четверг, 5 ноября 2020 г.

«Факел Ужаса» — Перевод

Мой перевод рассказа «Факел Ужаса» (англ. Terror by Torchlight; Ужас в свете факела) от Кристи Голден, который не получил официального перевода на русский язык. Это путешествие Матиаса Шоу и Флинна Фэйрвинда служит предысторией книги «Исследуя Азерот: Восточные Королевства», которая всё-таки будет издана в России.

***

Хорошо… делай, как репетировал. Глубокий вдох, и постучи по каблукам на удачу.

— О, добрый день, неужели это мой почтенный и не знающий себе равных мастер шпионажа! — Капитан Флинн Фэйрвинд с довольным видом прошел к столу Шоу и поклонился так, что подол его пальто затрепетал у него за спиной. — Повезло найти тебя здесь.

— Я здесь работаю. — судя по тембру голоса, Шоу и сам не мог решить, был ли его ответ утверждением или же вопросом.

— Именно! Ты ужасно много занимаешься этим. Я про работу.

Флинн осторожно положил обе руки на край отполированного, но шаткого деревянного стола, чтобы не раздавить свитки пергаментов, из которых Шоу своими руками в перчатках, похоже, решил сделать крепость. Каждый был перевязан лентой и отмечен печатью королевства Штормград: головой льва на синем воске.

— На самом деле, — Флинн ухмыльнулся и резко протянул в руки Шоу свернутую пожелтевшую карту. — Я пришел спасти тебя от работы.

— Карта. — сказал Шоу, медленно поднимая взгляд зеленых глаз на Флинна.

— Блестящая дедукция.

— Сумеречный лес.

— Чтоб мне провалиться, да ты сообразителен.

— Где ты её достал?

— Выиграл в карточную игру.

— И ты вручаешь её мне. Зачем?

Флинн указал на больший крест, нацарапанный на карте. 

— Чтобы найти сокровище, конечно! Для такого умника ты слишком медленно соображаешь.

Шоу вздохнул, глядя на кипы свитков.

— Да ладно тебе, — настаивал Флинн, положив ладонь на руку Шоу. — Я толком и не вижу тебя с тех пор, как мы вернулись из Зандалара. Просто представь себе, дружище! Пара бравых искателей приключений: один невероятно красив, другой — ты… скачут вместе на свежем воздухе, а где-то там блестит сокровище, которое так и ждет, чтобы его нашли…

— Немногие рискнут назвать воздух Сумеречного леса свежим, и Ночной Дозор может не оценить захват сокровища.

— Ой, ну ты же их знаешь. Уговоришь их разрешить одну маленькую-крошечную охоту за сокровищем. Кроме того, — Флинн кивнул на стол Шоу. — Там ты сможешь проверить, на каком они свете. Может, у них есть для тебя какая-нибудь информация о… чем-нибудь или еще что.

Взгляд Шоу вернулся к столу и свиткам.

— Какой смысл в беготне по Сумеречному лесу в поисках старых кубков и потускневшего серебра?

— Чтобы повеселиться, дружище. А этого ты в последнее время особо не делал. Я ведь решил остаться здесь и поучился… дипломатии и всякому такому, — Флинн щелкнул по карте. — А вот это мой мир. И… я хочу разделить его с тобой.

Шоу снова посмотрел на потрепанную карту.

— У вас моряков много суеверий о призраках и далее в таком духе. А Сумеречный лес — это одно из самых больших кладбищ во всем Азероте. И не во всех местных могилах смиренно покоятся мертвые. Скорее всего, там будет опасно.

— Эм- Ну, да, у нас есть много суеверий, и признаюсь, что скорее предпочитаю компанию живых людей. Но больше всего, я предпочитаю твою компанию. Да и вообще, парень, проигравший мне карту, поклялся, что она настоящая.

Флинн улыбнулся своей самой очаровательной улыбкой. Он пообещал Шоу, что будет проявлять с ним терпение, и, правда, пытался вести себя соответствующе. Он знал, что доверием шпиона заручиться еще сложнее, чем видавшего виды капитана. И всё же, когда Шоу просто промолчал, на его сердце стало тяжело. Он будто был кораблем, который несли высокие волны азарта. И вот он пришвартовался в мирную гавань, эту комнату. Его паруса были полны решимости, но теперь…

— Мне нужно еще многое тут сделать. — сказал Шоу.

Всё глубже и глубже тонуло сердце Флинна, на самое дно моря, прямо как обломки крушения-

— Так что… — Шоу хлопнул Флинна по плечу и легко кивнул ему. — Подготовь нам припасов и будь готов к закату, — сказал он. — К этому времени, я всё закончу.

***

— Прохладненько тут, да? — Флинн еще сильнее закутался в пальто. Они шли по Сумеречному лесу, следуя выцветшей карте сокровищ. Это место было более чем гнетущим. Даже таверна и городская площадь, мимо которых они прошли, не выглядели ни капельки дружелюбными. Здесь и там на фонарных столбах висели странноватые лампы, их маленький ореол желто-оранжевого света с трудом пытался сдержать холодную, сырую тьму. Шоу был прав относительно «свежего» воздуха; от всего вокруг немного пахло мучнистой росой. К счастью, для Шоу тут было достаточно лунного света: вероятно, ему были привычны дела вроде чтения карт в темноте в месте под названием “Таки-действительно-Сумеречный-лес”. Так что он без проблем шел по следу.

В окне старого дома совсем неподалеку горел блеклый свет. Там промелькнул чей-то силуэт. 

— А кто-то еще не спит. — отметил Флинн.

Из дома раздался призрачный стон. Шоу не обратил на него внимания и продолжил идти. В тот миг, свет из окна заслонила собой фигура. Флинн мог отчётливо видеть оперение и наконечник стрелы, пронзившей голову твари. Еще один зомби.

«Интересно, а какой у него будет вид,» — задумался Флинн. «Его лицо-»

— Во имя приливов, — пробормотал Флинн. Он ускорил шаг, обогнав Шоу. — Через пару минут мы окажемся в очень приятном местечке.

— Приятном?

— Безмятежные Сады, милый сударь! Дуновение цветов — как раз то, что мне сейчас нужно.

— Флинн, Безмятежные Сады — это кладбище.

— Значит вот почему эти камни похожи на надгробия, — Флинн практически почувствовал, как побледнел. Он выхватил карту из рук Шоу и уставился на неё. — Тут написано просто «Безмятежные Сады». Я и подумал, ну, знаешь, значит сады. Мол, безмятежные.

— Когда-то вся эта земля была прекрасной и называлась Светлым Лесом. А Темнолесье было Великим Селением. Сейчас это даже сложно себе представить.

Флинн украдкой сделал глоток бодрящего рома и быстренько проверил свой инвентарь в рюкзаке, чтобы успокоить нервы: целебные зелья, железный чеснок, слабый яд, ром, бинты, сухари, ром, лишние носки, ром. Он вполуха слушал, как Шоу, будучи человеком дотошным, продолжал рассказывать историю этого места. Что-то там Медив, что-то там Коса. Они прошли через поле гниющих тыкв, которое охраняло чучело: да такое, что могло напугать далеко не только голодных ворон. Следуя карте, к которой Флинн начал испытывать всю большую неприязнь, он угодил прямо в паутину. 

Шоу вытянул длинную, липкую нить из каштановых волос Флинна.

— Мы уже близко, — сказал он. — Если карта не врет.

— Не врет, я уверен. Знаешь, после всей этой дряни с-

Авантюриста перебил длинный, гортанный вой, исполненный боли. Этот звук рассек душный воздух как бритва цирюльника в руках неопытного подмастерья. Должно быть, жуткий вопль издал волк. Лучше бы это был волк. Шоу приподнял бровь.

Флинн развернулся на каблуках, пытаясь заметить красные глаза, белые зубы и черную шерсть, обладатель которых должен был накинуться на них в любой момент. Он уже поддался дрожи в коленях допустимое число раз. Флинн Фэйрвинд не мог позволить себе струхнуть так быстро. Волки — это одно, нежить — очень даже другое. Ему это по плечу. Он шагнул вперед, залезая в кусты.

— Всё под контролем, не волнуйся! — обратился он к Шоу, — А сокровище должно быть- 

Флинн остановился и прикрыл рот ладонью. Шоу тут же подбежал к нему.

— Что случилось?

Флинн встал на колени рядом с женщиной в темной форме, испачканной растущим пятном. 

— Подними ей голову, — сказал он Шоу, опустив руку в сумку. Он откупорил маленький флакон и вылил его содержимое в рот женщины. Она рефлекторно сглотнула жидкость, и на мгновение, показалось, что незнакомка приходит в себя, но потом её голова упала на грудь Шоу.

— Ты узнаешь её? — спросил Флинн.

Шоу поднял на руки её обмякшее тело. Его лицо было мрачным.

— Сара Ладимор, командир Ночного Дозора.

***

— Шоу… разве командиру Ночного Дозора не должно быть по силам отбиться от местных угроз?

— Ей это по силам. — сказал Шоу, но больше ничего не добавил.

— Зелье, может, и спасло от худшего исхода, но ей худо, — раздался хриплый голос. В открытом дверном проеме штаба Ночного Дозора стоял дозорный Катфорд, высокий старик с лютым взглядом. — Идите за мной. Она то приходит в сознание, то теряет его.

Ладимор была в плохом состоянии. Им пришлось срезать часть её одежды, чтобы перевязать ей раны. Её волосы — там, где их было видно из-за бинтов — были испачканы кровью. Флинн заплатил доброй медью за самое эффективное зелье в магазине для их с Шоу охоты за сокровищем. Командиру должно было стать лучше с этим снадобьем в организме. 

— Ладимор? — спросил Шоу, подойдя прямо к её кровати.

Её глаза на миг распахнулись. 

— Ш-шоу, — прошептала она, — Ф-факел… факел… Священного Пламени. Исчез. Получила рапорт… нужно было проверить. Моя от-ответственность…

Флинн родился не вчера. Он понимал, что нечто, описываемое словами «пламя» и «священное» не было предметом, который захочешь потерять в месте вроде Сумеречного леса.

— Где он был? — теперь Шоу был как на задании: руки скрещены, лицо невозмутимое. Будь этот шпион неладен, он будто и моргать перестал.

— Покинутая усадьба, — ответил один из дозорных, когда командир снова отключилась. — После того, как факел использовали, чтобы победить Морбента Скверна, командир Ладимор водрузила артефакт прямо напротив старого дома этого ублюдка с видом на кладбище.

— А чем известен этот Морбент Скверн и его домик? — спросил Флинн.

— Он некромант. А еще лич, — добавил дозорный. — Мы крайне обязаны отряду героев, которые некоторое время назад о нем позаботились. Факел сделан из кованого Светом железа. Последние несколько лет он хорошо справлялся со своей работой: снимал темные чары, усмирял нежить.

— Его отсутствие может стать идеальной возможностью, чтобы взять врасплох весь Сумеречный лес. — предположил Шоу.

Пульс Флинна учащался. Если нежить больше нечем сдерживать, то она сможет свободно шествовать по Сумеречному лесу. А если факел захватит кто-то могущественный и не особо щепетильный, то лишь Приливы знают, что обрушится на эту землю.

Дверь распахнулась. Еще больше ночных дозорных ступило внутрь: они с трудом несли раненых товарищей. Очевидно, командир была не единственной из дружины, на кого напали этой ночью.

— Вороний Холм, — прошептал один из раненых. — Призраки, скелеты, ходячие мертвецы — все направляются сюда.

У Флинна свело живот. Дурацкое, будь ты проклято, сокровище. Что бы он ни отдал, дабы вернуться сейчас в Штормград: к грустным вздохам над пивом и мыслям о том, что Шоу предпочитает чирикать в свитках, чем проводить время с ним.

Лицо Ладимор скорчилось от боли, но вместо крика прозвучало приглушенное бульканье. Кровь и слюна стекали по краям её рта. Пока Шоу обсуждал обстановку с дозорными, Флинн взял сырую тряпку. Лицо и шея командира были до сих пор в крови. Годы на море приучили его всегда сохранять больных и раненых чистыми. И если уж быть честным с самим собой, ему было ужасно жаль её. Флинн убрал одеяло, чтобы отмыть её руки и ахнул.

По всей длине её руки, от костяшек пальцев до плеч, вздулись бесцветные язвы. Некоторые всё еще были гнойниками, готовящимися вот-вот лопнуть, другие уже разорвало, и из них текла слизь. Флинн насмотрелся на болезни, раны и даже смерть. Они не внушали ему страха. Его беспокоило то, что может случиться с человеком уже после того, как мрачная троица закончит свою работу. Еще один абсцесс разорвался, и его ноздри поразила ужасная вонь.

— Приливы, — кашляя, прошептал Флинн. Пока дозорные говорили друг с другом, он жестом подозвал к себе Шоу, — Она как будто… разлагается. Но она ведь даже не мертва. — прошептал он на ухо шпиону.

Шоу стиснул зубы и натянул перчатки.

— Мы идем искать тот факел, да? — вздохнул Флинн.

***

— Должен сказать, этот вечер сейчас стал чуточку приятнее.

— Ты прав. — согласился Шоу.

Пара сидела верхом на одном грифоне, который летел в сторону Вороньего Холма. Флинн обхватил Шоу за пояс, и положил подбородок на плечо мастера шпионажа. Рюкзак Флинна был забит всяческими ловушками, ядами, бомбами и железным чесноком. Он крепче затянул полуножны вокруг нового клинка у себя на поясе.

— Не могу дождаться, чтобы испытать мою Саблю Несравненного Избавления От Нежити. 

— Она не так называется-

— Слишком поздно. Теперь так.

— Только не перепутай зелья со своей фляжкой. — предупредил его Шоу.

— Не знаю, дружище. Может, как раз самое время. Не зря же его называют «Дозой Храбрости».

— Не думаю, что она тебе понадобится. — голос Шоу прозвучал необычно тепло.

Флинн моргнул. Шоу только что?.. 

Но в следующую секунду мастер шпионажа вернулся в режим исполнения долга.

— Может, мы и под хорошей защитой, но там все равно будет предостаточно дикой нежити. Многих из них не остановить клинком — или твоими острыми шуточками.

Флинн незаметно потянулся к фляжке, но случайно умудрился глянуть вниз. Густые заросли Сумеречного леса скрывали большую часть происходящего на дорогах. Но не всё. Дорога двигалась.

Как будто прорвало дамбу. Столь безобразные в мягком свете луны тела стекались в сторону Темнолесья. Здесь и там всё-таки были просветы без нежити, но это не особо радовало. Ведь если этот потоп, действительно, состоял из волны оживших трупов, то понадобится чудо, чтобы переломить такой прилив.

— Нам обязательно следовать дороге? — очень буднично спросил он у Шоу, но его голос всё-таки надломился.

— Давай держаться чуть севернее. — сказал Шоу. Он ответил так, будто не заметил, как дрогнула решимость Флинна. Авантюрист был благодарен за это. Грифон взмывал всё выше и выше в небо, медленно кренясь в сторону рощи деревьев, которые выглядели куда более живыми, чем остальные в этом лесу. Опустив взор на этот раз, Флинн увидел мягкий голубой свет, который не имел ничего общего с парящими привидениями. Ведущая в чащу и вымощенная белым камнем дорога мерцала в лунном свете. Опасения Флинна немного отступили.

— Что это? — спросил он, указывая пальцем на дорогу.

— Мглистая роща, — ответил Шоу. — Я подумал, что нам обоим будет полезно мельком взглянуть на нечто успокаивающее перед тем, как окунуться в сечу.

Флинн подметил это проявление сентиментальностии вот его глаза заметили мерцание голубого света сквозь густую листву. Он исходил с края чего-то вроде безмятежного пруда.

— Кажется, я уже видел такой раньше… это лунный колодец, правильно? Что-то от ночных эльфов, да?

— Да. Лунные колодцы священны для их богини, Элуны. Воды колодцев обладают целебными свойствами. Очень умиротворяющие места.

— Умиротворение. Звучит отлично. Предлагаю в наше следующее приключение вырезать часть с приключением и сразу отправиться к лунному колодцу.

— Я же пообещал, что после нашей последней передряги мы отправимся в какое-нибудь тихое местечко, верно?

— Да, но ты забываешь, что текущая передряга технически является только моей заслугой.

Шоу сверкнул одной из своих редких улыбок. 

— Значит следующим нашим приключением будет лунный колодец. Но пока что-, — тон Шоу стал привычно невозмутимым. — Мы уже почти у Вороньего Холма.

— Не волнуйся, дружище, — сказал Флинн, слезая с грифона. — Я совершенно готов к делу.

***

Приливы, спасите меня, я не готов.

Шоу посчитал, что они приземлились в достаточном отдалении от кладбища. Флинн подумал, что для «достаточного отдаления» им бы стоило перебраться в Кул Тирас, но промолчал. Шоу отпустил грифона, позволив ему вернуться в Темнолесье. Флинн ему завидовал.

Смотреть на нежить со спины зверя было уже страшновато, но те толпы на дорогах казались маленьким сборищем приятелей по сравнению со здешним полчищем.

— Помни, — сказал Шоу. — Это одичалая нежить. Они действуют согласно инстинктам, а не разуму.

Флинн выпрямил спину.

— Парочка разбойников вроде нас легко прошмыгнет мимо них! Эм… а куда именно нам нужно прошмыгнуть?

— В Покинутую усадьбу, где в последний раз видели факел. Там может быть подсказка, которая позволит понять, что случилось.

Флинн смотрел, как внимательно Шоу выбирал место для укрытия и затем исчез из виду. Флинн сделал то же самое навыками, отточенными еще в бытность ворующим выпечку ребенком, который прячется от родителей. Разбойник медленно следовал за мастером шпионажа, оба двигались с такой осторожностью, что вряд ли даже единая травинка согнулась под их сапогами. Вблизи дикая нежить выглядела даже хуже, чем Флинн мог себе представить. Всё его нутро кричало от вида абсолютной неправильности того, что предстало перед ним: гниющие, пористые органы и голые кости, торчащие из кожи. Его живот мутило от вони разложения. Но он сохранял сосредоточенность — и свой завтрак. Сейчас Шоу нуждался в его лучшей ипостаси, и значит он её получит.

— Развалюха. — то было самое доброе слово, которым можно было описать это здание. Оно идеально подходило личу, который когда-то называл это место своим домом. Шоу указал на столб рядом с дверью, окруженный чем-то вроде ритуального круга. Защитное кольцо было прорвано, на что явно указывали-

— Следы, — шепнул Шоу. — Но не просто следы. Видишь, как сморщилась трава?

Но Флинн не мог сосредоточиться на следах. Или даже на Шоу. Он уже нашел тварь, которая могла заставить саму землю гнить под своими ногами.

Она была человеком… по крайней мере, когда-то. Закутанная в серую робу, испачканную грязью, кровью и слишком неприятными субстанциями, чтобы задерживать на них взгляд. Её капюшон был спущен, так что были видны её спутавшиеся от ветра волосы. Лицо неизвестной было серым, а черты лица запавшими, как будто она сама была мертвой. Но Флинн так почему-то не думал. Её глаза сияли болезненным зеленым светом, и он понял, что где бы она ни ступала, трава хрустела и становилась коричневой.

Что ж, на одну тайну меньше.

Её сопровождало два призрака, они кружили вокруг неё, образовывая нечто вроде защитного барьера. Их лица были как у утонувших трупов, которые всплыли на поверхность прежде, чем исчезнуть под суровыми волнами: Флинн видел это зрелище уже слишком много раз. Рядом с ней неестественные создания становились смирными, будто по бессловесному приказу. Остальные же продолжали слоняться вокруг без цели или мыслей.

Но в картине перед ним была еще одна деталь, оскорбительная и душераздирающая: колдунья или некромант, или к какому разряду мерзости она относилась, несла изящную реликвию с серебряной рукояткой и металлическим нимбом, на котором горело белое пламя. Это мог быть только Факел Священного Пламени.

Его плеча коснулась рука.

Флинн чуть из кожи не выпрыгнул, но это был просто Шоу.

— Она не чувствует нашего присутствия, — шепнул Шоу. — В противном случае… мы бы об этом узнали. Мы должны проследовать за ней и выяснить, зачем ей нужен факел. Видишь эту ткань, обмотанную вокруг рукояти? Похоже, она не может касаться его напрямую, и для нас это хорошие новости.

Их цель направилась к большому строению из резного белого камня. Она простояла перед входом пару мгновений, а затем спустилась по каменным ступеням в могильные глубины.

— Хочу ли я знать, куда она направляется?

Шоу ответил не сразу. Вместо этого, он повернулся к Флинну и посмотрел ему прямо в глаза.

— В катакомбы, — спокойно и твердо сказал Шоу. — Скорее всего, там она будет сильнее всего. Логично, что она отправится туда, где у неё будет доступ к множеству тел.

Флинн понял, что дрожит. Он хотел себе врезать. Он же так хорошо держался, не давал слабины и оставался храбрым ради Шоу. А теперь.

— Дружище… не помогаешь. — сказал он, выдавив тщетную пародию на смех.

— Тебе не нужна помощь, Фэйрвинд, — сказал Шоу, — Ты уже выдержал всё, что это отринутое Светом место могло на тебя обрушить, но ты все равно здесь. Я знаю, что их много. Но это неважно. От нас требуется только одно: забрать факел в безопасное место. Я хочу, чтобы ты знал: я тебя прикрою. И… я знаю, что ты прикроешь меня.

Флинн молча кивнул. Конечно, он будет прикрывать Шоу. Ради него он сразится даже с драконом. Да и вообще, а что такое эта горстка — или толпа? — существ, которые даже не были живыми?

— Конечно, дружище, — всё-таки выговорил он. — Считай, этот факел уже наш. Давай надерём их костлявые задницы.

И вот Флинн Фэйрвинд первым ступил в катакомбы.

Они прошмыгнули через первый уровень, не привлекая внимания нежити. 

«Парочки десятков,» — сказал себе Флинн. «Ты молодец, дружище.»

Затем еще один уровень. Медленно, они пробирались в затхлые глубины извилистых катакомб. Всё стало ясно по свету со стороны лестницы, которая вела к самому нижнему уровню. Они так осторожно спустились вниз, что даже пламя жаровен ни шелохнулось от их продвижения.

Колдунья стояла к ним спиной и шептала неизвестные, но все равно неприятные слова в центре круга из белого порошка. 

«Кости,» — подумал Флинн. «С моей удачей это наверняка кости.»

Перед ней парил Факел Священного Пламени. Глядя на происходящее, стало понятно, что она пыталась подчинить его своей воле. Темные, тошнотворные щупальца, извиваясь, поднимались по серебристой рукояти: пламя безумно мерцало, из успокаивающего золотисто-белого становясь темным и черно-фиолетовым как уродливый синяк. Флинн понял, что перед ним разворачивалась битва между священным и нечестивым — уж точно битва за будущее многострадального Сумеречного леса, но возможно, и не только.

Будто прочитав эту мысль, колдунья прекратила читать заклинание. Она медленно повернулась налево, и всё, что осталось от её губ, изогнулось в омерзительной улыбке. 

— Я знаю, что вы здесь. — сказала она потусторонним, пустым голосом.

Шоу посмотрел на Флинна и легко покачал головой: Не раскрывай себя.

Затем он выпрямился, позволив некроманту себя увидеть. Мастер шпионажа держал наготове свои смоченные ядом кинжалы.

— Что ты задумала? — бросил ей вызов Шоу. — Возвращаешь с того света Морбента Скверна, чтобы он подверг мучениям жителей Сумеречного леса?

Женщина хрипло рассмеялась.

— Ах, Морбент Скверн! Это даже почти что мило. Но нет, мастер шпионажа. Меня не интересует этот мешок компоста. Да и мое виденье не настолько узкое.

Очень тихо Флинн залез рукой в боковой карман сумки, надеясь, что угадал относительно костяной пыли. Он аккуратно наклонился к ритуальному кругу и медленно достал фляжку. Шепотом попросив прощения у прекрасной жидкости внутри, он перевернул сосуд и позволил рому смыть молотые кости.

— Виденье? — усмехнулся Шоу. — Значит ты не просто опасна, так еще и в бреду.

Флинн снова посмотрел на факел. Некромант… оскверненный артефакт… Ох, всё это звучало совсем не хорошо.

Некромант лишь улыбнулась.

— Я видела, как всё меняется, мастер шпионажа. Видения в гнили. Разложение делает истину явной. Те, кто близки к жизни и нежизни, костьми это чувствуют. Смерть идет за душой этого мира, и я собираюсь подготовиться к её пришествию. Я нацелилась на города куда краше Темнолесья, но ведь всегда так приятно вернуться в старые пенаты, — она махнула рукой, и её духи закружились вокруг неё как марионетки на ниточках. — Так много мертвых вещичек, с которыми можно поиграть. Может быть, я возьму с собой мастера шпионажа короля, когда отправлюсь в Штормград. Я обращу тебя против всего и всех, кого ты любишь. Тебе же не чуждо ремесло убийцы, ведь правда, мастер шпионажа Шоу? Ты легко приноровишься. 

Стерся последний след костяной муки. Круг разорван. Флинн рванул вперед и полоснул своими мечами так, чтобы наверняка обезглавить некроманта. Но она увернулась в последнюю секунду, успев нанести удар вверх собственным кинжалом, и проронила несколько гадких слов. Флинн подумал, что даже услышал свист, когда клинок чуть не попал в него.

— Фэйрвинд, факел! — закричал Шоу, прыгнув на некроманта. Он забросил гарроту на её шею и скрутил удавку. Одна рука с черными когтями уже устремилась к её шее, чтобы попытаться сорвать эту проволоку: она не могла говорить и словно задыхалась. Флинн протянул руку над корчащейся колдуньей, приготовившись к любому исходу, и вырвал артефакт из воздуха.

Казалось, время остановилось. Вместо агонии на него снизошло спокойствие. Легкость. Надежда. Но порча некроманта оставила свой след. Факел Священного Пламени пока что не был осквернен, но уже перестал быть тем оружием против зла, каким был когда-то. Его охватило отчаяние. Флинн не был жрецом. Как и Шоу. Они были просто двумя мужчинами, которые изо всех сил пытались сделать мир чуть лучше. Чуть безопаснее. Флинн практически чувствовал, как факел, пусть и запятнанный тьмой некроманта, все равно пытался вернуть свою былую чистоту.

Всё это и даже больше он испытал всего за один миг, и теперь в его голове возникла мысль: «Я не могу тебя починить… но я знаю, что сможет.»

— Шоу! Настало время нашего следующего приключения! — изо всей силы проревел Флинн.

Фраза была настолько странной, что отвлекла Шоу на мгновение, которое и потребовалось некроманту, чтобы освободиться. Она тяжело задышала и изрыгнула шквал гортанных звуков. 

Шоу взревел и споткнулся, схватившись за грудь, но мастер шпионажа все равно нашел в себе силы поспевать за ним. Вместе они побежали к выходу из катакомб. Флинн слышал, как впереди начали двигаться и шаркать создания, которые, должно быть, успели помереть уже несколько раз. Некромант явно достаточно восстановилась, чтобы отдавать больше приказов.

— Приключение, да? — тяжело дыша и продолжая бежать, сказал Шоу. — Будь добр сказать, чем, по-твоему, нам поможет лунный колодец?

— Ромом хорошо очищать раны. А полагаю, чтобы очистить магический факел нужно что-то аналогично магическое?

— Ты одновременно и гений, и абсолютный безумец.

Не было времени на страх, Флинн положился на инстинкты и без промедления ринулся в гущу боя. Одной рукой он сжимал факел, а другой саблю. Он яростно орудовал клинком: раскалывались ребра и отлетали черепа. Когда на него побежал труп с острыми зубами и сходящей с костей плотью, Флинн пнул его, дабы тот споткнулся прямо на пару кинжалов Шоу. Флинн бросил свой рюкзак Шоу прежде, чем они помчались к следующей лестнице. Там их ждали все чудовища, которых им удалось избежать ранее.

— Факел! — закричал Шоу, поворачиваясь к трем пускающим слюни тварям.

Флинн замахал факелом перед одичавшей нежитью. Лоскуты одежды загорелись огнем, и нежить с криками отпрянула от прикосновения Света Небес. У Флинна как от сердца отлегло: хотя ритуал и был наполовину завершен, факел всё еще можно было спасти! Расчищая путь, насколько хватало сил, пара выбралась на зловонный ночной воздух и побежала к воротам кладбища.

За спиной Флинна раздался звук маленького взрыва ядовитой бомбы. Он ухмыльнулся. Шоу воспользовался его сумкой со сладостями, гадостями и ловушками. Железным чесноком. Зажигательными устройствами. Пузырьками с ядом. Ослепляющим порошком. Они летели в сторону крипты через плечо Шоу, и Флинн понимал, что хотя бы часть этих предметов вызывала желаемый эффект.

Флинн услышал затрудненное дыхание Шоу, когда тот догнал его. Он посмотрел на мастера шпионажа и замер от ужаса.

— Шоу… твое лицо-

Лицо мастера шпионажа побледнело и блестело от пота в лунном свете… и на нем появились маленькие, уродливые прыщи.

Приливы, нет, умоляю, нет, только не он-

— Грифоны! — крикнул Шоу, указывая на неясное движение впереди. У Флинна почти закружилась голова от облегчения. Дозорные либо сбежали, либо стали частью волны дикой нежити, но один из их грифонов был здесь и неистово кусал свою привязь.

— Здравствуй, красавица! — окликнул её Флинн, взяв веревку. — Один момент, и мы все уберемся отсюда!

Шоу вскарабкался в седло. Флинн разрезал привязь грифона, и она взмыла в небо так быстро, что он даже толком не успел забраться на её спину, и на одну страшную секунду был уверен, что зверюга бросит его позади.

Но Шоу бы этого не допустил. Пусть он и был болен, мастер шпионажа сумел взять Флинна за запястье и качнуть его в сторону передних лап грифона. Она поймала его своими когтями, и когда Флинн осознал, что вообще произошло, он уже летел в небе.

Он глянул вниз на всё уменьшающиеся фигуры нежити и сделал грубый жест в их адрес.

— Скатертью дорога, мешки с костями!.. Шоу! Сзади!

Некромант следовала за ними.

Тварь, верхом на которой она летела, была еще более ужасной, чем те шаркающие чудовища, от которых они сбежали. Существо светилось той же болезненной аурой, что её госпожа, и представляло из себя еле держащийся вместе сплав гниющей шкуры, разваливающегося лошадиного скелета и некромантии. Но Флинн раньше никогда не видел крылатых лошадей. Этот кошмарный скакун был омерзительной смесью всего, что было уродливым и противоестественным: и хуже всего, он догонял их. 

Грифон начала быстрее махать крыльями. Флинн оторвал взгляд от их преследователя и посмотрел вниз. Вот и он, приближался всё ближе с каждым взмахом крыла: лунный колодец. Безмятежный и прекрасный. Ответ на молитвы Флинна.

Сгусток зеленой энергии поразил крыло зверя, когда она начала приземляться. Грифон потеряла баланс, и Флинн с Шоу упали с её спины. И вот, она исчезла: сбивчиво махая крыльями, летела в Темнолесье.

— Шоу! — голос Флинна сломался, произнеся это имя. Язв на лице и груди мастера шпионажа стало больше. Флинн протянул руку, чтобы помочь ему, но Шоу оттолкнул его: уверенно, но мягко.

— Я задержу её. Очисти факел. Теперь это наша единственная надежда..

Он отвернулся, и глядя на небо, достал кинжалы. Его лицо с волдырями было полно решимости, даже когда некромант спустилась на землю под хлопанье рваных крыльев, а воздух наполнился смрадом.

Флинн никогда не видел никого храбрее его за всю свою жизнь.

Ему потребовалась вся сила воли, чтобы отвернуться от Шоу и сосредоточиться на лунном колодце. Всё получится. Должно сработать. Альтернатива была немыслимой. 

Флинн нырнул прямо в манящие голубые воды, затем барахтаясь и чуть замешкавшись, всплыл, чтобы перевести дыхание. Одной рукой он сжал факел, другой зачерпнул немного драгоценной жидкости и омыл ею рукоять факела. Давай же, давай...

Пламя задрожало, и на мгновение вспыхнуло белым, но затем снова ослабло и окрасилось в темные тона. Снова и снова, Флинн плескал воду на факел, но всё его внимание было сосредоточено не на артефакте, а на Шоу и том монстре, с которым он сражался.

Шоу сумел ранить её еще в катакомбах: Флинн мог разглядеть тонкую линию из черной, вязкой слизи на её глотке. Теперь она была медлительнее, но и Шоу тоже. Его броня была забрызгана кровью, и некоторые пятна были слишком красными и свежими, чтобы принадлежать трупам. Некромант что-то говорила, но это не были слова заклинаний. Не в этот раз.

Шоу на секунду замер и повернулся, чтобы посмотреть на Флинна.

Взгляд был мимолетным, а сцена мрачной. Флинн не сумел четко разглядеть выражение лица Шоу. Но те слова колдуньи ранили шпиона, и теперь он смотрел на Флинна с такой беспомощностью, такой болью, что сердце Флинна практически остановилось. Что такого она могла сказать, чтобы пронзить его стальную непоколебимость? Чтобы окрасить его лицо такой паникой?

Взгляд женщины последовал за взором Шоу, и она рассмеялась. Должно быть, для неё они были словно беспомощные дети.

— Темные крылья заберут всё, что тебе дорого, — с клокотанием в голосе обратилась она к Шоу. — И что это будет за день-

С мучительным ревом Флинн погрузил факел в лунный колодец.

Пламя потухло.

Его накрыло валом ужаса. Но затем новое ощущение поднялось по его руке и коснулось самого сердца. Радость. Храбрость. Уверенность. И всё еще будучи погруженным в лунный колодец ночных эльфов, факел воспылал неуемным, белым, священным пламенем.

Флинн издал победный клич, рванул прочь из колодца и атаковал некроманта. Он наслаждался выражением её отвратительного лица в мгновение, когда загорелся её плащ. Она широко открыла рот и завизжала, пытаясь отпрянуть от огня. Но пламя быстро охватило её: оно пожирало и тело, и волосы, и одежду.

Её кожа начала маслянистыми складками слезать с тела. Её крики превратились в мокрый кашель, а затем окончательно затихли, когда оба отравленных клинка Шоу пронзили её шею. Некромант рухнула на землю: наконец-то, став такой же мертвой как и трупы, которыми она когда-то командовала.

Тяжело дыша, Флинн посмотрел на Шоу.

Соратник был ранен, обессилен и весь в крови, но цел. Флинн захромал к нему и обнял так, как если бы никогда не собирался выпускать из рук.

***

Флинн улыбнулся при виде факела, который в сохранности вернули назад на место его бдительного караула. Он и дальше продолжит охранять Покинутую усадьбу, изгоняя темные воспоминания и являя на их место успокаивающее сияние.

Шоу нашел занятую патрулем дозорную и отправил её обратно в Темнолесье с хорошими новостями о том, что хотя бы один слуга тьмы был остановлен, а Факел Священного Пламени найден и очищен.

— Капитан Фэйрвинд? — командир Ладимор опиралась на руку дозорного Катфорда. Она шла медленно, но с улыбкой. Как и в случае с Шоу, у неё тоже пропали все следы той неестественной болезни, что угрожала поглотить её заживо.

— Сумеречный лес теперь в огромном долгу перед вами обоими, — сказала она. — Этой ночью вы спасли множество жизней, включая мою. Если бы вы не остановили некроманта, которая пыталась осквернить факел… То это был бы уже не первый раз, когда весь этот регион оказывается в руках нежити.

— Всю тяжелую работу сделали ваши дозорные, — ответил Шоу. — Благодаря им людские потери в Темнолесье оказались минимальными. Предлагаю удвоить патрули: и я вышлю вам на подмогу дополнительных стражников из Штормграда. Некромант дала понять, что с угрозой не покончено, — он умозрительно оглядел факел. — И обязательно не спускайте глаз с артефакта. Обязательно.

— Что ж, дружище, — заговорил Флинн. — После всего этого нужно отмыться и отпраздновать хорошо выполненную работу!

— Можешь начинать, — ответил Шоу. — Мне нужно кое-что тут закончить.

— Ох, — сказал Флинн. — Конечно, конечно. Но, эм… из нас же получилась довольно хорошая команда, правда?

— Правда, — сказал Шоу. Он на секунду посмотрел на Флинна и кивнул, будто приходя к какому-то решению, а потом повернулся к Ладимор. — Командир, у вас есть минутка?

***

Флинн в подавленном настроении вернулся в таверну, искупался и переоделся. Он был наполовину уверен, что Шоу опоздает. Снова. Но когда Флинн спустился вниз, Шоу был уже совсем чистым и занял два места у камина.

— А ты хорошо привел себя в порядок. — сказал он Шоу, ведь он, и правда, очень хорошо привел себя в порядок.

— У меня есть подарок от Ночного Дозора, — сказал Шоу, пока Флинн садился в кресло. — Мы не смогли закончить нашу охоту за сокровищем, так что я отдал им твою карту. Они нашли это. Думаю, для тебя оно будет бесценным.

— О! — глаза Флинна загорелись, и он принялся открывать завернутый в мешковину подарок. Он рассмеялся, когда достал оттуда зеркало со странновато глянцевым блеском. — Отлично подходит для работы с опасными бритвами. Как сегодня. — он любил хороший каламбур. — И, правда, бесценная вещь. Люблю смотреть на красивых мужчин.

Шоу ничего не ответил. Усмешка Флинна испарилась.

— В чем дело?

— Я размышлял, — сказал Шоу, глядя на огонь. — Сара ведь была права. Сегодня чуть не произошла катастрофа. Факел — это могущественный артефакт, и есть достаточно аналогичных предметов, многие из которых под надежным замком. Изредка, король посылает меня проверить, как они. Сейчас в мире настолько спокойно, насколько это, скорее всего, вообще возможно в Азероте. Поэтому для меня это было бы идеальное время, чтобы отправиться на поездку с тщательной инспекцией и составить список всего, что нам известно. — он поднял взгляд своих зеленых глаз на Флинна, и у того сжалось сердце.

— Меня не будет долгое время. Сегодняшние события могут показаться расслабляющей прогулкой на фоне того, что может поджидать там. Я буду говорить со своими информаторами: некоторые из них под прикрытием. Обсуждать дела государства. Мне покажут тайные убежища. Доверят под опеку неоценимые артефакты. Там ждут пещеры, враги, призраки, склепы. Есть вероятность, что я вообще не вернусь оттуда живым.

Флинн чувствовал, что это прощание и больше не мог встретиться глазами с Шоу.

— Это потому что… ну… когда ты сражался с некромантом, и я пытался очистить факел, она что-то сказала. И ты посмотрел на меня такими глазами, Матиас, и она еще сказала что-то про темные крылья и-

Шоу наклонился и крепко обхватил ладонь Флинна.

— Я видел, Флинн. Я всё видел. Ты забил наши рюкзаки не ромом, а бинтами, ловушками и оружием. Ты проявил немалую доброту, оставшись с тем, кто страдает. Немалую смекалку, чтобы вовремя заметить нечто смертоносное, дабы мы успели всё исправить. Несмотря на всё свое отвращение к нежити, ты решил дать бой десяткам оживших мертвецов в одном из самых больших кладбищ мира. Ты сражался с опасным существом и придумал, как её победить… и ты спас мою жизнь. Флинн, я не прощаюсь. Я прошу тебя поехать со мной.

Флинн широко открыл глаза, полные надежды и неверия.

— Я? Почему я?

Шоу улыбнулся. Эта улыбка была мягкой, теплой и настоящей. Она наполнила собой всё естество Флинна.

— Потому что, — сказал Шоу, сжимая ладонь Флинна. — Я тебе доверяю.

Существует столько прекрасных фраз из трех слов, которые жаждет услышать каждый. Я тебя люблю. Это хороший ром. Ты так прекрасен. Но сейчас во всем этом проклятом мире для него не было фразы важнее, чем «Я тебе доверяю» от Матиаса Шоу. Он просто сидел и с секунду глупо улыбался, а потом откашлялся.

— Я знал, что ты попросишь меня пойти с тобой. — с наигранным безразличием ответил он.

— Серьезно? — глаза Шоу заблестели.

— О, да, конечно, — Флинн нежно потянул Шоу за руку. — Ведь, — продолжил он, наклоняясь вперед, его голос становился всё мягче, чем больше расстояния между ними сокращал сам Шоу. — Зачем тебе вообще отправляться в странствие без… «фэйр винд», попутного ветра? 

— И представить себе не могу. — прошептал Шоу и поцеловал его.

Комментариев нет:

Отправка комментария