знаменитые вожди собрались вместе на встречу у Ошу’гуна. Дуротан пришел на встречу вместе с женой, Дракой, и стрейшиной-шаманом, Дрек’Таром. Он был взволнован мыслью о том, что сможет снова повидаться со своим старым другом Оргримом, ставшим вторым орком в своем клане после вождя Чернорука. Нер’зул рассказал вождям о муках Стихий, красной оспе и уничтожении клана Клинкового Ветра. Чернорук, Каргат и Громмаш настаивали на объединении кланов. Дуротан и вождь Белых когтей Загрел были настроены менее решительно. Дуротан рассказал собравшимся о том, как он с Оргримом побывал в городе дренеев. Но даже Дуротан был вынужден прислушаться к голосам древних предков. Затем появился Гул’дан, высказавший свое презрение к кланам, что были не согласны с идеей объединения, и лично поддержал её. Это стало делом чести: если даже такой слабак как Гул’дан поддержал единство, то должны и все остальные. Но Загрел и его сподвижники все равно отказались от этой идеи - Гул’дан запомнил это. И так, практически единогласно, орки проголосовали за создание союза, что с того дня был известен как Орда.

Велен знал, что Стихии были недовольны орками, и пытался отправить послов к кланам. Но новости о создании Орды означали, что время дипломатии прошло. Вместо того, чтобы начать отступление, Велен и экзархи решили оборонять свои укрепления. Акаме было приказано организовать оборону, а механологи должны были укрепить города. Велен считал возможным влияние длани Легиона на все эти события, но пока не видел свидетельств демонической активности. Перед атакой на дренеев Нер’зула снова окутала тревога: Стихии хранили полное молчание. Тогда Кил’джеден снова связался с Нер’зулом, рассказав ему о могущественных союзниках, что помогут оркам. Искуситель принял облик сияющей стихийной энергии и сказал ему продолжать двигаться вперед. И больше Рулкан не появлялась в видениях вождя Призрачной Луны. Поэтому Нер’зул отправился за ответами к Ошу’гуну.

Кил’джеден приказал Гул’дан взять Призрачную Луну под свой контроль, потому что он не мог положиться на Нер’зула. И именно тогда Гул’дан встретил молодого Терон’крова, шамана, которому не удавалось воззвать к Стихиям. Чернокнижник обучил молодого орка магии Скверны, и тот был очень доволен новыми знаниями. Медленно Гул’дан продолжал обращать в чернокнижников всё больше и больше орков. Тем временем, Нер’зул добрался до Ошу’гуна, он воззвал к предкам и его воля сломила заклинание Кил’джедена. Голоса предков ворвались его разум, среди них был и истинный голос его супруги Рулкан. Духи раскрыли шаману, что его использовали, что дренеи не были врагами орков. И они отвернулись от Нер’зула - для духовного орка вроде него то была судьба хуже смерти. С чувством стыда он вернулся назад в Долину Призрачной Луны, но там его схватил Гул’дан. Кил’джеден хотел избежать подозрений, поэтому Нер’зула оставили в живых, чтобы он стал свидетелем падения дренеев. Его пытали и обращались как с рабом - в страхе, что его убьют, Нер’зул исчез из поля зрения общественности.

Черная гора и Совет Теней

Орки сокрушили малые аванпосты дренеев, но не смогли взять крупные города. Чернорук и Громмаш спорили о стратегиях боя, а в самой Орде не было единства. Гул’дан решил, что это было подходящее время, чтобы выйти из тени и повести Орду лично, но Кил’джеден отказал ему: он решил, что Орде нужен вождь, который поведет её и объединит. Жажда власти Гул’дана уступала его страху перед Кил’джеденом, поэтому он отправился на поиски вождя. У Черной горы была лучшая армия, поэтому он решил сделать её предводителя вождем Орды. Он научил шаманов Черной горы магии Скверны и силой этой энергии состарил юных орков до взрослых воинов. Впечатленный этим Чернорук приказал Гул’дану также магически усилить своих сыновей, Дал’ренда и Мейма. Вождь Чернорук считал Гул’дана полезным, но они оба не доверяли друг другу.

Гул’дан основал Совет Теней, чтобы поддерживать контроль над орками и следить за ними. Гул’дан пригласил в этот совет Чернорука, но внутренний круг совета состоял лишь из орков, что были верны Гул’дану. Он и Чернорук старались использовать друг друга ради достижения собственных целей. Первым членом совета стал Терон’кров, орк, умевший хранить секреты. Гул’дан начал искать других могущественных индивидов: ими стали Гарона и Чо’Галл. Гарона была ребенком заключенной женщины-дренея и орка из клана Клинкового Ветра, ей легко давалось изучение языков чужих народов. Её держали в заключении и издевались над ней, но она была полезна для клана в качестве переводчика. Она смогла сбежать из заключения после уничтожения клана и заключила сделку с Гул’даном и его Советом Теней. Околдованная темной силой она стала убийцей на службе совета.

Чо’Галла, огра с двумя головами, считали вестником удачи. Он жил в Верховном Молоте, наслаждался привилегиями и обучался у могущественных колдунов. У него стали появляться последователи среди простых огров, но аристократы его просто ненавидели. Боясь восстания, они попытались убить Чо’Галла, но тот смог сбежать из города. Из-за своей жажды мести он присоединился к Совету Теней, но их политика его совсем не интересовала. Чо’Галл стал учеником Гул’дана: он хотел только силы и ждал дня, когда сможет заполучить её в свои руки. Гул’дан также обучил первых некролитов, которые стали насылать болезни и поднимать мертвых. Членам Совета Теней было приказано рассредоточиться и распространить весть о мощи Чернорука.

Новая сила, что была сильнее шаманизма, соблазнила многих орков. Совет Теней особенно внимательно следил за орками вроде Загрела, что открыто отказались от идеи объединения и войны с орками. Гарону отправили убить Загрела под покровом тьмы, и с его смертью клан погрузился во внутренние проблемы. Дуротан узнал об этом убийстве, но не знал, кто был ответственным за него. А Гул’дан призвал кланы к священной горе и сказал им, что Стихии бросили их, но у Черной горы был секрет магии Скверны, который мог стать спасением для всех орков. Он ни слова не сказал о Кил’джедене и демонах: об этом знали только его самые доверенные последователи. Чернокнижники Черной горы продемонстрировали магию Скверны, и шаманы вроде Дрек’Тара попросили, чтобы их тоже ей научили. Гул’дан сказал собравшимся, что, возможно, им нужен вождь и предложил на эту роль Черноруку. Все вожди неохотно согласились. В их числе был и Дуротан, который боялся ответному удара по своему клану за неповиновение. Так Чернорука нарекли Вождем Орды.

Барабаны войны

Вождь Чернорук приказал основать столицу Орды в Танаанских джунглях и назвал её Цитаделью. Она стала нейтральной территорией, на которой вожди могли собраться вместе и обсудить стратегии войны. Втайне Гул’дан сделал Цитадель базой Совета Теней и его чернокнижников: так Совет мог следить за вождями кланов и влиять на политику из теней. Чернорук создал в Орде новое устройство, согласно которому, каждый из кланов должен был выполнять некую определенную роль. Маленькие и мобильные кланы стали разведчиками, налетчиками и вспомогательными войсками - Кровавая Глазница, Драконья Пасть, Изувеченная Длань, Громоборцы, Призрачная Луна и Костеглоды. Также Чернорук основал новый клан, клан Чернозубого Оскала, дабы тот служил разведкой для Черной горы. Самые сильные кланы стали основой армии орков - Черная гора, Песнь Войны и Северные волки. Некоторые орки не хотели подчиняться чужаку из другого клана, и Чернорук прибегал к жестокости, чтобы заставить их подчиниться: публичные казни и угрозы уничтожения целых кланов держали обеспокоенных орков и их кланы в узде.

Чернорук назначил лейтенатов, чтобы держать Орду под контролем: ими были Эйтригг, Оргрим и Варок Саурфанг. Клан Черной горы принялся ковать новое вооружение, а Чернорук завербовал в Орду огров и мок’наталов. Чернокнижники из Черной горы отправились в земли других кланов, чтобы научить их магии Скверны и магически состарить их детей. Большинство вождей согласилось на это, но Дуротан был против. Тем не менее, детей его клана тоже состарили с помощью Скверны. Использование Скверны, изменение цвета кожи орков с коричневого на зеленый - всё это заставило Дуротана сомневаться в Черноруке.

Тем временем, Бледные продолжали направлять силы Бездны через К’уре - эта мощь Бездны соперничала по силе со Скверной. Гул’дана не интересовала эта сила, но Кил’джеден увидел в этом возможность использовать Бледных. Гул’дан отправил Чо’Галла исследовать их деятельность, и тот узнал об их пророчестве Времени Сумерек. Бледные видели это пророчество и трактовали его как час, когда тень окутает всё сущее и поглотит всю жизнь. Чо’Галла не волновало это Время Сумерек, но он хотел научиться темной магии. Бледные объявили, что Орда была способом приблизить Время Сумерек. Они посвятили себя Орде и стали кланом Сумеречного Молота. В итоге, Чо’Галл сам увидел истину их пророчества и посвятил себя ему.

Осадные машины Орды дали оркам преимущество, дренеи начали сдавать позиции и отступать. Скверна, появление чернокнижников - всё это, наконец-то, раскрыло дренеям правду о влиянии Легиона. Велену теперь снова стали являться видения будущего, но было уже слишком поздно. Больше не было способа покинуть Дренора, и Велен с экзархами начали обсуждать план действий: было решено отступить из аванпостов и сосредоточиться на обороне великих городов, Шаттрата и Карабора. Страдавшие из-за Скверны элементали тоже собрались вместе и начали готовить план того, как можно было остановить орков. Чернорук же уже подготовил кланы к осаде Храма Карабора. Оркам не оказали особого сопротивления, пока за пределами храма, внезапно, не поднялся вулкан, который тут же начал свое извержение. Повелитель Огня Цирух принял материальный облик и наслал на Орду яростный огненный шторм, чтобы уничтожить её. Бывшие шаманы орков задрожали, они видели в этой буре знак неприятия Скверны Стихиями. А Гул’дан увидел в этом возможность, ведь элементали сосредоточили всю свою силу в одном месте. С помощью Совета он утопил Цируха в магии Скверны и расколол его физическое обличье. Гора задрожали, в земле начали множиться гигантские расщелины - этой силой Гул’дан наполнил своих чернокнижников. Так были разорваны последние нити, связывавшие орков и Стихии. Так появился вулкан Рука Гул’дана.

Извержение вулкана испугало дренеев, которые узрели силу Легиона собственными глазами. С ним на передовой был Велен, он вдохновлял их и наделял силой Света. Наполненные Скверной осадные орудия разрушили стены города, но дренеям некоторое время удавалось сдерживать силы орков. Тогда Гул’дан и Совет Теней воззвали к силе Темной Звезды, призвав столп Бездны на Карабор - множество защитников погибло в это же мгновение, другие же сошли с ума от волн темной магии. Велен собрал выживших в гавани Карабора, чтобы они смогли сбежать из города. Наплыв силы Бездны пропитал сами стены Карабора, который с тех пор стал известен как Черный Храм. Гул’дан объявил Орде, что Храм станет тюрьмой для дренеев, на деле же он стал престолом Совета Теней. Также он сообщил Черноруку, что переезду Совета из Цитадели лучше оставаться тайной. Чернокнижник надеялся отдалить себя от вождя, чтобы свободно действовать. Он и его совет подвергли заключенных дренеев пыткам, чтобы вызнать информацию о Шаттрате.

Кровь Маннорота

Кил’джеден был доволен, пусть Велен и сбежал. Но он все равно жаждал схватить его, унизить и подвергнуть пыткам. Над Шаттратом не было Темной Звезды, так что Искусителю требовался новый план атаки. Усиление орков силой Скверны давало лишь временный эффект, теперь требовалась кровь демона. Кил’джеден раскрыл Гул’дану свой план порабощения орков - чернокнижника всё устраивало, лишь бы ему при этом досталось силы. Он собрал кланы на горной вершине неподалеку от Цитадели, дабы сделать орков сильнее. Он так и не рассказал Черноруку, откуда исходила эта сила, лишь то, что она поможет им. Кил’джеден открыл временный портал в Храм и через него прошел Маннорот Разрушитель. От Маннорота исходила невероятная сила, и даже Гулдан задрожал, завидя его. Он держал существование демона втайне от кланов, рассказав о нем только Совету Теней. Нер’зул, которого держали подле совета, смог узнать об этом. Он провел целые годы в самобичеваниях, но раскрытие правды о крови демона изменило его. Он решил предупредить лидеров кланов, но знал, что некоторые из них были верны Черноруку, поэтому он послал тайное послание Дуротану через сеть совета. В этом письме Нер’зул убеждал вождя Северных волков отказаться от предложения Легиона. Дуротан послушал его, и Совет так и не узнал об этом письме.

На вершине горы Гул’дан продемонстрировал оркам омут крови, не раскрыв им его источник. Он призвал вождей испить этой крови, и Громмаш был первым, кто вышел вперед. Он сделал глубокий глоток, и тут же начались изменения: он стал выше, его мускулы стали расти, а глаза окрасились в алый цвет. Громмаш издал боевой клич. Лишь несколько орков отказались пить кровь, включая Оргрима и Дуротана. Дуротан отказался пить кровь от имени всего своего клана. Гул’дан был разгневан, но он не мог убить Дуротана перед близящейся осадой Шаттрата. Оргрим же видел разрушения Дренора вокруг и сказал, что не достоин пить из той же чаши, что и вождь Чернорук. Вождь и Гул’дан посчитали это знаком верности. От испивших кровь исходила аура Скверны, которая просачивалась в тела тех, кто не пил её. В итоге, большинство орков, включая Дуротана и Оргрима, тоже обрели зеленый цвет кожи. В ту ночь Чернорук объявил атаку на Шаттрат. Гул’дан наполнил гору энергией Скверны, создав Трон Кил’джедена. Больные красные оспой орки, маг’хары, остались нетронутыми этой заразой. Среди них был сын Громмаша, Гаррош.

Падение Шаттрата, Аукиндона и Небесного Пути

Велен предвидел, что Шаттрат был обречен пасть. Он видел кроваво-красное небо, яд, что превратит его народ в чудовищ. Изначально он хотел эвакуировать весь Шаттрат, но решил оставить позади основную часть армии, дабы та пожертвовала собой, таким образом позволив горожанам сбежать. Сам Велен уже сдал Орде Карабор, но решил оставаться в Шаттрате до конца. Экзархи воспротивились этому решению и убедили Велена уйти с остальными, ведь он был единственной надеждой дренеев. Пророк привел дренеев в Телредор, отдаленный храм на острове в море Зангар. Рангари совершали вылазки на силы Орды, чтобы замедлить её, а Воздаятели укрепляли оборону города. Кил’джеден появился перед орками, когда они уже были близко к Шаттрату - на этот раз в истинном обличьи. Он даровал чернокнижникам знания о новых могущественных заклинаниях, чтобы помочь им взять Шаттрат. Гул’дан и Совет Теней смешали красную оспу со Скверной, чтобы создать новую крайне опасную чуму. Совет прикрепил емкости с ядом к снарядам, которыми осадные машины бомбардировали город. Из взрывов бомб начал подниматься плотный красный туман, который сжигал душил дренеев и сжигал их. Затем чернокнижники использовали новые заклинания, чтобы призвать зеленые метеориты, которые рухнули на Шаттрат. Из кратеров, оставшихся от ударов метеоритов, поднимались инферналы.

Мараад, Акама, Нобундо и тысячи воителей встали на пути орков. Мараад и его Воздаятели пытались помочь оставшимся в городе мирным жителям, но не справились с задачей. Эта битва дорого обошлась оркам, но Шаттрат всё же пал. Гул’дан боялся, что побег Велена разгневает Кил’джедена и послал Гарону выследить пророка. Некоторые пережившие атаку дренеи сбежали в город-гробницу Аукиндон. Силы дренеев там вел экзарх Маладаар. Гул’дан боялся, что дренеи призовут на помощь духи свои предков и спустят их на орков, поэтому Совет и Терон’кров отправились на осаду Аукиндона. Маладаар, остальные дренеи и духи мертвых успешно сдерживали натиск орков. В отчаянии, Терон’кров достиг своим заклинанием бездны, чтобы призвать могущественного демона. Но оно достигло слишком далеких глубин, и в мир явился элементаль, известный как Бормотун. Ударная волна его призыва разорвала город-гробницу на части и уничтожила ближайшие леса. Маладаар и горстка выживших смогли сберечь себя щитом, но орки взяли их в плен. Бормотуна сдерживали внутри Аукиндона, а безжизненную землю вокруг некрополя стали называть Костяными пустошами.

Дренеи Велена снова стал изгнанниками, но теперь они были заперты в умирающем мире. Механологи создали кристаллы каронита, чтобы скрыть Телредор от Легиона. Мараад и другие выжившие стали стекаться в Телредор после того, как увидели ужасы этой войны. Акама и Нобундо были среди тех, кто пал жертвой тумана красной оспы. Они стали меньше, стали скрюченными и потеряли связь со Светом Небес. Они стали Крокулами, что на языке дренеев значит “Сломленные”. Дренеи боялись, что Сломленные заразят их и изгнали их. Самые несчастные из Сломленных стали Заблудшими - они потеряли свой здравый ум и стали еще более деформированными. Велен начал путешествовать к другим анклавам выживших, чтобы помочь им спрятаться от Орды. Телредор оставался крупнейшим поселением выживших. Но море изменилось - оно высохло, и на его месте возникла Зангартопь.

После падения Шаттрата Чернорук обратил свой взор на другие цивилизации Дренора. Килрогг повел клан Кровавой Глазницы на Фаралон, чтобы уничтожить последний бастион Изначальных, он был привычен к джунглевым территориям. Огрские корабелы построили для них корабли. Орки начали высасывать жизнь из региона и подожгли его леса, убив каждого генезотавра и ботани. Ведомые Громмашем и Чо’Галлом Песня Войны и Сумеречный Молот уничтожили Верховный Молот. Чо’Галл выследил императора Мар’гока и лично убил его: он использовал в бою силы Скверны и Бездны, и силой своей магии приковал императора к его трону, а затем сжег заживо. Уцелело лишь малое количество крепостей огров, большинство из их народа погибло или же присоединилось к Орде. Северным волкам, Громоборцам и Белым когтям было приказано перебить магнаронов, гроннов и огронов. Волки и когти сдерживали свои силы, но Громоборцы по-настоящему упивались охотой. Но некоторым гроннам удалось выжить, самым могущественным из них был Груул, который отбил атаку Громоборцев в Горгронде.

Также в Орде думали над тем, чтобы перебить мок’наталов, но Чернорук этого не позволил. Рексар, сын Леорокса, вступил в Орду, чтобы Чернорук не уничтожил его народ. Рексар не был согласен с политикой изоляции своего отца, он жаждал битв и славы.

Араккоа заново открыли технологию Апекситов и создали солнечную пушку на вершине своего шпиля. Чернорук призвал Каргата покончить с араккоа. Он подготовил силы вторжения, состоявшие из кланов Изувеченной Длани, Пылающего Клинка и Драконьей Пасти. Сияющий луч пушки поджег леса и испепелил заживо десятки орков. Каргат заключил союз Изгоями, которые проникли в Небесный Путь и уничтожили оружие высших араккоа. Каргат перебил высших араккоа, сбросил их тела со шпиля, а затем напал на Изгоев. Некоторых высших араккоа взяли в плен и отправляли Сетеккскую низину, чтобы позабавить Каргата. Выжившие Изгои окутали себя тенями и спрятались в Лесу Тероккар. Высшие араккоа, что стали падшими, объединились вместе под предводительством Гриззика. Он повел свой народ в Аукиндон в надежде спрятаться от орков и однажды отомстить им.

Во время осады Шаттрата Кил’джеден предстал перед Саргерасом, чтобы доложить ему о своей работе. Падший титан решил, что орков можно будет использовать для атаки на Азерот. Кил’джеден приказал демонам больше не отвечать на зов Гул’дана и других орков. Саргерасу было нужно, чтобы орки были непокорными и на пороге самоуничтожения - так они будут молить о большем. Орки бесцельно скитались по Дренору: они завоевали большую часть планеты, но при этом и убили большую её часть. Танаанские джунгли стали красной пустошью, которую назвали Полуостровом Адского Пламени, также и Цитадель стала Цитаделью Адского Пламени. Чернорук обратился за ответами к Гул’дану, которго снедали горечь и гнев. Он не рассказал вождю об исчезновении Кил’джедена, чтобы защитить себя. Голод становился всё сильнее: Драконья Пасть пожирала своих рилаков, а Песня Войны своих волков. Жажда крови орков вынуждала их сражаться друг с другом. Клинок Молнии, Белые когти и Красные ходоки пострадали от этого больше других. Песня Войны, Костеглоды, Веселый Череп, Изувеченная Длань и Громоборцы начали сходить с ума. Чернорук изгнал все эти кланы из Цитадели, чтобы защитить остальных орков. Саргерас выжидал, он уже осквернил для себя подходящий сосуд в Азероте, Медива.

Глава IV
Первая Война

Появление Медива

Тайный орден, известный как Совет Тирисфаля, защищал Азерот от Легиона. Его маги направляли свои силы в одного заклинателя, что нес титул Хранителя. Саргераса наткнулся на Хранителя Эгвин, одного из величайших магов в истории. Он отправил свою аватару в Нордскол, где та была уничтожена Эгвин. Затем она запечатала эту аватару в руинах древнего эльфийского храма, который с тех пор называют Гробницей Саргераса. Добавив свою магию к уже существующим древним печатям, она свела на нет силу Скверны мертвой аватары. Но она оставалась без сил, была уязвимой, и именно тогда в неё вселился дух Саргераса. Он омрачил её мысли, вынудил ополчиться против Совета Тирисфаля. И в итоге, она отказалась передать свои силы новому Хранителю. Совет основал организацию охотников на магов, Стражей Тирисфаля, дабы те задержали Эгвин. Одним из них был Нилас Аран, который, со временем, стал тепло относиться к цели своей охоты. И Аран, и Эгвин были разочарованы Советом, ведь он вмешивался в политику людских королевств. У них появился ребенок, Медив, и именно ему Эгвин надеялась передать свои силы. Саргерас вселился в тело Медива, еще когда тот был в утробе своей матери. Но никто об этом ничего не подозревал. Медив рос в Штормграде вместе с принцем Ллейном и Лотаром. А уставшая Эгвин скрылась из виду. Нилас же был случайно убит Медивом, когда его силы вырвались наружу.

Пробуждение Медива

Травма, вызванная убийцей своего отца, обернулась для Медива десятилетней комой. Когда он проснулся, то увидел Азерот в эпохе процветания. Люди торговали с дворфами, гномами и высшими эльфами. Лордерон был региональным лидером и разрешал разногласия других королевств. Даларан совершил невероятный рывок в изучении тайной магии и других академических науках. Кель’Талас тратил большое количество времени на отражение нападений в стычках с троллями Амани. А в Калимдоре ночные эльфы продолжали исследовать Изумрудный Сон - но они всегда были настороже, ожидая неминуемого возвращения Легиона.

Медив воссоединился с Ллейном, что уже был готов стать королем и Лотаром, ставшим рыцарем королевства. Фермеры Штормграда начали продвигаться на юг, в Тернистую долину. Из-за этого начался конфликт с троллями Гурубаши. Король Баратен не хотел войны, но принц Ллейн был готов нанести удар. А Медиву приснилась женщина, что убеждала его совершить путешествие к месту под названием Каражан, но маг решил сосредоточиться на помощи своим друзьям в конфликте с Гурубаши.

Тайная миссия

Тролли совершили нападение на Западный Край и устроили там серьезные разрушения. Тем не менее, Король Баратен публично заявил, что Штормград не перейдет в наступление. Ллейн также публично оспорил его решение, за что получил от отца выговор. Ллейн и Лотар решили атаковать троллей втайне от короля: они собирались проникнуть в земли Гурубаши маленьким отрядом. Зная о силе Медива, они испросили его о помощи. Тот не горел желанием участвовать в этой авантюре, но друзья напомнили ему о долге Хранителя защищать слабых, и тот согласился помочь им. Ему было интересно впервые испытать свою силу. Скрытые магией втроем они проникли в джунгли Тернистой долины. Они собирались убить вождя Джок’нона в его зиггурате, там он проводил эксперименты с магией крови, исходящей от самого Хаккара Свежевателя душ. Битва Лотара и Ллейна с троллями привлекала внимание, и Медиву пришлось сразиться против самого вождя и его странной магии. Хранитель высвободил всю свою мощь и уничтожил всех троллей в зиггурате. Троица вернулась домой. Лотара и Ллейна беспокоила тьма в Медиве: но он и сам не знал, откуда возникло то финальное заклинание, и его тоже беспокоила собственная сила.

Война Гурубаши

Гурубаши собрались под предводительством Зан’нона, сына убитого вождя. Уже через несколько дней тролли начали осаду стен самого Штормграда. Король не стал просить северные королевства о помощи: она бы не смогла прийти вовремя, да и отношения между королевствами для такой просьбы были далеко не лучшими. Так что Баратен приготовил своих людей к решающему сражению у ворот в город. Зан’нон владел магией своего отца и усилил ей исполинских троллей-берсерков. Баратен и его стража, очертя голову, бросились в бой. Король пал на поле брани, и Ллейн начал молить Медива высвободить свою мощь. Медив испытывал странное смешение чувств: ему было страшно, но он был взволнован возможностью снова использовать всю свою силу. Он призвал с небес лед и пламя, разил врагов энергией тайной магии. Люди увидели в Медиве великого защитника, но втайне он испытывал удовольствие от убийств. Ллейн Ринн стал новым королем, а Андуин Лотар дослужился до его главного командира. Медиву же продолжали сниться сны о женщине, и он решил отправиться в Каражан.

Ноша Хранителя

Медив прибыл в Каражан, чтобы повидаться с женщиной из своих снов, Эгвин. Она была расстроена тем, что они так долго не могли встретиться, но за год они сблизились. Она убедила его в том, что ему нужна секретность, и также убедила его не доверять Совету Тирисфаля. Близкий друг Эгвин, Мороуз, согласился остаться в башне и ухаживать за ней. Однажды, Медив заговорил с Эгвин о тьме внутри него, но та отмела эту тему, ибо не знала о влиянии Саргераса на своего сына. Она снова вернулась к своему добровольному изгнанию, а Медив принялся изучать библиотеки Каражана. Совет же прознал о событиях в Штормграде и выследил Медива в Каражане. Они отправляли ему письма с вежливыми просьбами о встрече и снаряжали к нему учеников. Никто из них не оставался в башне надолго, а тьма внутри Медива продолжала расти. Мороуз решил как-то ободрить хозяина и предложил устроить празднество. Медив пригласил на пир людей из ближайших земель и его настроение стало улучшаться. В Каражане продолжали проходить пиршества, на которые приходили и дворяне из Штормграда. Совет отправил в башню шпионов, которые доложили, что Медив впустую тратил свою силу, просто проживая жизнь в роскоши. Ученики продолжали приходить к нему, но он быстро выгонял каждого из них. И все равно он продолжал падать в депрессию и тьму.

Омрачение Медива

Медив продолжал свое обучение, его вдохновляла история вторжения Легиона в Азерот. Его поразил союз разных рас, что вместе остановил демонов. Он пришел к выводу, что золотая эра возможного единства для Азерота уже миновала, и подтверждением этого служил его опыт в отношениях людей и троллей. Медив решил, что ему нужно начать готовиться к следующему неминуемому вторжению Легиона. В разуме Медива начали отражаться мысли Саргераса: этот мир уже не спасти. Азерот нужно было сломить: сломить его барьеры, его нации, его культуры, его королей. Медив пришел к выводу, что ему нужна армия, и решил посетить космос. Он отправился в Круговерть Пустоты, и не увидел там никакой сиюминутной угрозы Азероту. Влияние Саргераса навело его на мысль посетить Дренор, и там он увидел орков: он годами наблюдал за ними, принимая обличье ворона, в котором он мог показаться оркам на глаза. Он видел уничтожение дренеев, уничтожение планеты, недостаток еды и силу Скверны. Хранитель решил воспользоваться орками и записал свои измышления в Книге Медива.

Странник из-за завесы

Чернорук продолжал требовать от Гул’дана ответов, но безуспешно. Медив явился перед Советом Теней и его лидером в качестве странника в капюшоне: Гул’дан немедленно атаковал его всей мощью своих заклинаний, но ничуть не навредил Хранителю. Был черед Хранителя нанести ответный удар, Гул’дан был унижен этим поражением и своей уязвленной гордостью. Медив сообщил чернокнижникам, что они смогут сбежать из Дренора, если построят гигантский портал, и показал им видения плодородных земель нового мира. В тот момент Гул’дан успел почувствовать демоническое присутствие в разуме Медива и пришел к выводу, что он был посланником Саргераса. Но Медив думал, что таким образом подготавливает почву не для завоевания Азерота, а уничтожения самого Легиона. Но Гул’дану было мало, он потребовал большей платы за свои труды - Медив показал ему видение Гробницы Саргераса, и сказал, что она хранит в себе великую силу. Впрочем, он не верил, что Гул’дан сможет найти гробницу, тем более, открыть её. Однако, он все равно сказал чернокнижнику, что тот получит свою силу, когда их сделка будет закончена. Гул’дан рассказал о плане с порталом Черноруку и начал искать точку пересечения силовых линий на Полуострове. Когда место было найдено, он приказал начать строительство зачарованной каменной рамы, Темного Портала.

Подозрения Совета

Медив продолжал посещать Дренор, и его отсутствие было замечено Советом Тирисфаля. Члены Совета попросили Кирин Тор проникнуть в Каражан в поисках ответов. Некоторые маги использовали иллюзии, другие создавали порталы - но Медив остановил каждого из них. А вскоре было найдено четыре трупа членов Кирин Тора, но следов тайной магии обнаружено не было. Совет начал что-то подозревать и прекратил шпионаж за Медивом, сосредоточившись на поиске убийцы.

Темный Портал

“Темный Портал” вы можете прочитать в переводе превью от IGN.

Столкновение Хранителей

Первую часть “Столкновения Хранителей” вы можете прочитать в переводе превью от IGN.

Саргерас начал впадать в отчаяние и вытянул жизненную энергию из каждого человека в башне за исключением Мороуза. Сущность Медива начала сопротивляться и вместо того, чтобы атаковать Эгвин, она просто навсегда изгнала её из башни. У Медива не осталось воспоминаний о своей одержимости, он помнил лишь, что сражался со своей матерью. Мороуз сошел с ума, а вокруг было множество тел дворян Штормграда, из которых вытянули саму жизнь. Каражан стал темным местом, по которому теперь скитались призраки тех, кто был убит в тот день.

Гарона и Хранитель

Силы Орды вышли из Темного Портала в сопровождении Гароны. Орки убивали всех людей, которых встречали на своем пути. Они почти не брали пленных: от них было мало толку из-за незнания их языка. Гарона слышала, как один пленник пригрозил им могущественным магом, который обладал силой уничтожить их всех. Тогда она решила отправиться к башне Каражан и выследить того мага, Медива. Тот был в ужасном настроении после схватки с Эгвин и немедленно схватил её. Полуорчиха не признала в нем странника в капюшоне, но почувствовала в нем тьму. Сам Медив не видел её на Дреноре, и он сочувствовал её бытности отверженной собственным народом. Она уже начала понимать основы языка людей и не испытывала теплых чувств к Орде, поэтому Медив решил сделать её своим союзников. Тогда он освободил её и сказал, что она вольно приходить к нему, когда захочет. Гарона доложила о своей встрече с Медивом Гул’дану, но тот уже всё знал, ибо втайне от полуорчихи мог смотреть на мир её собственными глазами. И он узнал Медива, и был немного разочарован тем, что он оказался человеком. Чернокнижник решил, что убьет Медива, когда тот перестанет быть полезным - но пока ему еще требовалось узнать местоположение Гробницы Саргераса, и он отправил Гарону вызнать эту информацию у Медива.

Первый контакт

До Штормграда стали доходить слухи и различные отчеты о появлении странных зеленых чудовищ. Лотар снарядил своих людей на поиски этой угрозы, и в итоге, вступил в несколько стычек с орками. Сначала людям удавалось теснить орков, но вскоре их переселили из-за численного перевеса зеленокожих. Лотар еще не знал о Темном Портале, поэтому он мог только гадать о том, откуда явился этот новый враг. Разведчики орков доложили Черноруку о стычках с людьми, и последние знали об этих донесениях. Так началась война.

Ученик Хранителя

Никто не знал о битве Медива и Эгвин, и все считали, что дворян перебили орки. Совет Тирисфаля и Кирин Тор были заняты исследованием вторжения зеленокожих, и чтобы узнать возможную информацию о нем от Медива, маги Кирин Тора снарядили к нему нового ученика, Кадгара. Башня была проклята, у Медива были постоянные перепады настроения, и Кадгар, то и дело, краем глаза видел каких-то духов. Но он прошел испытания Медива, которые до этого провалили все остальные ученики. Хранителю было одиноко, и он решил оставить нового ученика. Более того, он раскрыл Кадагру мотивы Кирин Тора и рассказал о своей бытности Хранителем. Этот поворот событий удивил Кадгара, но не отпугнул - он был готов учиться у величайшего мага в истории.

Призраки и тени

Кадгару было видения себя из будущего: он был седовласым лидером армии, сражавшейся с зеленокожими орками. Он рассказал о видении Медиву, но тот сделал вид, что не знает, о чем идет речь. Но всё же они отправились в Черные топи, чтобы разобраться в ситуации. Там на них напал орк-чернокнижник, использовавший Скверну. Медив убедил Кадгара дать бой врагу, и тот пусть с трудом, но всё-таки победил орка. По пути им встретился Лотар, который хотел заручиться помощью Медива, даже несмотря на последний инцидент с Гурубаши. Медиву же было нужно оттянуть для Орды еще времени, поэтому он солгал, сказав, что просто не уверен в собственных силах. Лотар попросил Кадгара присматривать за Медивом. Однажды в башню снова пришла Гарона, перед Кадгаром Медив вел себя с ней как с другом. Юный маг подружился с полуорчихой и верил, что она сможет предать Орду. А еще он понял, что Медив лгал о том, что ничего не знал об орках.

Изгнание Северных волков

Чернорук оставил изгнанные кланы на Дреноре: Песню Войны, Изувеченную Длань и Костеглодов. От них было слишком много хлопот, и ему было все равно, даже если они сгниют и передохнут, оставшись на Дреноре. Большинство кланов прошло через портал: Черная гора, Чернозубый Оскал, Кровавая Глазница, Пылающий Клинок, Драконья Пасть, Сумеречный Молот и Северные волки. Дуротан не доверял Черноруку и Гул’дану, но все равно повел свой клан через портал. Гул’дан велел вождю Северного волка навсегда уйти со своим кланом прочь или быть уничтоженным с ним на месте. Тогда Дрек’Тар, ведомый Стихиями Азерота, повел их к новому пристанищу клана. Он отбросил Скверну и молил прощения у духов Стихий. В итоге, он привел их к заснеженным горам далеко на севере, которые были очень похожи на Хребет Ледяного Огня.

Нападение Орды

Чернорук хотел посеять панику среди людей и напал на их мирные земли: Светлолесье, Западный Край и Красногорье. Ллейн быстро понял, что деэскалация этого конфликта была невозможной, и что предстояло готовиться к войне. Лотар был назначен Чемпионом Короля, и он уже стал различать шаблоны атаки орочьих налетчиков. Он снарядил рыцаря Гавинрада Зловещего устроить оркам засаду на одной из их линий отступления. Священники исцеляли раненых силой Света Небес, а чародеи атаковали орков силой тайной магии - орки были поражены этой силой. Молниеносная кавалерия рыцарей верхом на лошадях оказалась наиболее сложным противником. Ллейн отправил послания с просьбой о помощи другим королевствам, но не получил ответа. Лордерон был самым вероятным кандидатом на отправление подкрепления, но это королевство получило противоречивую информацию о конфликте с орками. Недовольные дворяне Штормграда отправили в Лордерон свои письма, в которых говорилось, что всё это было лишь бунтом горожан. А другие нации продолжали видеть в изоляционизме Штормграда высокомерие и просто не желали ему помогать.

Сопротивление Гурубаши

Килрогг и Кровавая Глазница повели атаку на Тернистую долину. И тролли, и Кровавая Глазница умели воевать в джунглях, но преимущество было за орками. Гурубаши начали намеренно сдавать позиции, чтобы заманить орков глубже в свою территорию. Они были ослаблены нападением на Штормград, и не могли продолжать бой. Чернорук приказал Килроггу отступить, узнав об этом конфликте, который он считал пустой  тратой жизней орков.

Святой орден Священников Североземья

Этот орден уходил корнями к самой Церкви Света Небес из Лордерона. А истоки самой Церкви Света Небес зародились еще раньше: во времена Войн Троллей и Лордеина. Он пожертвовал своей жизнью, чтобы сдержать армию Амани и спасти свою сестру, воительницу Мерельдар. Мерельдар получала видения от Света и решила посвятить себя службе человечеству. Затем ей были видения пяти странных форм, испускающих небесную силу. Они наполнили её разум святостью, правосудием, желанием защищать и нести возмездие, и наконец, чувством сострадания. Она использовала свое учение, чтобы изгонять болезни и исцелять раны. Вскоре она повстречала других людей, которые тоже говорили, что видели подобные видения. Вместе они основали религиозное движение, основанное на идеалах самоотверженности и добродетелей Света. Лордерон привел разные течения этой религии к единой системе, чтобы основать Церковь. У людей была предрасположенность к Свету из-за их происхождения, ведь иногда врайкулы тоже использовали эту силу. В Восточной Чащобе были основаны места поклонения этой религии: Часовня Последней Надежды, Стратхольм, Андорал и Длань Тира.

Члены ордена священников построили Аббатство Североземья и стали одной из важнейших частей королевства. Священника ордена сопровождали солдат в ходе военных конфликтов вроде Войн Гноллов и Войны Гурубаши. Некоторые из них даже исцеляли раненых гноллов и троллей. Теперь представители святого ордена сопровождали батальоны солдат, чтобы залечить их раны. Орки безжалостно нападали на священников, зная, что они могут поднять на ноги павшего воина.

Песнь Сумерек

Сумеречный Молот часто не подчинялся приказам и стал проблемой для Чернорука. Чо’Галл вмешался, чтобы помешать уничтожению своего клана. До этого он был их фактическим лидером, но теперь попросил назначить его их официальным вождем. Так Сумеречный Молот за одну ночь стал кланом послушных и деятельных солдат. Чо’Галл их понимал, они слышали голоса Бездны громче, когда-либо раньше. Они знали, что Азерот был домом для существ Бездны, жаждущих осквернить сущее. Сумеречный Молот слышал голоса Древних Богов, что обитали под землей. Они, наконец-то нашли место, в котором говорилось в пророчестве о Времени Сумерек. Самого Чо’Галла изначально мало заботила Бездна, но теперь у него было доказательство её существования. Он убедил свой клан в том, что за победами Орды последует Время Сумерек. Но пока им нужно было хранить свои намерения в тайне и подчиняться Черноруку. Чо’Галл стал близок к Древним Богам и стал писать пророчества на коже бледных орков. Так появилась Песнь Сумерек - книга, написанная на срезанной коже Бледных.

Неповиновение Северного волка

Клан Дуротана продолжал двигаться на север, следуя указаниям Стихий, и стараясь избегать всякого контакта с людьми. Они обосновались в Альтеракских горах, там у Дреки родился сын, Го’эль. Кожа Го’эля была зеленой, и Дуротан понял, что демонический пакт проклял народ орков. Это откровение привело вождя в ужас, и он решил спасти Орду. Так он, Дрека и их сын начали путь на юг. Дрек’Тар с помощью Стихий сообщил об этом Оргриму, и тот отправился на встречу с Дуротаном в Лок Модан. Молот Рока знал о Совете Теней и поэтому взял с собой несколько стражников и не сообщил обо всем этом Черноруку. Дуротан раскрыл другу всё, что знал: зеленая кожа его сына, видение у Трона Кил’джедена и демоны. Оргрим согласился с услышанным: энергии Темного Портала уже начали убивать Черные топи. Троица орков решила, что они должны разобраться с Черноруком и Гул’даном.

Оргрим приказал своим стражникам сопроводить Дреку и Дуротана, а сам двинулся назад на юг. Но они не были верны ему и убили вождя и его жену, а их ребенка оставили умирать на холоде. Вскоре охотничий отряд Адэласа Блэкмура, дворянина из крепости Дарнхольд, нашел Го’эля. Орк провел всю свою юность на службе у Блэкмура. Обеспокоенный Оргрим же отправил разведчиков, которые доложили ему о смерти Дуротана и Дреки. Молот Рока твердо решил отомстить за друзей и начал выжидать подходящий момент для возмездия.

Захват Красногорья

Штормград страдал от нехватки продовольствия и ресурсов, экономика королевства была обрушена. Чернорук перешел ко второй фазе своего плана - взятию Красногорья и атаке на сам город Штормград. Красногорье пало легко, и орки решили, что люди больше не окажут им сопротивления. Лотар надеялся именно на это и устроил засаду маленькому отряду налетчиков, ведомых Черноруком, что двинулись на Приозерье. Практически все орки были перебиты, а Черноруку удалось спасти только благодаря паре чернокнижников. Вождь обвинил Совет Теней в том, что они не смогли предвидеть эту засаду. У Чернорука не были и капли уважения к чернокнижникам: двое спасших его колдунов были казнены. Гул’дан был недоволен смертью своих учеников.

Черная гора

Гул’дана начал терять уверенность в своем плане: многие сильные кланы еще оставались на Дреноре и их ослаблял голод. А еще он узнал о том, как Медив защитил Штормград от троллей, о Хранителях и о Совете Тирисфаля. Чернокнижник вспомнил о том, как сломил Стихии Дренора, чтобы даровать своим оркам победу. Азерот же был полон духов Стихий, которые были гораздо сильнее тех, что обитали на Дреноре. Совет Теней чувствовал могущественного элементаля в Черной горе, и Чо’Галл тоже. Он заметил, что тамошние элементали работали на Древних Богов, но сохранил эту информацию в тайне. Совет отправился к Черной горе, чтобы подчинить местные Стихии, но ритуал закончился катастрофой: чернокнижники были сожжены стихийным пламенем изнутри. Дворфы Черного Железа на службе Рагнароса и их элементали огня начали устраивать засады чернокнижникам. Но связь Чо’Галла с Древними Богами позволила ему вести переговоры с Черным Железом. Чернокнижникам и Совету Теней было дозволено поселиться на вершине вулкана, в Пике Черной Горы. Гул’дан был разочарован итогом миссии, но был доволен полезностью Чо’Галла. Новое убежище было важным приобретением, ведь между Гул’даном и Черноруком нарастало напряжение.

Первая осада Штормграда

Чернорук приготовился взять Штормград без помощи Стихий. Орки осадили город и заблокировали все пути к нему, за исключением морского. Килрогг и Чо’Галл повели Кровавую Глазницу и Сумеречный Молот в бой. Казалось, что город падет уже к полудню, как вдруг, послышались вопли орков с тыла. Лотар провел основную часть своей армии по морю, таким образом он обошел силы Орды с тыла, и начал наступление через Элвиннский лес. Атака Орды захлебнулась, врата Штормграда открылись, и из них хлынули солдаты. Орда была не в состоянии отбиться от этой атаки с двух сторон и потерпела самое сокрушительное поражение со времен своего основания. Чернорук был в ярости, но сдержал себя от казни Килрогга и Чо’Галла. Орда отступила к укреплениям в Красногорье и начала перегруппировку.

Проклятая башня

Лотар и Ллейн действовали согласно информации, полученной от Кадгара и Гароны. Гул’дан знал о действиях Гароны, но позволил ей и дальше оставаться в Каражане. Наблюдение за Медивом было слишком важным для чернокнижника, чтобы обрывать его даже из-за шпионажа Гароны. А сам Медив, казалось, уже перестал испытывать какие-либо эмоции - это беспокоило Кадгара. Он исследовал библиотеку и нашел там заклинание, которое могло явить видения конкретных воспоминаний. Но он не смог заставить заклинание работать на Медива желаемым образом. Тогда он снова использовал его, но уже чтобы увидеть того, кто стоял за открытием разлома между Дренором и Азеротом. Кадгар и Гарона ужаснулись, увидев, что виновником этого был Медив.

Падение Хранителя

Кадгар и Гарона бежали в Штормград после того, как Медиву стало известно о полученной ими информации. Они встретились с Ллейном, и Гул’дан, продолжавший наблюдать за всем глазами Гароны, приказал ей убить короля, но та сопротивлялась, зная, что причиной её желания убивать была магия чернокнижника. Ллейн не верил в то, что Медив поддался злу, но зато Лотар доверял Кадгару. Лотар, Кадгар и Гарона покинули Штормград, а во главе обороны города остался Гавинрад. Гул’дан начал паниковать, ведь он так и не успел узнать местоположение Гробницы Саргераса.

Когда троица героев прибыла в Каражан, Гул’дан коснулся разума Медива. Обычно в разум Медива было тяжело проникнуть, но его защита слабела, когда он отвлекался. Саргерас воспользовался этим и взял себе контроль над телом, высвободив всю мощь Хранителя на чужаков. Он попытался подчинить полуорчиху, используя заклинание, наложенное на неё Гул’даном: она перестала различать друзей и врагов и чуть не убила Кадгара. Затем Саргерас попытался вырвать из Кадгара его душу, но вместо этого, только вытянул его жизненную силу и состарил. Кадгар пронзил Медива, вынудив дух Саргераса уйти в Круговерть Пустоты. Последними словами Медива были слова благодарности Кадгару: теперь он осознал тяжесть всего, что успел натворить.

Гарона уже успела сбежать в неизвестном направлении. Смерть Медива вызвала взрыв энергий Скверны, уничтоживший регион вокруг башни. С тех пор Светлолесье стало известно как Темнолесье. Гул’дан же добился своего: он смог найти местоположение Гробницы Саргераса в недрах разума Медива, а также древних реликвий силы в разных частях Азерота. Но присутствие в разуме Медива в мгновение его смерти закончилось для чернокнижника комой.

Второй вождь

Кома Гул’дана шокировала Совет Теней, Чернорук тоже был удивлен, но грусти по этому поводу не испытывал. Оргрим решил, что царившая паника была идеальным моментом, чтобы свергнуть Чернорука. Он вызвал вождя на мак’гору, назвав его слугой темных сил. Чернорук не мог отказаться от дуэли и не мог приказать совету прикончить Оргрима. Их дуэль продлилась несколько часов, и Оргрим закончил её, расколов голову Чернорука Молотом Рока. Оргрим нарек себя вождем и поклялся покончить с магией Скверны в Орде. Тем временем, Совет Теней тайно сбежал в безопасное место. Больше не было шанса вернуться на Дренор: Оргриму нужно было срочно расправиться со Штормградом.

Вторая осада Штормграда

“Вторую осаду Штормграда” вы можете прочитать в переводе превью от IGN.

Чистка Совета Теней

Оргрим был не в состоянии преследовать беженцев Штормграда, да и не хотел этого. Ему нужно было укрепиться в регионе после тяжелых потерь, что понесла армия Орды. Он призвал изгнанные кланы прийти в Азерот, но им требовалось время, чтобы добраться до Орды. Первым шагом после финала войны было уничтожение Совета Теней ради закрепления своей власти над орками. Оргрим схватил Гарону в ходе её попытки сбежать и пытал её, дабы узнать местоположение Совета. В Шпиле Черной Горы было ни одного дворфа или элементаля: Древние Боги хотели увидеть кровопролитие. И пусть Совет Теней был могущественным, он в конце концов, был разгромлен воинами Орды. Чо’Галл был одним из немногих выживших, он убедил Оргрима в том, что без него его клан совсем обезумит. Огр поклялся новому вождю в верности и сказал, что Гул’дан им просто манипулировал. Молот Рока согласился и он всё еще была нуждался в военной мощи, поэтому Чо’Галл представил ему дворфов Темного Железа. Рагнарос приказал дворфам позволить Орде осесть в шпиле горы. Древние Боги с нетерпением ждали того, как Орда начнет сеять хаос в мире. Гарону было решено пощадить, она поклялась в верности Орде, а Эйтриггу было приказано наблюдать за ней. А из Дренора пришли плохие вести: кланы начали терять себя пред жаждой крови и скатились до сражений друг с другом.

Душа Демона

Драконы, по большей части, не принимали участия в Первой Войне. С древних пор мир защищали Аспекты: Алекстраза, Нелтарион, Ноздорму, Изера и Малигос. Но сейчас они не могли помочь миру - они до сих пор страдали от предательства, что случилось много тысяч лет назад. Во время Войны Древних Аспекты помогли смертным в войне с Легионом. Тогда все они, за исключением Нелтариона, пожертвовали частью своих сил, чтобы создать великое оружие, Душу Дракона. Находившийся под влиянием Древних Богов Нелтарион представил это оружие Аспектам как подарок. Он использовал Душу Дракона, чтобы уничтожить множество демонов, но затем направил её против драконов. Это предательство раскололо их единство, а Нелтарион заслужил новое имя - Смертокрыл. Аспекты смогли вернуть Душу Дракона, но не свою силу. Сам артефакт они спрятали в отдаленном уголке Красногорья. Наложенные ими чары не позволяли Смертокрылу или любому другому дракону прикоснуться к артефакту. Ноздорму, бронзовый Аспект, ныне редко показывался из временных потоков. Изера, зеленый Аспект, проводила много времени, отслеживая состояние Изумрудного Сна. Малигос, синий Аспект, пал жертвой безумия и уединился в Нексусе. Алекстраза, красный Аспект, редко вмешивалась в дела смертных, и готовилась отразить следующий ход Смертокрыла. Сам Смертокрыл впал в спячку, на его теле до сих пор были металлические пластины, не позволявшие его телу разорваться на части. За время его сна остальные Аспекты в ходе своей охоты за Черной стаей довели её до практически полного вымирания.

Магия, использовавшаяся в ходе открытия Темного Портала, пробудила Смертокрыла. Он решил, что сможет использовать орков. В ходе Первой Войны Древние Боги призывали Смертокрыла совершать маленькие шаги, дабы помочь зеленокожим. Приняв обличье штормградского дворянина, он отправился в Лордерон и начал сводить на нет слухи об орках. Он сообщил дворянам Лордерона, что в Штормграде было всего лишь простое восстание, что на призывы королевства о помощи отвечать не стоит. Он даже применил магию, чтобы манипулировать разумами тех, кто все равно собирался помочь Штормграду. После этого он принял облик орка Черной горы и несколько месяцев прожил среди них, оставшись незамеченным. Гул’дан считал его верным, Чернорук считал его гордым орком, Оргрим видел в нем союзника. Гибель Совета Теней обрадовала Смертокрыла, для него это был шанс ослабить Легион во имя Древних Богов.

Но его беспокоило то, что другие Аспекты могли узнать об орках и попытаться остановить их. Ему была нужна Душа Дракона, и он мог использовать её руками орков, раз сам не мог прикоснуться к ней. Он начал насылать вождю клана Драконьей Пасти, Зулухеду, видения его соклановцев, приручающих драконов. Драконья Пасть уже давно желала вернуться в небо, которое для них было закрыто с тех пор, как у них не осталось рилаков. Падший Аспект направил Зулухеда в Красногорье, где Душу Дракона охранял красный дракон по имени Орастраз. Они убили дракона, и чернокнижник Некрос Дробитель Черепов сломил магическую защиту. Он почувствовал в артефакте следы Скверны времен Войны Древних и назвал её Душой Демона. Алекстраза почувствовала, что барьеры были сломлены и полетела на юг, прямо в ловушку Смертокрыла.

Совет семи наций

Беженцы Штормграда бежали на север. Король Теренас Менетил II выслушал их: Лотар предупредил короля Лордерона об Орде и убеждал его в том, что королевствам необходимо объединиться. Теренас созвал правителей наций людей на встречу, подобной которой не было уже очень давно. На зов откликнулись все правители: Генн Седогрив из Гилнеаса, Даэлин Праудмур из Кул Тираса, Антонидас из Даларана, Торас Троллебой из Стромгарда и Айден Перенольд из Альтерака. Праудмур, Антонидас и Троллебой были согласны заключить союз, но Седогрива и Перенольда было сложнее убедить из-за слухов, напущенных Смертокрылом. В итоге, они основали Совет Семи Наций. А Орда начала готовиться к новой войне.

Глава V
Вторая Война

Вооружение Орды

Оргрим грезил о том, что орки смогут вернуться к своим традициям, к времени до магии Скверны. Разведчики доложили ему, что люди начали собираться у Лордерона - времени на грезы уже не оставалось. Вождь решил уничтожить Лордерон, сильнейшую нацию людей, чтобы нанести им ужасный удар. Но Орда потеряла много солдат и ресурсов за Первую Войну и испытывала недостаток в вооружении. Тем временем, Зулухед отдал Душу Демона Некросу, но тот пока не смог раскрыть её силу. Орки заключили союз с троллями Амани, которые были обрадованы вестью о падении Штормграда, и им была нужна помощь: их вождя Зул’джина взяли в плен в Хилсбраде. А Гул’дан вышел из комы, Оргрим хотел прикончить его, но чернокнижник предложил ему новое оружие.

Гамбит чернокнижника

Гул’дан проснулся - многое изменилось за время его комы. Совет Теней был уничтожен, вождем стал Оргрим. Он умолял вождя пощадить его и поклялся в верности Орде, пообещав забыть о магии Скверны. Чернокнижник предложил создать подразделение новых воинов, способных сражаться на равных с человеческими колдунами - Оргрим дал ему шанс показать себя, это был отчаянный шаг, и вождь осознавал его рискованность. Гул’дан же собирался убить вождя, но тогда к нему снова обратился голос Кил’джедена спустя много лет молчания - сам Саргерас приказал ему обратиться к орку. Демон приказал оставить Оргрима в живых, потому что он показал себя способным лидером, и пообещал Гул’дану еще больше силы, если тот продолжит выступать на стороне Орды. Кил’джеден, действительно, был готов исполнить свое обещание, но Гул’дан уже не доверял ему. Орк собирался найти Гробницу Саргераса и забрать себе её силу. Но для этого ему были нужны союзники, поэтому он решил создать новый клан. Гул’дан просил дозволения основать клан Бушующего Шторма - чтобы в Орде могли следить за его активностью. Бушующий Шторм должен был выступать на передовой, и Оргрим уже включил в ряды клана своих шпионов.

Рыцари смерти

Гул’дан хотел вернуть души членов Совета Теней, чтобы те снова послужили ему. Вместе с Чо’Галлом он смог собрать их бесплотные духи. Он хотел использовать в качестве сосудов для них трупы орков, но знал, что такого святотатства в Орде не стерпят. Поэтому он поместил души в тела павших людей. Скверна была вне закона, поэтому он превратил своих солдат в некромантов. Первым рыцарем смерти был Терон Кровожад, созданный из души Терон’крова. Некролиты показали себя неэффективными, и их принесли в жертву, чтобы оживить рыцарей смерти. Рыцарям смерти не были нужны еда и отдых, они умели вытягивать жизнь из врагов и поднимать мертвых в качестве подкреплений. Рыцари вызывали в Оргриме чувство омерзения, но он согласился с тем, что по крайней мере, они не были созданиями Скверны. Клану Черной горы было приказано стеречь рыцарей смерти, Гул’дана и его союзников - и прикончить их всех после окончания войны. Но всё же оказалось, что рыцари смерти были верны ни Оргриму, ни Гул’дану - лишь самим себе. А оркам всё еще было нужно обзавестись оружием и припасами, и они обратили свой взор на Каз Модан.

Вторжение в Каз Модан

Дворфы из клана Бронзобородов жили в Стальгорне уже больше двух тысяч лет. Окружавший их регион был богат рудой и нефтью, и в нем повсюду были кузницы дворфов. Жестокий буран и обрушенный туннель на пути в царство дворфов замедлили продвижение орков. Тем временем, дворфы сплотили на войну гномов. Орки смогли оттеснить дворфов и гномов к их столицам, Стальгорну и Гномрегану. Затем Орда осадила Стальгорн, но ничего не смогла добиться - практически все дворфы взяли в руки оружие, чтобы защитить свой дом. В итоге, Оргрим сдался, он все равно захватил нужные ему ресурсы. Клан Черной горы начал добывать в регионе руду, а Кровавая Глазница осталась охранять врата, ведущие в Стальгорн.

Потоки Тьмы

Чтобы добраться до Лордерона, Орде требовалось пересечь Болотину и Мост Тандола. Мост, скорее всего, хорошо охраняли, поэтому было решено построить флот и проплыть мимо моста. Орки не были народом мореходов, и многие из них отнеслись к плану Оргрима скептически. Гул’дан и его клан Бушующего Шторма убеждали вождя не бросать свой план и поддержали его. Оргрим принял их поддержку, но его беспокоили неизвестные истинные мотивы чернокнижника помогать ему. Огры помогли построить джаггернауты в бухте на юго-западе Болотины. А тролли Амани обучили орков постройке маленьких и быстрых судов. Картель Хитрой Шестеренки видел падение Штормграда и обратился к оркам. Гоблины сообщили, что смогут предоставить Орде технологии, карты и информацию за достойную плату. Чернорук бы обратил их в рабство, но Оргрим видел в них равных союзников. Гоблинам платили золотом, забранным из Штормграда, которое было бесполезно для орков. Гоблины, огры и тролли принялись за работу - корабли нужно было замаскировать от людей.

Альянс Лордерона

Беженцы народов дворфов и гномов прибыли в Лордерон с новостями о нападении орков. Но Седогрив и Перенольд продолжали сопротивляться призывам создать Альянс - они боялись потерять свою независимость и угрожали покинуть Совет Семи Наций. Уважаемый жрец из Лордерона по имени Туралион не желал наблюдать эти дрязги и привел к членам совета принца Вариана и попросил их всех забыть о своих разногласиях. Он объяснил им, что если они не смогут объединиться, то их всех будет ждать лишь гибель, но их единство сможет навсегда изменить историю. Эти слова убедили Седогрива и Перенольда - так голосование за основание Альянса Лордерона получилось единогласным. Андуина Лотара избрали военным командиром Альянса, потому что тот не имел политических связей ни с одним из северных королевств. Лотар собрал силы Альянса и приказал им отправиться в Предгорья Хилсбрада.

Орден Серебряной Длани

Лотару был нужен способ объединить людей из различных наций с разными культурами. Священники казались очевидным выбором для этой затеи, но они не очень хорошо показали себя в Первой Войне. Архиепископ Алонсий Фаол предложил создать новый орден священников-воинов. Для него были избраны великие рыцари, основавшие орден паладинов Серебряной Длани. Первыми паладинами стали Туралион, Сайдан Датрохан, Тирион Фордринг, Утер и Гавинрад Зловещий. Город Стратхольм стал штаб-квартирой паладинов. Фаол научил их использовать Свет, чтобы карать врагов и воодушевлять союзников. Их учили жить простой жизнью и не искать в войне выгоды и славы. Фаол отдал паладинам пять зачарованных манускриптов: манускрипт защиты Туралиону, манускрипт правосудия Утеру, манускрипт воздаяния Тириону, манускрипт святости Сайдану и манускрипт сострадания Гавинраду. Лотар был доволен проделанной работой и предложил Утеру и Туралиону стать его лейтенантами.

Заключение Алекстразы

Хранительница Жизни и её драконы продолжали поиск Души Дракона и обнаружили орков, осаждавших Каз Модан. Алекстраза хотела помочь дворфам и гномам, но поиски артефакта были первостепенной задачей. Она спикировала на Некроса, думая, что тот не сумел раскрыть силу Души. Но орку помог Смертокрыл, и он смог воспользоваться артефактом, чтобы поработить Алекстразу. Он был не в состоянии подчинить всех драконов, поэтому пригрозил, что будет пытать Алекстразу и убьет её, если те не подчинятся ему.

Грим Батол

Оргрим приказал Некросу взять Грим Батол, крепость в Болотине. Когда-то она принадлежала дворфам Громового Молота, но была заброшена ими давным-давно. В ходе войны между Черным Железом и Громовым Молотом город был проклят - колдунья Черного Железа Модгуд на своем предсмертном дыхании наслала проклятие на весь город. Алекстразу и других красных драконов заставили спуститься в глубины Грим Батола. Там Хранительницу Жизни заковали в цепи и приказали ей начать откладывать яйца. Некрос ждал, когда они вылупятся. Смертокрылу доставляли удовольствие страдания Алекстразы, и он продолжал давать советы Некросу.

Родословная Арати

Лотар хотел заручиться поддержкой древних и могущественных высших эльфов из Кель’Таласа. Союз людей и эльфов давным-давно уже отразил угрозу Амани, тогда эльфы поклялись в верности королю Торадину и всем его потомкам. А в Лотаре текла кровь Торадина, и он призвал эльфов исполнить их древний договор. Сначала король Анастериан послал лишь маленький контингент солдат: до него дошли слухи об орках, но он не считал их угрозой. Капитан следопытов Аллерия Ветрокрылая пошла против приказа и тоже отправилась к людям. Прибыв в Хилсбрад, Лотар получил весть об орках, собравшихся напасть с моря. Орки уже готовились к высадке в Хилсбраде, но Лотар успел попросить о помощи Праудмура и флота Альянса.

Моря пламени

Оргрим считал, что орки доберутся до Лордерона прежде, чем люди смогут подготовить оборону. Но адмирал Даэлин Праудмур перехватил орков недалеко от острова Зул’Дар. Орочьи корабли были простецкими, и бой с ними напоминал Праудмуру скорее встречу волка с раненной овцой. Он разбил первый корабль Орды на куски и понял, что сможет закончить эту войну еще в море. Но Некрос прибыл с воздушной поддержкой от драконов, чтобы остановить флот Альянса - он с большой неохотой передал Оргриму трех нетренированных драконов. Драконы подожгли корабли Альянса: Праудмур протрубил отступление, и корабли рассредоточились по региону.

Битва за Предгорья Хилсбрада

“Битву за Предгорья Хилсбрада” вы можете прочитать в переводе превью от IGN.

Альянс начал перегруппировку. Силы двух сторон были равны, но такой расклад продержался недолго. Оргрим начал беспокоиться. Он призвал к Амани, чтобы те провели их через горы на востоке в Лордерон.

Пакт Амани

Тролли не были настроены помогать Оргриму до тех пор, пока тот не исполнит свое слово и не освободит Зул’джина. Орде удалось определить местонахождение вождя троллей - его держали в тюрьме Крепости Дарнхольд. Оргрим повел войска, чтобы захватить тюрьму, и легко освободил Зул’джина. Тролль боялся потерять власть, но Оргрим уверил его в том, что его народ не превратится в слуг орков - они будут стоять наравне с ними. Тогда вождь троллей сказал, что если Амани будут помогать Орде, то Орда должна будет помочь им уничтожить эльфов Кель’Таласа. Молот Рока не хотел двигаться так далеко на север, но выбора у него не было - он согласился. Орда ушла на восток, Варок Саурфанг командовал арьергардом Черной горы - это дало Орде достаточно времени, чтобы пересечь Хилсбрад и проникнуть во Внутренние земли. Тролли вели орков по горным тропам, а по пути Зул’джин собрал под знамена племена своих сородичей. Вскоре Орду накрыли крылатые тени - но принадлежали они не драконам, а всадникам на грифонах Громового Молота.

На крыльях грома

Громовые Молоты наблюдали за Внутренними землями со своего дома в Заоблачном Пике. Дворфы Громового Молота дружили с грифонами, были умелыми шаманами и использовали в бою заряженные силой молнии молоты бури. Их народ был полностью независимым, и они ничего не знали о приближении Орды к своим землям. Тан Курдран и его всадники метали в ордынцев молоты, восседая на спинах своих грифонов, а затем исчезали в небесах. Без драконов, что остались позади, у орков не было шанса отбиться от этих нападений. Тогда Оргрим атаковал сам Заоблачный Пик, вынудив Курдрана и его дворфов приземлиться.

Половина Орды продолжила свой путь на север, а оставшиеся воины должны были задержать Громовой Молот. Лотар прибыл во Внутренние земли вместе с воинством людей и эльфов, чтобы помочь дворфам. Эта осада изменила народа Курдрана, теперь они знали, с какой угрозой столкнулись, и решили остановить её. Курдран и его всадники на грифонах поклялись в верности Альянсу. Туралиона отправили вместе с армией выследить Оргрима, остальные войска остались позади, чтобы разделаться с Ордой. Другие королевства охраняли свои границы, а Перенольд забаррикадировал горные проходы через Альтерак.

Побег Гароны

В ходе Второй Войны жизнь Гароны проходила под надзором воина из Черной горы по имени Эйтригг. Изначально она видела в нем лишь очередного бездумного вояку и фанатика, но со временем, она разглядела в нем проблески гордости и чести. Она рассказала ему всё о Гул’дане и Совете Теней, чтобы заручиться его доверием. Рассказала о демонах и истинном предназначении Орды - ослаблении Азерота для демонов. Эйтригг расценил её слова как ложь - зачем ему верить словам убийцы на службе Гул’дана? В хаосе военных действий во Внутренних землях Гароне удалось сбежать и скрыться в лесу. Эйтригг думал над тем, чтобы пуститься в погоню за ней, но война с Альянсом была важнее. Часть Эйтригга сочувствовала судьбе Гароны, и он решил оставить всё так, как есть - если только она не решит направить свои клинки на Орду.

Рунные камни эльфов

Оргрим повел армию в Кель’Талас, сделав остановку у Зул’Амана, чтобы собрать подкрепление. В скором времени Орда сокрушила дальние аванпосты королевства эльфов. Но уже на севере рыцари смерти и знахари троллей лишились способности использовать свою магию. Гул’дан раскрыл существование могущественного магического барьера под названием Бан’динориэль, Стража врат. Этот барьер был связан с группой монолитных рунных камней и не давал засечь тайную магию. Гул’дан сокрушил один из рунных камней, чтобы ослабить барьер и усилить Орду. Он готовился предать Орду, но его клан не доложил об этом Оргриму, потому что оставался под его контролем. Гул’дан собирался уйти вместе с Бушующим Штормом и Сумеречным Молотом, но ему были нужны могущественные реликвии Кель’Таласа, чтобы отбиться от Оргрима. Чернокнижник приказал построить из осколков рунного камня Алтари Бурь. Он использовал эти алтари, чтобы применить древний ритуал Верховного Молота по напитыванию огров тайной магией и превращения их в двухголовых. Чо’Галл знал эту технику и использовал её, чтобы перевоплотить своих огров. После ритуала они обрели новую силу. Теперь у Гул’дана было всё, что нужно - оставалось только дождаться подходящего момента. От Медива он узнал и о других могущественных артефактах, но так и не смог пуститься на их поиски - но он все равно рассказал об их существовании рыцарям смерти.

Пепел Кель’Таласа

Рунные камни были разрушены - к знахарям и рыцарям смерти вернулась магия. Орда начала марш к Луносвету, в ходе которого уничтожала и грабила эльфийские деревни. Король Анастериан призвал к великим магам и следопытам своего народа, чтобы отбить атаку. Тем временем, к ним на помощь прибыла половина армии Альянса, ведомая Аллерией и Туралионом. Аллерия встретилась со своим королем и попросила его послать больше войск на помощь Альянсу: Анастериан был разгневан атакой Орды, и поэтому согласился присоединить всю мощь своих сил к Альянсу. Но надежда на победу рассеялась подобно дыму, когда прилетели красные драконы. Орки Драконьей Пасти наконец научились седлать своих пленных драконов. Всадники на грифонах были не готовы к встрече с таким врагом и были вынуждены отступить. Драконы не испытывали и капли удовольствия от своих разрушений - они горько плакали, убивая защитников Альянса. Жуткая огненная буря вынудила эльфийских защитников скрыться за стенами Луносвета. У Анастериана не было оружия, чтобы уничтожить силы этого вторжения, но был и другой выход. Эльфы окружили город колдовским барьером, использовав силу своего источника магии, Солнечного Колодца. Воины Орды с криками накинулись на этот барьер, но даже пламя драконов не смогло сокрушить его. Оргрим терял терпение - его приоритетом было уничтожение Лордерона, а не Кель’Таласа. Пакт с троллями был нарушен, но теперь на помощь Орде пришли могущественные огры и красные драконы. Вождь Орды начал планировать поход на Лордерон, который бы смог застать Альянс врасплох.

Предательство Альтерака

Не справившись с осадой Луносвета, Оргрим приказал своим войскам отступить и уйти на запад. Вместо того, чтобы взять боем укрепленные дороги, он повел Орду в горы. Зул’джин был в ярости, он отказывался уйти, не уничтожив эльфов Луносвета. Гул’дан чувствовал растущий страх Оргрима потерять союзников-троллей и убедил вождя с Зул’джином в том, что Бушующий Шторм сможет найти способ снять барьер. Оргрим оставил Гул’дана позади, но приказал Драконьей Пасти остаться с ним и наблюдать за его действиями - и если Гул’дан не справится за три дня, то Драконья Пасть отведет Гул’дана на запад к остальной Орде.

Оргрима начали мучить сомнения: всё шло не по плану еще с Хислбрада. В Альтеракских горах орков ожидал король Перенольд, предложивший им союз. Он боялся орков, их драконов и рыцарей смерти - поэтому и решил предать Альянс. Перенольд предложил Оргриму сделку: Орда сможет безопасно пересечь горы, и за это оставит Альтерак невредимым. Молот Рока согласился, и Орда без отдыха продолжила свой марш на юг к Тирисфальским леса.

Осада Столицы

Туралион подозревал, что Орда может уйти на восток, и он не ошибся. Он считал, что Альтерак сможет замедлить орков, и повел основную часть своей армии на запад по следам Оргрима. Но Орда уже добралась до Столицы, тогда до Туралиона и дошли вести о предательстве Альтерака. Король Теренас защищал Столицу, он не был воином, но был хитроумным и харизматичным лидером. Орда начала брать верх в осаде, но ей требовались подкрепления от кланов, оставшихся в Кель’Таласе. А от Драконьей Пасти, Сумеречного Молота и Бушующего Шторма до сих пор не было никаких вестей. Он чувствовал, что что-то пошло не так, и его беспокойство только усилилось с прибытием Туралиона.

Орде было необходимо пробиться в Столицу, ведь туда уже начали свой марш армии Альянса. Драконья Пасть вернулась, но с печальной вестью - Гул’дан предал их. Чернокнижник, Бушующий Шторм и Сумеречный Молот отправились к флоту Орды в Хилсбраде. Предательство Перенольда больше не было тайной, а значит Альянс уже заблокировал путь через горы, и Орда больше не могла надеяться на подкрепления из Внутренних земель. Оргрим знал, что война проиграна: в ярости он приказал войскам отступать к Каз Модану. Драконьей Пасти было приказано отозвать силы Орды из Внутренних земель. Если Орде удастся перегруппироваться в Каз Модане, то у них еще останется шанс на победу. И пока всадники на драконах начали трубить отступление, клан Чернозубого Оскала получил приказ выследить Гул’дана.

В поиске божественности

Гул’дан рассказал своим последователям о плане найти Гробницу Саргераса и пообещал им силу за службу. Практически все члены Сумеречного Молота и Бушующего Шторма согласились, но некоторые всё же воздержались от этой затеи. Троллей Амани не волновали планы Гул’дана, и они продолжили осаду Луносвета. Драконья Пасть открыто отвергла предложение чернокнижника, но опасаясь уничтожения как врагов, так и своего клана в возможной сече, они просто отступили. В Хилсбраде Гул’дан взял на себя командование кораблями Орды и отплыл на запад. Но Чернозубый Оскал смог догнать их и взять остальные корабли - они последовали за чернокнижником. Кил’джеден был в ярости и приготовился собственными руками уничтожить своего бывшего слугу, но Саргерас приказал ему не вмешиваться, ибо Гул’дана накажет то, что находится в гробнице. Падший титан хотел, чтобы Гул’дан увидел желаемую им силу прежде, чем лишится её в последний момент.

Гробница Саргераса

Основываясь на информации из разума Медива, Гул’дан проложил курс к гробнице. Когда корабли приблизились к гробнице, стали подниматься волны, и начался шторм - будто сама природа набросилась на чернокнижника. Он чувствовал божественные энергии, исходившие из гробницы. Но сама она покоилась на дне моря, и чтобы поднять её со дна требовались объединенные усилия. Он вел ритуал, в ходе которого вплел магию своих союзников в одно могущественное заклинание - так из океана поднялся остров, в центре которого стояла колоссальная гробница. Чернозубый Оскал, наконец-то, достиг предателей - Гул’дан приказал Чо’Галлу и Сумеречному Молоту задержать их. У чернокнижника больше не было времени на подготовку, ему нужно было как можно быстрее получить силу гробницы. Гул’дан и его соратники рванули в гробницу, но вскоре обнаружили, что были там не одни - Эгвин запечатала там не только аватару Саргераса, но и часть его демонов-последователей. Эти демоны не могли сбежать из-за печатей Хранителя, но продолжали питаться силой падшей аватары. По приказу Саргераса демоны налетели на Гул’дана и разорвали его на куски. Нескольким оркам Бушующего Шторма удалось уцелеть: они смогли забрать с собой череп своего господина прежде, чем покинули проклятое место. Ведомый Дал’рендом и Меймом Чернозубый Оскал продолжал сражение с Сумеречным Молотом. Чо’Галл был тяжело ранен, но его последователи спасли его и уплыли с острова на запад. Забрав череп Гул’дана, остров покинул и Чернозубый Оскал.

Освобождение Каз Модана

Орда продолжала отступление к Каз Модану и была вынуждена пересечь Мост Тандола. Войска Лотара и Туралиона воссоединились и единым фронтом последовали за Ордой. Всадники на драконах вернулись с вестями от Чернозубого Оскала. Корабли этого клана всё еще оставались в море, так что по морю было уже не сбежать. И если дворфы и гномы атакуют вместе с армией Альянса, то Орда не сможет удержать Каз Модан. Орда снарядила посланника на Дренор за подкреплениями, а солдатам было приказано собраться в Шпиле Черной горы и ждать подкрепления. Килрогг и его Кровавая Глазница, продолжавшие стеречь Стальгорн, должны будут задержать Альянс. Зулухед получил приказ и наказал Некросу увести драконов из Грим Батола в Шпиль. Несколько всадников на драконов были отправлены к Чернозубому Оскалу, чтобы доложить им о новом месте встречи кланов.

Солдаты Альянса были уставшими, но паладины помогали им не падать духом. Альянс с легкостью победил Кровавую Глазницу и освободил Стальгорн и Гномреган. Обе расы поклялись в верности Альянсу, предложив ему свои молоты и технологии. Впервые за эту войну, объединились все благородные расы Восточных Королевств.

Битва за Крестфолл

Дал’ренд и Мейм приказали Чернозубому Оскалу отплыть к Штормграду, который до сих пор оставался под контролем Орды. Оттуда они по земле добрались до Шпиля Черной Горы. Тем временем, адмирал Праудмур поджидал флот Орды у острова Крестфолл - враг попал в эту ловушку и был разгромлен. Как и в прошлый раз корабли Праудмура проводили успешные маневры вокруг кораблей Орды и топили их своими залпами, и как и в прошлый раз на помощь оркам пришли драконы. Но теперь адмирал не отступал, ведь на этот раз у него была воздушная поддержка всадников на грифонах. Грифонам удалось навязать бой драконам, и воздух раскалился от пламени ящеров и молотов бури. Корабль Дал’ренда и Мейма уцелел и добрался до места, но остальной флот потопил Праудмур. Альянс одержал решающую победу на море: флот Альянса понес потери, но флот Орды был полностью уничтожен. Но адмирал Праудмур потерял на войне сына, он никогда не забудет этого и на всю жизнь сохранит свою ненависть к оркам. В это же время, Анастериан успешно отвел войска троллей от Луносвета ценой нескольких кровопролитных битв. Прошло время, и он покинул Альянс, сказав, что эльфов бросили в час нужды. Не все эльфы поверили словам своего короля, но достаточное число жителей Кель’Таласа всё же доверилось ему.

Осада Шпиля Черной горы

Оргрим наблюдал за тем, как Альянс пересек границу Пылающих степей и окружил Черную гору. Всадники на драконах, Чернозубый Оскал и кланы Дренора еще не добрались до места. Оргрим был в отчаянии, и он был готов умереть ради того, чтобы спасти свой народ и не дать ему вернуться в Дренор. Он разжег жажду крови своих орков одним последним боевым кличем. И когда осадные машины Альянса начали обстрел горы, её врата неожиданно открылись и через них хлынули зеленокожие. Молот Рока с боем прорезал свой путь к Лотару, у него не было иллюзий того, что Орда сможет выиграть эту битву одной грубой силой. Убийство вождя часто ломает клан, и Молот Рока решил, что убийства лидера людей может возыметь на них такой же эффект.

Эта атака застала Альянс врасплох, и Лотар с Оргримом сразились в бою один на один. Молот Рока расколол щит Лотара, и тот пал на колени. В итоге, Оргрим вышел из схватки победителем и расколол череп Лотара. Смерть командира людей вдохновила орков и погрузила Альянс в отчаяние. Но Туралион не поддался страху, он высвободил свою силу Света, ослепив ей всех вокруг себя. Он поднял расколотый меч Лотара и одолел Оргрима - тот потерял сознание от последнего удара. Солдаты Альянса бросились в бой с новыми силами и боевым кличем: “За Азерот! За Альянс! За Лотара!” Силы орков были рассеяны: кто-то сбежал на юг, кто-то на восток или запад, а некоторые решили сбежать назад к Темному Порталу. После битвы солдаты Альянса не перебили выживших орков: они заковали их в цепи. Среди заключенных был и Оргрим.

Уничтожение Темного Портала

Часть войск Орды, ведомая Тероном и рыцарями смерти, сбежала к Темному Порталу. Туралион мало что знал об этих вратах, и для него это был шанс узнать, что же скрывается за ними - Альянс пустился в преследование. Битва у Темного Портала была одной из самых отчаянных за всю войну. Кровожад и его рыцари смерти сдерживали силы Альянса, пока остальные орки бежали через портал. Туралион не преследовал их, потому что не знал, куда ведет портал. Он призвал Кадгара и других магов, чтобы они уничтожили портал. Так Орда бы больше не смогла вернуться в Азерот. Маги начали творить свое заклинание: они развоплотили портал, распутывая каждую из его эфемерных нитей. Обратная реакция энергий портала обрушила его каменную раму сияющим взрывом тайной магии. Темный Портал был закрыт, война была окончена, и Альянс выиграл её.

Раскол Орды

Кровожад рассказал оркам Дренора историю войны. Теперь портал был закрыт, и всё было кончено. Могущественные кланы, оставшиеся на Дреноре, впали в приступ жажды крови, узнав об этом. Килрогг и Кровавая Глазница не смогли вовремя добраться до Шпиля Черной Горы, а портал слишком хорошо охраняли. Поэтому они отступили в джунгли. Драконья Пасть также не успела добраться до горы вовремя, и они вернулись назад в Грим Батол. Там, в стенах своей крепости, они продолжали выводить и тренировать драконов. Дал’ренд и Мейм привели остальных выживших к Шпилю, когда Альянс покинул Пылающие степи. Они презирали Оргрима - особенно за мак’гору с их отцом. Они собирались переделать Орду по своему видению, но Килрогг проигнорировал их, считая их Орду ложной. А Драконья Пасть их поддержала и посылала им драконов, когда в этом была необходимость. Эйтригг же скитался в одиночестве, размышляя о Гароне. Он искал места, чтобы умереть.

Цена войны

Альянс праздновал свою победу, но понимал, что мир больше никогда не будет прежним. Выжившим было тяжело обрести покой, а солдат преследовали ужасы, увиденные ими на войне. Туралион страдал, смерть Лотара висела на нем тяжелым грузом. Его назначили новым Верховным Командующим, а еще за время войны он сблизился с Аллерией, и они полюбили друг друга.

Представители королевств Альянс собрались в Лордероне и предложили свои средства на восстановление после войны - за исключением Альтерака. Также королевства решили поддержать Штормград, а Теренас помог Вариану занять трон. Многие беженцы отказались вернуться в Штормград и остались в Лордероне, чтобы начать новую жизнь. Вариан и Туралион отправились в Штормград, чтобы восстановить его. Паладины продолжили свою работу в Лордероне - они исцеляли больных и усиливали Церковь.

Орочьи лагеря для военнопленных

Аллерия проводила свои дни, охотясь на орков - так она мстила за Кель’Талас. Охотники Альянса также продолжали убивать орков, но некоторых они брали в плен. Гилнеас и Стромгард утверждали, что заключенных орков нужно казнить. Лордерон же выступил против: сострадание делало Альянс благороднее Орды. Даларан поддержал инициативу Лордерона с лагерями для военнопленных: маги хотели изучить зеленокожих. В итоге, Альянс начал строительство этих лагерей, а наблюдать за ними назначили Даната Троллебоя из Стромгарда. Цена поддержания этих лагерей продолжала оставаться для Гилнеаса камнем преткновения.

Лагерь за пределами крепости Дарнхольд был отдан под контроль Адэласа Блэкмура. Он продолжал выхаживать малыша Го’эля и назвал его Траллом. Он собирался сделать из Тралла послушного себе генерала, который бы повел орков против Альянса. Затем он бы подчинил себе другие нации людей и стал бы их королем.

Крепость Стражей Пустоты

Кадгар наблюдал за состоянием руин Темного Портала и не был уверен в том, что он был окончательно уничтожен. Магия Скверны продолжала проникать в Азерот, уничтожая землю. Разлом между измерениями был всё еще цел, связь между двумя мирами никуда не делась. Маги сдерживали Скверну, и Альянс построил Крепость Стражей Пустоты. Кадгар и остальные маги стали вести свою работу по нейтрализацию Скверны из этой крепости. Они часто обсуждали, что же могло находиться… по ту сторону Темного Портала.

Глава VI
По ту сторону Темного Портала

Обновление Орды

Жизнь орков на Дреноре была тяжела, а Песнь Войны и Изувеченная Длань жаждали крови. Среди оставшихся на Дреноре был и Нер’зул. Долина Призрачной Луны всё еще оставалась в его власти. Он пал в отчаяние, и ему являлись видения мертвых орков - из-за всего этого он сделал себе на лице татуировку белого черепа. Такие же татуировки были у Бледных. А Терон Кровожад не забыл о древних реликвиях, о которых говорил Гул’дан. Он решил заполучить их. Первой реликвией была Книга Медива - том силы, в котором описывалось смешение различных видов магии. Следующей реликвией было Око Даларана - созданный Кирин Тором артефакт, способный усиливать и фокусировать магические энергии. И Скипетр Саргераса, последний из артефактов - созданный Легионом посох, с помощью которого можно было открывать врата в другие миры. Кровожад и рыцари смерти заботились только о себе - они хотели завоевать мир. А с этими артефактами орки могли открыть порталы в новые миры для завоевания. Но рыцари не знали точного местоположения реликвий, поэтому им требовалась помощь Орды. Но орки не доверяли бывшим союзникам Гул’дана: и особенно рыцарям смерти.

Только Нер’зул обладал достаточным влиянием, чтобы собрать кланы Дренора и повести их за собой. Но он отказал рыцарям, ибо доверял им не больше, чем Гул’дану. Но Кровожад не сдавался, и Нер’зул согласился на предложение, понимая, что гибель Дренора была неизбежной. Тогда он собрал оставшихся вождей кланов: Громмаша, Каргата и Фенриса. Они жаждали вступить в бой. И хотя первое открытие Темного Портала требовало огромной силы, восстановить его было куда проще. Кровожад посоветовал Нер’зулу использовать дремлющую силу черепа Гулд’ана, который передавался среди орков в качестве дорогой безделушки. Теперь она принадлежала Нер’зулу.

Возвращение Гароны

После Второй Войны Гарона просто в одиночестве скиталась по миру, продолжая сопротивляться магии Совета Теней. Она была уверена в том, что сможет сопротивляться импульсам этой магии, и решила найти единственного, кому доверяла - Кадгара. Ночью она тайком проникла в Крепость Стражей Пустоты и встретилась там с Кадгаром: они не виделись со смерти Медива. Она призналась магу в убийстве Ллейна, и он поверил в то, что её контролировали. Кадгар чувствовал, что магия Совета Теней всё еще была вплетена в её разум. А еще он знал, что по крайней мере, один из членов Совета Теней всё еще оставался в Азероте. Несколько месяцев Кадгар работал над тем, чтобы снять хватку совета с Гароны. Наконец свободная от чужой воли полуорчиха поклялась покончить с Советом Теней в Азероте.

Знамения Скверны

Кадгар чувствовал энергии, исходившие из разлома, и призвал лидеров Альянса в Крепость Стражей Пустоты. Эти видные фигуры не особо желали отвечать на зов мага, ведь они были заняты восстановлением своих королевств - но всё же они пришли. К этому времени южная часть Черных топей стала пустошью, прозванной Выжженными землями. А северная часть топей была переименована в Болото Печали в память о павших. Кадгар предупредил собравшихся о том, что энергии Скверны начали вздыматься из руин Портала: должно быть, кто-то пытался снова открыть его. Лидеры полностью поддержали инициативу Кадгара, а Туралион координировал военные силы Альянса из Штормграда и велел Данату Троллебою повести маленькую армию в Выжженные земли. Сам командующий начал собирать остальной Альянс на марш по следам Даната.

Повторное открытие Темного Портала

Используя силу черепа, Нер’зул за несколько недель смог открыть разлом. Громмаш повел силы Песни Войны, Изувеченной Длани, Веселого Черепа и Громоборцев. Они совершили вторжение в Выжженные земли вместе с Кровожадом и его рыцарями смерти. Также орки построили новую каменную раму для портала, чтобы он не нуждался в постоянной силовой подпитке. Килрогг и Кровавая Глазница наблюдали за Выжженными землями, ожидая возвращения сородичей. Одноглазый вождь рассказал им о том, что успело произойти со времен войны, и вернулся на Дренор, чтобы восстановить силы.

У маленькой армии Троллебоя не было шансов против превосходящих численностью зеленокожих - только сам Данат выжил в битве с орками и после бежал назад в Крепость Стражей Пустоты. Он был уверен, что сможет задержать орков у крепости до прихода подкрепления из Альянса. Да, орков было не так много, чтобы начать полномасштабное вторжение - но у них были иные планы. Казалось, что Орда готовится к нападению, но Кровожад пустился в охоту за артефактами вместе с остальными рыцарями смерти и Фенрисом. Альянс не заметил их побега, но вот от глаз Гароны им скрыться не удалось: полуорчиха начала следить за ними, чтобы понять, что конкретно они ищут.

Лорд Давал Престор

Смертокрыл скрылся вскоре после финала Второй Войны. Его план провалился - орки не смогли завоевать Восточные Королевства. Но они продолжали держать красных драконов в заключении. Другие стаи драконов не решились действовать из-за страха погибнуть от мощи Души Демона. Смертокрыл почувствовал повторное открытие Темного Портала и понял, что нападение орков было лишь отвлекающим маневром. Тогда он снова решил начать манипулировать людьми. Альянс всё еще был зол на Альтерак - шли дебаты о том, стоит ли наказать королевство или просто уничтожить его. Падший Аспект присоединился к этим переговорам в Лордероне, приняв личину Лорда Давала Престора, якобы двоюродного брата короля Перенольда. Престор посоветовал Теренасу объявить в Альтераке военное положение до решения вопроса с правопреемством на земли королевства. Реализация этого плана отвлекла внимание армии Альянса и ослабила её ответную реакцию на вторжение Орды. Люди были очарованы Престором и считали, что он действует в лучших интересах Альянса. На деле Смертокрыл хотел восстановить Черную стаю, и возможно, даже сделать это за пределами Азерота. В конце концов, Дренор был скрыт от очей Альянса и других стай драконов.

Книга Медива

Кровожаду было известно местоположение только Книги Медива - она находилась в Альтераке. Но для начала, Терон отправился к Шпилю Черной Горы, чтобы связаться с Дал’рендом и Меймом. Терону был нужен их союз с Драконьей Пастью для доступа к драконам. Но встреча обернулась катастрофой, ведь Дал’ренд объявил себя вождем “истинной Орды”. Он считал Нер’зула трусом и узурпатором и не собирался участвовать в его планах. Так что Кровожад ушел со встречи без драконов. Но вскоре к нему обратился Смертокрыл, обещавший предоставить Орде черных драконов в обмен на транспорт драгоценных предметов на землю Дренора. Также Смертокрыл рассказал Терону, где хранились оставшиеся два артефакта: Око Даларана хранилось в… Даларане, а Скипетр Саргераса в Гробнице Саргераса.

Кровожад не мог ответить отказом на предложение дракона и разделил свои силы на три отряда, которые пустились в охоту за артефактами в сопровождении черных драконов. Книгу Медива охраняли особенно хорошо, поэтому рыцарь смерти отправился за ней лично. Силы Альянса в Альтераке были не готовы к появлению драконов - солдаты просто сбежали при виде гигантских ящеров. А еще Кровожад обнаружил короля Перенольда, который медленно сходил с ума. Король начал выдвигать рыцарю смерти требования, чем развеселил собеседника - но тот согласился на предложение уничтожить местные силы Альянса в обмен на доступ к артефакту. Терон оставил короля в живых и сдержал слово, уничтожив гарнизон Альянса.

Откровения

Сражение за Крепость Стражей Пустоты обернулось ничьей: Туралион, Кадгар и Данат сдерживали натиск орков, но не могли избавиться от ощущения того, что Орда не атаковала их всеми доступными силами. Подоспевшее подкрепление Альянса сломило осаду и выбило орков назад в пустоши. Но зеленокожие продолжали сражаться даже там, жертвуя жизнями воинов ради бесполезной земли. Кадгар подозревал, что Орда просто пыталась выиграть время, а всё их вторжение было лишь отвлекающим маневром. Туралион взял в плен орка и использовал силу Света, чтобы вызнать у него информацию. Пленник раскрыл, что их маленькие отряды налетчиков уже двинулись в путь, чтобы найти могущественные артефакты.

Око Даларана

Кровожад присоединился к своим силам у Даларана: им еще не удалось заполучить артефакт. Маги Кирин Тора наложили на око чары, которые не позволяли почувствовать артефакт издалека. Однако, око не было совсем незаметным, и Смертокрыл смог его почувствовать. Он отправил черных драконов в атаку в качестве отвлекающего маневра, а в это время в город проникли рыцари смерти. Они поскакали по улицам Даларана и обнаружили око в хранилище. Разрушение печатей хранилища привлекло внимание верховного мага Антонидаса. Он и его маги быстро перехватили рыцарей смерти, и между ними завязалась схватка. Но рыцари смерти смогли сбежать. Антонидас пустился в погоню, но когда Кровожад достиг драконов, уже ничего нельзя было сделать.

Скипетр Саргераса

Третья группа налетчиков отправилась к Гробнице Саргераса, но они не могли просто прилететь туда на драконах: ведь по пути к островам не было даже самых маленьких клочков земли, на которых ящеры могли передохнуть. Так что они решили украсть корабли из гавани, на которой Оргрим построил флот Орды. Но гавань уже находилась под контролем Альянса и была переименована в Гавань Менетилов в честь короля Лордерона. Там было множество кораблей, и большинство из них было под контролем адмирала Даэлина Праудмура. Несмотря на риск, налетчики решили атаковать - их единственным шансом был элемент неожиданности, ведь Альянс точно не был бы готов к драконам. За этими налетчиками по пятам следовала Гарона, она не могла предупредить людей лично, ведь они бы не стали ей верить - поэтому оставила им записку. Так что люди были готовы к моменту, когда драконы пикировали на них с небес. Поэтому захватчики смогли украсть лишь несколько кораблей, а остальные сожгли драконы, чтобы избежать погони. Теперь Гарона не могла продолжить преследование налетчиков и вернулась в Выжженные земли, чтобы рассказать Кадгару о произошедшем.

Путешествие к гробнице было медленным и изнурительным. В гробнице налетчикам пришлось сразиться с демонами, и они понесли тяжелые потери. Но они смогли заполучить Скипетр Саргераса, хотя до Восточных Королевств добралось всего лишь несколько выживших. Они встретились с Кровожадом, который уже готовился к возвращению на Дренор. А Смертокрыл уже привез оркам ящики с драгоценным грузом, который было необходимо доставить в Дренор. Сам груз был зачарован иллюзией - на деле, то были яйца черных драконов.

Сыны Лотара

Кровожад подозревал, что Альянс может начать вторжение на Дренор, и поэтому оставил большой контингент орков позади. Воинство состояло по большей части из Песни Войны, ведомой Громмашем, и мок’наталов под предводительством Рексара. Исчезновение Орды не осталось незамеченным Альянсом, и Кадгар начал догадываться о сути происходящего. Он окончательно всё понял, схватив в плен одного из рыцарей смерти силой тайной магии. Туралион и Кадгар боялись, что большая часть солдат просто на захочет отправляться на Дренор. Тогда Туралион поднял знамя и объявил, что на Дреноре Сыны Лотара навсегда покончат с Ордой. Большая часть солдат ответила на зов командующего - Аллерия, Данат и Курдран предоставили ему свои силы. Гарона хотела пойти с ними, но Кадгар убедил её остаться и уничтожить оставшихся членов Совета Теней. Сыны Лотара пробились через армию Адского Крика, вынудив её рассеяться по региону. Так экспедиция Альянса прошла через Темный Портал и узрела демонический пейзаж Полуострова Адского Пламени. В первые несколько дней экспедиция не сталкивалась с сопротивлением - орки не ожидали, что силы вторжения последуют за ними.

Сделка с драконами

Кровожад привез собранные трофеи в Цитадель Адского Пламени, где его ждал Нер’зул. Шаман был удивлен грузом: три могущественные реликвии и какие-то подозрительные тележки. И это было еще не всё - Смертокрыл и черные драконы тоже прошли через Темный Портал, приняв облик орков. От Смертокрыла исходила огромная сила, испугавшая Нер’зула. Дракон потребовал у него череп Гул’дана. Нер’зул попытался переубедить страшного гостя, но не смог ему отказать. Шаман передал ему череп, он уже использовал его. Смертокрыл хотел использовать энергию черепа, чтобы сделать драконов сильнее и ускорить их рост. Дракон оставил часть своей стаи, дабы та обороняла Цитадель от сил Альянса. Покинув стены Цитадели, Смертокрыл отправился в Горгронд, где и спрятал кладку яиц. Тем временем, Нер’зул искал подходящее место для ритуала, ему было нужно место пересечения силовых линий. Он отправился в Черный Храм, взяв с собой большую часть Орды. Каргату и Изувеченной Длани было приказано оборонять Цитадель.

Осада Цитадели Адского Пламени

Кадгар и Туралион пришли к общему решению - остановить Нер’зула было приоритетной задачей. И считая, что шаман всё ещё был в Цитадели, Сыны Лотара начали полномасштабную осаду крепости. Орки надеялись, что смогут продержать оборону примерно неделю, но Альянс сокрушил их укрепления уже к концу первого дня. Даже с драконами у них не было шанса отразить яростную атаку солдат Альянса и их наездников на грифонах. Вскоре к сече присоединились Кадгар и остальные маги, а Каргат бросил свой пост и сбежал в пустоши. Кадгар чувствовал, что Нер’зул двигался на юго-запад, но череп Гул’дана кто-то перевозил всё дальше на север. Сыны Лотара больше не могли акцентировать внимание на одном лишь Нер’зуле, им был необходим череп Гул’дана, чтобы закрыть Темный Портал. Поэтому Туралион разделил войско - первая половина отправился на охоту за черепом, а вторая продолжила погоню за Нер’зулом. Охоту за черепом вели Кадгар, Туралион и Аллерия, а экспедицию на юго-запад Данат и Курдран.

Битва за Аукиндон

Нер’зул был разочарован таким быстрым падением Цитадели Адского Пламени: он надеялся, что у орков будет преимущество на своей земле. Курдран и его наездники на грифонах отправились вперед на разведку и обнаружили орков на границе Костяных пустошей. Дворфы обрушили на орков громовой ад, и им пришлось искать новый путь к цели - иначе им всем грозила гибель. Они спустились в подземные туннели Аукиндона - Кровожад сказал своим спутникам, что там были секретные ходы. Курдрана удалось сбить с грифона и взять в плен: его допрашивал лично Килрогг. Силы Даната продолжили путь на поверхности - попытка спасти Курдрана из некрополя была бы слишком рискованной.

За всем этим наблюдал араккоа по имени Гриззик. Он ненавидел Орду и мечтал отомстить оркам за падение Небесного Пути. Араккоа шел по следам Сынов Лотара и предложил провести их через гробницы Аукиндона. Так Данату удалось бурей пронестись по коридорам некрополя, избегая всевозможных ловушек, а главное, он смог спасти Курдрана. Нер’зул уже покинул Аукиндон, теперь там оставалась лишь Кровавая Глазница и её вождь - они должны были задержать Альянс. Тогда-то Килрогг и понял, что именно это место он видел в видении своей смерти. Данат сразился с Килроггом в жестоком бою и вонзил свой меч в его горло. Тем не менее, Кровавой Глазнице удалось сбежать, и битва за некрополь выиграла достаточно времени для Нер’зула.

Груул Драконобой

Суровая земля Горгронда идеально подходила Смертокрылу. Здесь он мог легко скрыться от наземных существ. Но в Горгронде продолжали обитать гронны, и самым большим среди них был Груул. Он правил меньшими гроннами и ограми этих гор. Обычно гронны были куда более территориальными существами, но им пришлось обосноваться в одном маленьком регионе. Им пришлось объединиться, чтобы выжить. Гронны напали на драконов, чем сильно удивили Смертокрыла - тот видел в них не более чем вредителей. И пока они отвлекали Смертокрыла, на сцене появились Сыны Лотара. Битвы гроннов и драконов были очень жестокими: Груул насаживал ящеров на гигантские шипы. Кадгар и Туралион заключили с Груулом сделку - он позволит им пройти через свои земли, а они за это помогут одолеть Смертокрыла. Гронны и Альянс напали на самую большую кладку яиц драконов. Они уничтожили много яиц в надежде выманить Смертокрыла -  и тот не заставил себя ждать, обрушив с небес ливень раскаленной ярости. Груул воспользовался этим моментом и с голыми руками набросился на патриарха черных драконов, а Кадгар использовал мощь тайной магии, чтобы сорвать металлические пластины со спины дракона. Тело Смертокрыла начало разрываться на части, из его ран текла лава, и он всё-таки выронил из лап череп Гул’дана. Еле живой черный Аспект отбросил свои планы и сбежал в Азерот через Темный Портал. Но он поклялся отомстить тем, кто был ответственен за его поражение - особенно Кадгару. А маг уже успел забрать череп и быстро отступил вместе со своим воинством - они боялись, что Груул может напасть на них. Большая часть черных драконов погибла, кое-кто остался в живых, но был на волосок от гибели. Так Груул стал легендой, он стал Драконобоем.

Черный Храм
Разрушение Дренора

“Черный Храм” и первую часть “Разрушения Дренора” вы можете прочитать в переводе превью от IGN.

Большая часть оставшихся в Цитадели сил Альянса уже отступила за Темный Портал. Остатки Орды тоже бежали. Орки вступили в бой с Альянсом, когда поняли, что кто-то начал закрывать портал. И пока Кадгар использовал силу черепа, чтобы высвободить необходимую энергию, Туралион сдерживал натиск испуганных орков. Огромный взрыв уничтожил раму Темного Портала и оборвал его связь с Азеротом. Дренор продолжал разрываться на части, и Кадгар с соратниками сбежали в доступные порталы.

Дренора, мира, которого коснулся Агграмар, мира, который сформировали Изначальные и Разрушители, больше не существовало.

Остатки Орды

Орки, бежавшие через Темный Портал, рассказали остальным о Дреноре и Нер’зуле - невозможно, чтобы кто-то смог уцелеть. Громмаш чувствовал себя опустошенным, его семья - его единственный сын - остался в лагере маг’харов на Дреноре. Громмаш повел Песню Войны на север Болота Печали в поисках укрытия. Он верил, что мира с людьми быть не может, и хотел продолжить войну. События на Дреноре еще больше убедили “Истинную Орду” в собственной правоте - Дал’ренд и Мейм стали укреплять свои силы. Драконья Пасть считала, что Зулухед погиб, ведь он вернулся на Дренор. Некрос стал править кланом и продолжил пытать Алекстразу и забирать её дракончиков. Рексару всё стало противно, и он просто ушел в дикие земли Азерота. Дрек’Тар и Северные волки обустроили для себя новый дом в Альтеракских горах. Они изолировали себя от остальных орков, чтобы избежать их гнева. Дрек’Тар снова научился использовать силу Стихий. Чо’Галл и Сумеречный Молот отплыли в Калимдор, ведомые Древними Богами.

Аллея Героев

Множество орков в Выжженных землях сразу сдалось Альянсу, их отправили в лагеря для военнопленных в Лордероне. Споры об этих лагерях всё еще продолжались. Лидеры Альянса были обеспокоены судьбой тех, кто ушел на Дренор, и надеялись, что они однажды вернутся. Но со временем, эта надежда стала таять. В Штормграде установили пять гигантских статуй лидеров экспедиции в Дренор: Туралиона, Аллерии, Курдрана, Даната и Кадгара. Восточные Королевства зажили новой жизнью, и теперь баланс сил в них изменился. Совета Тирисфаля более не существовало, также не было и Хранителя. Но у Азерота были новые защитники - в особенности, Альянс, который было решено не расформировывать. Паладины Серебряной Длани посвятили себя защите мира и продолжали тренировать новых воителей. Кирин Тор изучал орков и Скверну на случай начала новой войны. Точно также как это произошло на Дреноре, Азерот и его жители навсегда изменились после войны.

Но будут и новые испытания, и Азерот будет нуждаться в Альянсе и других своих защитниках.

***

Традиционно благодарю читателей, поддерживающих блог на patreon: pitet, dervesp, Владимира Кравчука, Максима Зуева, Vemy, Дениса Матвеева, zymko, Леорика, Fadj, Sergey, Dyshik и Narga Cosplay.

14 комментариев:

  1. Возможно, допущена ошибка в "Обратили Изначальных в пЛах".

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за указание. Исправил опечатку.

      Удалить
  2. Благодарю за информацию Kiraser. Правда некоторые моменты в обновленном лоре Дренора, мне не очень понравились, особенно то, что орков в итоге сделали отроками огров. В этом плане можно было бы и что-то иное придумать, например, сделать их предков поражениями одного из Спорокурганов или же детьми и Изначальных и Разрушителей, которые потом могли "деградировать" в нынешних коричневокожих орков. Да и как-то легко Орда, пусть и при помощи магии скверны, победила первых детей Гронда и Ботаана. Порадовала, хоть и скудная, информация о др. кланах, которых мы увы не увидели в WoD, такие как "Белый Когти" и "Клинок Молнии", и объяснение происхождение именования клана Драконьей Пасти с учётом отсутствия драконов как таковых на Дреноре. В общем хоть Том 2 и дал ответы на некоторые вопросы вызванные ВоД, многие ещё остаются открытыми, например почему в нём (ВоД) жива Рулкан (понимаю, что это альт-верс, но что именно убило MU-Рулкан, и как AU-Рулкан избежала похожей судьбы?) или почему

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. (продолжение) или почему...Гул'дан отказался использовать силу бездны исходящею от К'уре и Д'оре? В общем вопросов по прежнуму осталось много.

      Удалить
    2. А Апекситами оказались Арракоа.

      Удалить
    3. Меня вот что смутило:

      После этого он принял облик орка Черной горы и несколько месяцев прожил среди них, оставшись незамеченным. Гул’дан считал его верным, Чернорук считал его гордым орком, Оргрим видел в нем союзника.

      Но как? Ведь старший Чернорук был уже мертв на этот момент. Или здесь упоминается один из сыновей?

      Удалить
    4. Принял облик он облик он после открытия портала, когда и пробудился. А упоминание Чернорука говорит нам, что он принял его ещё до второй осады Штормграда. Сам посуди.

      Удалить
  3. " Тогда все они, за исключением Нелтариона, пожертвовали частью своих сил, чтобы создать великое оружие, Душу Дракона. Находившийся под влиянием Древних Богов Нелтарион представил это оружие Аспектам как подарок." Не очень понятно Душу Дракона создали Аспекты, а Нелтарион подарил её им же?
    Встречаются опечатки:
    "Хранитель решил воспользоваться орками и записали свои измышления в Книге Медива."
    " что на на призывы";
    "и он мог использовать её в руками орков";
    "Тем временем, к им на помощь ";
    "Войск Лотара и Туралиона воссоединились";
    "флот Альянс понес потери";
    " ведомая Тероном и рыцарям смерти"

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Душу Дракона изначально выковали гоблины по приказу Нелтариона, он же и наделил артефакт своими изначальными свойствами. Затем он представил Душу Дракона остальным Аспектам и предложил наполнить её их силой. Так они и поступили, только вот сам Нелтарион не пожертвовал частью своих сил - об этом остальные Аспекты узнали только тогда, когда стало уже слишком поздно.

      Опечатки исправил - спасибо за указания.

      Удалить
  4. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  5. Очередные опечатки, если я вам не надоел. Глава "Закат Араккоа". Вернее, пропущена буква "Сами арккоа стали темным". Глава "Перед Тёмным Порталом": "Армия огров серьезно превосходила по численности дренейскую, но защитник города легко отбили атаку".

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Всё в порядке. Еще раз спасибо за указание на опечатки - исправил. Этот перевод старался закончить как можно быстрее, и не было особого времени на вычитку - вот всё и сложилось таким образом.

      Удалить